Сага о романтичном дровосеке

Фото предоставлено Пресс-службой МКЗ "Зарядье"
Фото предоставлено Пресс-службой МКЗ «Зарядье»

В канун Нового года в Москве состоялась мировая премьера спектакля “Красная Шапочка”. Это авторский проект танцовщика Сергея Полунина и зала “Зарядье”. Музыку к “Красной Шапочке” написал молодой российский композитор-самоучка, немец по происхождению Кирилл Рихтер. Рихтер и Полунин – ровесники, им по 30 лет. Сотрудничество беглеца из Лондона, любимца всей Москвы, экс-премьера МАМТа Сергея Полунина с успешным композитором-минималистом и пианистом Кириллом Рихтером (автор диска “Chronos” и саундтреков к российским кинолентам “Черновик” и “Подбросы”, руководитель камерного ансамбля “Рихтер-трио”) началось с мировой премьеры балета “Распутин”, состоявшейся в Москве в мае 2019 года. Напомню, что премьеры обоих спектаклей с участием Полунина называются мировыми не ради красного словца, а в силу наличия новой, специально написанной для них музыки.

“Красную Шапочку” выпускали не как балет: Полунин предложил именовать новинку семейным спектаклем с аудиторией 6+, однако без пометки “детский”. К популярной европейской сказке с ее фривольным противостоянием гендеров спектакль имеет прямое отношение, а из невинной детской редакции, которая была популярна в том числе и в СССР, никаких заимствований не сделали, если не считать таковым хэппи-энд – чудесное спасение Красной Шапочки из лап-объятий волка-соблазнителя и воссоединение с сумрачным Дровосеком (здесь он назван Вудсманом).

В постановочную команду, помимо Рихтера, вошли хореограф Росс Фредди Рэй из Великобритании, дизайнер костюмов Дмитрий Логинов, сценограф Отто Бубеничек и художник по свету Константин Бинкин. У Росса Фредди Рэя скромный послужной список, он только начинает карьеру, чего не скажешь об Отто Бубеничеке. Последний больше двадцати лет выступал в Гамбургском балете, был первым исполнителем премьерских партий во многих постановках Джона Ноймайера, несколько лет назад покинул труппу и принялся успешно оформлять танцевальные спектакли, а также писать музыку для коротких номеров. Константин Бинкин служит в Мариинском театре, он автор световых партитур к балетам молодых петербургских хореографов и даже номинировался на “Золотую Маску”.

Проект готовили “с нуля” – сочинялась и исполнялась музыка, записывался саундтрек, затем в него монтировались эпизоды с живыми музыкантами (скрипка, арфа и кельтский бубен). Что касается балетной части, то здесь возникают вопросы, связанные как с умением постановщика управлять большой интернациональной командой исполнителей, так и с довольно узкой, неглубокой по театральным меркам сценой зала “Зарядье”. В данный момент до идеального представления, когда зрители увидят спектакль таким, каким его видят постановщики, далеко, хотя наблюдать за процессом интересно.

Для “Красной Шапочки” не создано внятного либретто, во всяком случае, его не опубликовали в программке, между тем, здесь оно необходимо. Росс Рэй по заказу Полунина, предпочитающего бессюжетной геометрии танца драмбалетный “сторителлинг“, насочинял служебных танцев “под ситуацию” конкретных эпизодов, но что именно происходит на сцене, о чем думают герои и почему они страдают или радуются, зачастую не понятно. Персонажи явно что-то чувствуют, и их чувства на протяжении спектакля меняются. Разобраться не помогает и музыкальный материал, так как партитура Рихтера абсолютно ситуативная – саундтреки информируют: “страшно”, “весело”, “танцуют все”, “страдаю”, “больно”. Тенденция к вытеснению из балетной постановки драматической канвы появилась давно, и некоторые хореографы, например, Вячеслав Самодуров в “Ундине” Большого театра и пермском “Поцелуе феи”, обходятся без либретто, общаясь с публикой лишь языком танца. Росс Рэй на этот эфирный уровень не поднялся и вряд ли поднимется, слишком явно копирует он приемы как патриархов балетного мира (Ролан Пети, Фредерик Аштон, Юрий Григорович), так и просто талантливых старших коллег (Кристофер Уилдон, Акрам Хан). Героиня балета Рэя – деревенская девушка (Лаура Фернандес), которой дарят красный плащ с капюшоном. Новая яркая вещь сразу выделяет ее в толпе подружек и друзей, делает взрослой и свободной. Она отправляется за романтическими приключениями в лес, где встречает по очереди двух по-своему привлекательных незнакомцев – печального вдовца Вудсмана (Полунин с татуировкой-сердечком на виске) и сексапильного человека-зверя Волка (Йохан Кобборг). Красная Шапочка сначала соблазняет Дровосека, влюбляет его в себя, а потом сама соблазняется Волком и остается у него ночевать якобы затем, чтобы защитить “несчастного” от жестоких охотников. Мужчины несколько раз дерутся друг с другом за девушку, и в итоге Красная Шапочка “уходит” с Вудсманом, хотя и не без сожалений о милом ее сердцу “плохом парне”.

Постановщик населил шоу персонажами, вызывающими логичные ассоциации. Красная Шапочка и Волк соответствуют странным парам из разных известных балетов и голливудского кинематографа – Красавице и Чудовищу, Эсмеральде и горбуну Квазимодо, Раймонде и Абдерахману, Тарзану и Джейн, Барышне и Хулигану. Дровосек напоминает разом рыцаря де Бриена, Ивана Грозного, Дракулу и Ивана-дурака. Но если бы заявленные красивые параллели с тенями из балетного прошлого подкрепились толковой авторской хореографией, то таланта занятых в проекте артистов (кроме уже упомянутых звезд стоило обратить внимание на прыгучего итальянца Франческо Косту, танцующего одного из трех охотников) явно хватило бы на то, чтобы “Красная Шапочка” стала событием.

Йохан Кобборг, мастерски владеющий искусством традиционной бурнонвилевской пантомимы, смог заколдовать зал парой взглядов. А Сергею Полунину, уже не такому совершенному и точному классику, каким он был 7-10 лет назад (на технике сказались побеги из театров и простои в тренингах), не удалось избежать штампов. Для него бы стоило придумать качественно новую танцевальную роль, взрывающую представление о нем как о вечном Жоффрее де Пейраке, прекрасном рыцаре со шрамами, полученными при таинственных обстоятельствах.

В финале “Красной Шапочки” героине преподнесли новогодний подарок – коробку с роскошным зеленым платьем, а позади нее уютно пристроился откуда ни возьмись взявшийся Волк. Если это был анонс следующего проекта Полунина с похожими персонажами и теми же первоклассными артистами, то хорошо бы, чтобы над ним поработал другой хореограф, и лучше – в союзе с режиссером.

Екатерина БЕЛЯЕВА

«Экран и сцена»
№ 2 за 2020 год.

Print Friendly, PDF & Email