Были люди

Кадр из фильма “Первый эшелон”
Кадр из фильма “Первый эшелон”

Двадцать лет без Олега Ефремова. И с ним

“Не каждому человеку

дано стать личностью.

Большинство остаются

экземплярами…”

Герман ГЕССЕ

В нашей советской системе коллективных ценностей, коллективных мнений и точек зрения, совершенного поощрения одинаковости были Люди. Ярчайшие индивидуальности во всех областях и сферах деятельности.

Люди, не потерявшие главных ценностей, приобретенных человеческой породой. Одаренные, талантливые личности. Одним из таких граждан нашей страны был актер и режиссер, создатель легендарного театра “Современник” – Олег Николаевич Ефремов.

В небольшом неказистом здании на площади Маяковского был театр.

Почти невероятный, созданный Олегом Николаевичем Ефремовым с группой единомышленников, артистов.

В этом театре ученицей начальной школы я смотрела “Голого короля”! Осталась эмоциональная память о восторге.

Помню название спектакля – “Валентин и Валентина”, имя автора – Михаил Рощин. Навсегда запомнила актеров театра, их лица, имена: Евстигнеев, Козаков, Толмачева, Табаков, Волчек, Кваша, Покровская…

В театр входила со служебного входа, где для меня лежал пропуск на имя моей тети Нателы*, она дружна была с Олегом Николаевичем, знала в театре всех.

Тут же непременно появлялась другая тетя – Ляля Котова, завлит театра, подруга Нателы. Тетя Ляля провожала меня в зал, сажала в партер, всегда в первые ряды.

“Современник” на площади Маяковского стал историей. А новый этап жизни другого “Современника” продолжился на Чистых прудах, под руководством Галины Борисовны Волчек и части труппы, актеров-основателей театра, с завлитом Лялей Котовой.

Олег Николаевич Ефремов возглавил МХАТ в Камергерском. И с ним осталась часть актеров “Современника”, и тоже основатели, не могло быть иначе.

“Случай”, о котором пойдет речь, выразителен и показателен для характера личности Олега Николаевича. Но, прежде чем рассказать о “случае”, приведу слова Льва Додина из альбома, изданного к 80-летию О.Н.Ефремова в 2007-м году. Семь лет спустя после его кончины.

“Я думаю, он начал не только реформу советского театра, – пишет Додин, – он одним из первых в мире, абсолютно личностно, на новом витке развития театра, ощутил корни и суть того, что питало учение К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, в какой-то мере”.

Далее: “Это обращение к истокам означало возвращение в театр живой жизни, всего того, что, как считалось, существовало в официальном государственном МХАТе и, на самом деле, давно там умерло”.

Ниже: “В это время многие искренне старались работать по системе Станиславского но, клянясь в верности учению Станиславского, на самом деле, решали вопросы и задачи абсолютной неправды”.

И еще: “Если говорить о художественных особенностях и достоинствах Ефремова, то одно из главных его свойств, он удивительно тонко чувствовал и обнаруживал тихий трагизм повседневности”.

А для меня, совсем молодой, Ефремов был персонифицированным живым образом (не образцом) человека талантливого, настоящего, доброго и смелого.

Кадр из фильма “Три тополя на Плющихе”
Кадр из фильма “Три тополя на Плющихе”

Светящаяся с киноэкрана и со сцены “молчаливая смелость”, мужественность… Весь облик его был как будто знаком и близок. И между тем он не был привязан только к нашему времени, как настоящие качества… Они собраны из жизни и живут в тех героях и образах, в тех живых индивидуальностях, которые нам нравятся, которые вселяют в нас надежду!

Я гордилась тем, что Олег Ефремов есть “такой”в нашей жизни: Не испуганный человек, сильный духом! В нашей стране, где почти все помнили страх и даже имели его. Неугодный, но живучий Ефремов не поддался унижающему страху, и это было очевидно.

“Случай” – как раз история порядочности и мужества, – рассказанный вдовой Александра Исаевича Солженицына, Натальей Дмитриевной, со сцены МХАТ на вечере памяти Олега Николаевича Ефремова, в день его 85-летия.

За несколько дней до запланированного обыска у четы Солженицыных, о котором они естественно не знали, к ним пришел Ефремов, предупредить о предстоящем обыске, точно и своевременно. Все так и случилось. Пришли, искали, но, по понятной причине, ничего не нашли. Эта история была рассказана на публике в первый раз. Наталья Дмитриевна сочла нужным и важным отдать дань личности, его поступку. Честь живуча, запрету не поддается. Ее нельзя отменить, запретить и даже купить за большие деньги невозможно.

Хотя… Можно в какой-то мере присвоить честь себе самому, как роль…

Бывает всё. Но это всё, не то. Честь живет в человеке, она часть его индивидуальности.

Моя тетя Натела, у которой слуховой аппарат барахлил, переспрашивала меня и, услышав о поступке Ефремова, о котором рассказала Наталья Дмитриевна, спокойно произнесла: “Ну, что ты хочешь – это же Олег!”

А я ничего не хотела, я была рада подтверждению моей всегдашней уверенности. Олег Ефремов для меня – из замечательных Индивидуальностей культурной жизни той страны, в которой мы родились, и которой нет.

Гражданин и человек, любивший жизнь, награжденный состраданием!

Ефремов в партии состоял. И что?! Может, для того и состоял, чтобы больше помочь культуре, людям. Мы-то знали “Кто у нас кто”.

Беспартийность не алиби, так же как партийность – не предательство.

Все определяется только поступками.

А созданные большинством мнения, опровергаются.

Жизнью, прежде всего.

Вот такая история.

*Натела Лордкипанидзе, известный журналист, театральный критик. Автор книги “Режиссер ставит спектакль”, в которой одна из глав – о репетициях Олега Николаевича Ефремова.

Нателу любили, уважали, с ней дружили личности, с которыми она говорила на одном языке, увлеченные, прежде всего, жизнью, каждый день.

Нана КАВТАРАДЗЕ

«Экран и сцена»
№ 13 за 2020 год.

Print Friendly, PDF & Email