Проверяй, но доверяй

Фото О.ФУКС
Фото О.ФУКС

26 декабря директор Государственного института искусствознания Министерства культуры РФ Наталья Сиповская была вызвана в вышеупомянутое министерство, где от нее потребовали покинуть директорский пост по собственному желанию, уступив его крепкому хозяйственнику и эффективному менеджеру (имя не называлось) – ставленнику министерства. В случае «собственного желания» за ней будет оставлена возможность продолжать в институте научную деятельность, в случае отказа Министерство культуры пригрозило увольнением по результатам ведомственной проверки.

На следующий день 27 декабря состоялось открытое собрание сотрудников ГИИ и коллег по цеху (Наум Клейман, Анатолий Голубовский, Михаил Каменский, Наталья Опалева и другие) в защиту института и его директора. Собравшиеся не поместились в зале ГИИ и стояли во всех проходах.

Абсурду ситуации добавляет то, что в октябре институт отметил свой 75-летний юбилей и удостоился славословий от Министерства культуры, которое параллельно с юбилеем вело свою внеочередную комплексную проверку. Суть этой проверки отразилась в заметке ТАСС, озаглавленной так – «Минкультуры: Институт искусствознания неправомерно выплатил премии на сумму 95 млн. рублей». По словам искусствоведа Михаила Каменского, новость с таким заголовком очень «правильно» настроит человека несведущего, который увидит ее в информационной ленте рядом с сообщениями о миллионных кражах какого-нибудь арестованного офицера ФСБ или таможенной службы и поставит директора ГИИ в один ряд с ними, унизив и директора, и институт. На самом деле эта сумма является поощрительной надбавкой всем сотрудникам большого института в течение трех лет при средней зарплате в 30 тысяч рублей. При этом директор должна была обеспечить среднюю зарплату в 194.000 рублей (дружный хохот в зале), а это значит, что в каждом секторе остался бы заведующий, ученый секретарь и, может быть, один научный сотрудник. Одновременно в заданиях от Министерства культуры на следующий год значатся, например, пять томов масштабнейшего труда «История русского искусства», что является задачей почти неподъемной.

Семь лет назад в этом же зале проходило похожее собрание, где тогдашний директор Дмитрий Трубочкин отстаивал позиции Государственного института искусствознания, говорил о его международном признании и весомых достижениях. На то собрание приехали Владимир Мединский и Владимир Толстой. Трубочкин тогда на своем посту не удержался, но институт был спасен от слияния и закрытия (в отличие от других профильных культурологических институтов, не выживших в эпоху оптимизации, бессмысленной и беспощадной). ГИИ был и остался ведущим институтом в своей сфере, единственным российским членом Международной ассоциации научных учреждений искусствоведческого профиля и, по словам археолога и искусствоведа Тиграна Мкртычева, серьезным фильтром на пути некачественных диссертаций по искусствознанию, тем самым оказываясь бельмом на глазу у многих. Пост директора заняла тогда Наталья Сиповская – ее научные заслуги были давно очевидны сообществу, теперь же все узнали о ее несомненном управленческом даре. Начиная от возросшего (в разы) количества международных конференций, симпозиумов, семинаров и круглых столов до сотрудничества со смежными институтами и музеями. «Я работала с четырьмя директорами, и ни при ком мне не было так трудно, как при Наталье Владимировне, – настолько увеличилось количество событий», – сказала главный бухгалтер ГИИ Наталья Скоморохова. По ее словам, у них постоянно запрашивают данные о возрасте сотрудников, но невозможно бесконечно доказывать эффективность, например, 96-летней Елизаветы Яковлевны Суриц или ее ровесника Сергея Николаевича Соколова-Ремизова. При этом в институте работает немало молодых. Одна из них, аспирантка Анна Жук, сказала на собрании, что очень держится за институт, потому что молодым здесь комфортно и интересно. К тому же ей есть, с чем сравнивать, – параллельно работая в Театральном музее имени А.А.Бахрушина, где «директор еще на месте, но в нем уже идут другие процессы и увольняются лучшие сотрудники», не сработавшиеся с заместителем директора – назначенной Минкультом Кристиной Трубиновой.

В тот день было зачитано и принято открытое письмо на имя министра Владимира Мединского и вице-премьера Ольги Голодец, которое подписали все присутствовавшие. Лев Лифшиц призвал потребовать от Минкульта отчитаться перед собравшимися о результатах проверки и внятно объяснить, в чем состоят претензии (к слову, на проходящих уже третий год слушаниях по делу проекта «Платформа» самой невнятной, согласной на все решения суда, не способной объяснить, в чем же состоит ущерб, стороной процесса являются периодически меняющиеся и прогуливающие заседания представители «пострадавшей стороны», то есть Министерства культуры). Еще до собрания, ночью, стало известно, что Министерство культуры опровергло информацию об увольнении директора ГИИ (с характерной интонацией – дескать, «в ГИИ рано начали отмечать Новый год»). Но сотрудники института не скрывают своей тревоги, а коллеги только подтверждают ее. Так, например, Наум Клейман напомнил, что в свое время слышал уверения от Владимира Мединского, что тот не собирается закрывать Музей кино (на эту тему даже прошла пресс-конференция), а параллельно шла работа по его уничтожению…

Ольга ФУКС

«Экран и сцена»
27 декабря 2019 года.

Print Friendly, PDF & Email