Вам письмо

“Любовь между строк”. Режиссер Ванесса Йопп

Говорят, что средним детям живется труднее остальных – им достается меньше внимания, чем старшим и младшим. Режиссер Ванесса Йопп добавила этот факт в биографию своего героя Лео Ляйке (Александр Фелинг), чтобы объяснить сложные отношения Лео с женщинами. Когда его родители развелись, отец уехал в Америку, забрав старшего сына. Уязвленная мать занималась младшей сестрой Адриенной (Элла Рамф), а Лео был как будто ничей.

Он вырос, стал лингвистом, начал преподавать в университете и завел сложные мучительные отношения с девушкой Марленой (Клаудия Эйзингер). Не приглашал ее на семейные праздники, не знакомил с любимой сестрой – зато отношения становились просто огненными, когда Лео и Марлена ссорились и бросали друг друга, а потом начинали сходиться вновь.

Сперва Александр Феллинг играет Лео трогательным страдальцем: вокруг властные, энергичные женщины, которые вертят бедным Лео, как хотят. А он не в силах овладеть собой. Когда Марлена в очередной раз бросила его, заявив, что любит теперь испанского летчика, он первым делом кинулся покупать кольцо и делать ей предложение, безрезультатно.

И новая связь, о которой рассказывает “Любовь между строк”, тоже начинается с того же самого, что держало их рядом с Марленой – взаимных обид и острых чувств.

Неожиданный е-мейл – женщина по имени Эмма хотела отписаться от рассылки, но ошиблась адресом – приходит измученному герою в разгар расставания. Он отвечает что-то вялое, потом сам пишет что-то сердитое. “Пассивно-агрессивный идиот” – откликается Эмма. И в этот момент Лео оживляется, в его глазах появляется восторженный блеск, и он начинает строчить сообщения одно за другим. А как же иначе, ведь на другом конце оказалась та самая властная, злая и само-уверенная, способная занять пустое место в его душе. С этой секунды он не будет тосковать, потому что получил новую женщину; Эмма будет держать его в тонусе, немного мучить и не давать скучать.

Заскучать трудно, поскольку обычной жизни, которая так удручала Лео в общении с Марленой, в этих отношениях нет. Да, иногда в переписке возникают бытовые темы – чем, например, лечить захворавший фикус. Но ни Лео, ни Эмму это не тревожит, ведь они с упоением рассказывают друг другу о себе, буквально не выпуская из рук гаджеты.

Режиссер всячески это подчеркивает: Лео тащит в садовый центр тяжелый горшок с фикусом, но когда у него в кармане сигналит телефон, он останавливается, читает и пишет ответное сообщение, не выпуская фикуса из рук, и так несколько раз.

Эмма спит с телефоном в руке и просыпается в три часа ночи от долгожданного попискивания, а в раздевалке бассейна начинает отвечать на послание, не успев до конца надеть трусы.

Да, спустя минут сорок после начала фильма мы видим Эмму. Происходит это после того, как Лео узнает, что она замужем, пытается разорвать отношения, но возвращается и признается: “я прилип к тебе, как рыба-прилипала к брюху белой акулы”.

Будет и еще пара не самых изысканных метафор – например, “как волосок к маслу”. Но первое слово дороже второго, а в виде белой акулы можно представить холодную, властную, опасную женщину, которая позволяет бедной очаровательной рыбке плыть в ее кильватере. И хотя Лео иногда игриво настаивает на своем, изображает сурового мужика – мол, имя Эмма мне не нравится, я буду звать тебя Эмми – тем не менее он занимает подчиненную позицию, а Эмма то и дело называет его “болван” и “балбес”. В шутку, но все же.

Поэтому, когда ее наконец показывают, и она оказывается совершенно не акулой, ничуть не опасной, а вся ее властность в переписке происходит от общего раздражения жизнью, – испытываешь некоторое разочарование и при этом уважение к авторам фильма. Они создали ледяную доминатрикс не только в воображении Лео, которое услужливо таких дам и создает, но и в воображении зрителя.

Однако Эмма не такая. У нее недружелюбное, но в целом милое лицо. Она замужем за известным дирижером Бернардом (Ульрих Томсен), и у нее налажены отношения с его юными детьми от первого брака. Конечно, они грустят по умершей матери, но Эмму любят, слушаются, доверяют ей свои подростковые секреты и не направляют на нее свои подростковые обиды.

