Театр и шахматы

Леонид ЗОРИН
Леонид ЗОРИН

Памяти Леонида Зорина

Ушел из жизни мой старый товарищ Леонид Зорин. Театральный драматург, киносценарист, прозаик. И – о чем далеко не в последнюю очередь необходимо сказать – просвещенный шахматный писатель и болельщик. Один из последних в этом ряду избранных, один из самых трезвых, один из самых страстных. Сейчас трудно объяснить, какую роль играли шахматы в нашей стране, как они украшали и наполняли скудную советскую жизнь, кем были для нас первые советские чемпионы мира – Михаил Ботвинник и Василий Смыслов, каким незабываемым событием стало недолгое горение легендарного Михаила Таля, что означало явление гениального Роберта Фишера и как раскололо шахматное содружество небывалое по напряженности и длительности – пять матчей! – соперничество Анатолия Карпова и Гарри Каспарова. Зорин все это видел, все описал, все объяснил и, по-видимому, как никто ощущал близость шахматной игры и драматургической интриги, шахмат и театра. Во всяком случае, в одной из его пьес метафорически присутствует шахматный мотив. Поставлена она была в Вахтанговском театре, но сначала скажем о самом знаменитом его спектакле – «Варшавская мелодия», захватившем и своей темой, и своим мастерством, высоким вахтанговским мастерством: мастерская режиссура Рубена Симонова, мастерская игра Юлии Борисовой и Михаила Ульянова, мастерски написанная пьеса, столь же нежная, сколь и беспощадная, пьеса о непереносимом унижении, на которое порядки обрекли двух очень сильных – морально и духовно – людей, москвича и варшавянку. «Варшавская мелодия», она же варшавская трагедия, один из самых смелых спектаклей своей эпохи.

На той же вахтанговской сцене игрался дипломный спектакль Щукинского училища «Царская охота» (режиссер Владимир Иванов) с блистательными выпускницами Марией Ароновой и Анной Дубровской, которым широко мыслящий драматург дал возможность выйти на подмостки в ролях великой императрицы и незаурядной самозванки. В свою очередь сам Леонид Зорин дал в этой пьесе свободу своим политическим страстям и способности насладиться почти что шахматной игрой, которой предавались и на троне, и около трона.

А самое печальное воспоминание связано с запретами спектаклей по его сатирическим пьесам. Первоклассный остроумный сатирик, каким должен был стать Леонид Зорин, был загублен. Остался лирик, остался исторический мыслитель и кинопоэт. Осталось много.

Вадим ГАЕВСКИЙ

«Экран и сцена»
31 марта 2020 года.

Print Friendly, PDF & Email