 Муж много работает, а вот назвать его бесчувственным или абьюзером нельзя. Все в целом хорошо, но раздражения в Эмме накопилось много. Не очень понятно, чего она от жизни хочет, но, видимо, не того, что с ней происходит сейчас. Она обычная, не очень счастливая женщина, мечтающая о другой жизни.

Теряя власть над зрительской фантазией, Эмма теряет власть и над Лео. Продолжая игру, они назначают свидание в переполненном ресторане, договариваясь, что ничем себя не выдадут, правда, будут пытаться все же узнать друг друга. Эмма приходит одна, а хитрый Лео берет с собой сестру, которая знает всю их переписку дословно, к тому же она предпочитает женщин и хорошо в них разбирается. Поэтому из всего женского ресторанного изобилия лихо выбирает трех и подробно описывает их Лео. Лео все описывает Эмме. После этого в их связи что-то меняется.

Уже нет тайны – есть настоящая, живая женщина, и с этим надо как-то поступить. “Эмми моя мечта, и я не хочу пачкать ее реальностью” – признается Лео сестре и начинает постепенно планировать отступление.

“Любовь между строк” поставлена по очень популярной книге Даниэля Глаттауэра “Лучшее средство от северного ветра” – в одной из сцен Эмма признается, что никогда не может уснуть, если дует северный ветер. Далее следует диалог, где Лео предлагает какие-то конкретные действия, к примеру, не ложиться головой к окну, а Эмма мило доказывает, почему все его предложения абсолютно невозможно осуществить. Беседу можно посчитать обычным разговором влюбленных, вроде “Нет, ты первым клади трубку”. Однако есть в ней и другое – и то, что в мире существует нечто большее, чем мы сами, с которым невозможно справиться обычными человеческими действиями; и то, что забота Лео – виртуальная, он может только нажимать на клавиатуру, а действительно помочь Эмме не в состоянии.

Это мог бы сделать Бернард, правда, он или забыл, или вообще не имеет представления о такой особенности жены: в одной из ссор между Эммой и Лео возникает фраза “твой муж знает о тебе меньше, чем я!”.

Наличие семьи у любимой женщины – тоже реальность, и с ней трудно не сталкиваться. Отношения начинают раскачиваться, увеличивая амплитуду. Лео то устраивает для Эммы романтический фейерверк, то обвиняет ее во лжи, то заявляет, что она злится на всех мужчин, а позже начинает присылать голосовые сообщения о том, как он хотел бы ее поцеловать. И наконец, соглашается встретиться с ней после похорон своей матери, чтобы дать ей возможность поддержать его – и тогда отношения могли бы удержаться в дружеской зоне. Но встречу Лео откладывает, а наутро пишет, что провел ночь с Марленой.

В наиболее известном фильме Ванессы Йопп, “Энгель и Джо”, рассказывалось о двух подростках, которым удалось остаться любящими в нищете, среди жестких уличных драк, наркотиков и прочих вызовов судьбы – и это была сильная любовь. В фильме “Любовь между строк” прямого вывода о любви нет, у него открытый финал и его можно трактовать в зависимости от собственного настроения на данный момент или умения верить в лучшее.

“Ты любишь женщин в начале и конце” – напишет Эмма, в процессе переписки, наконец, что-то о себе осознавшая. Например, заметила, что выражение ее лица способно поменяться. Старшая дочь Бернарда, привередливый подросток Фиона, пару раз сказала ей: “Классно выглядишь!” – и оба раза Эмма собиралась на несостоявшиеся встречи с Лео. А платье и прическа, идеально подобранные для концерта с участием Бернарда, похвалы Фионы не удостоились, поскольку на этом выступлении в Эмме не было внутреннего огня.

Понял ли Лео фразу, написанную женщиной, которую он обвинял во лжи и ради которой запускал фейерверк, – неизвестно. Он решился на побег от нее, но она решилась на еще более сильный поступок, на побег к нему. И Ванесса Йопп оставила своих героев на ночной улице, где Эмма трогательно приподнимает брови, будто спрашивая: “Ну? Ну что будем делать?”

Но Лео плачет и не дает ответа.

Жанна СЕРГЕЕВА

«Экран и сцена»
№ 15 за 2020 год.

Print Friendly, PDF & Email