Разговор современного Кандида с Бывалым любителем искусств

Галина Евтушенко и Алексей Букалов
Галина Евтушенко и Алексей Букалов

“Кинематографист прежде всего читатель произведения, и, как всякий читатель, он все видит по-своему”.

(Патрик Модьяно, нобелевский лауреат по литературе 2014 г.)

– 10 октября в Риме вручена Международная Пушкинская премия за достижения в области искусства и литературы России и Италии. Премии удостоена режиссер и продюсер Галина Евтушенко за дилогию “Пушкинская Италия”…

– Позвольте… Но ведь Пушкин и за ближней границей не бывал, не то что “под небом голубым Италии моей…”!

– Верно! Так ведь Галина Евтушенко это вам не просто документалист. Она еще и мечтательница. И объекты культуры, и субъекты ее для нее всегда обретают смысл в параллелях и аллюзиях. Банальные и затертые до очевидности сочетания исторических фигур, будь то Чехов – Левитан, Мейерхольд – Эйзенштейн, даже Пушкин – Гоголь, она включает в свое видеопутешествие по эпохам. А тут еще и великолепный текстовой материал.

Нелишне напомнить, что по первому образованию Евтушенко – филолог. Кстати, ее дипломная работа в Воронежском университете была уже своего рода обращением к источникам: она писала о первой редакции романа Леонида Леонова “Вор”, а сам источник, журнал “Красная Новь” от 27-го года, “откопала” в спецхране.

– И все же…Трудно поверить в то, что это возможно. Хотя Пушкин так многолик и разносторонен…

– Вот-вот. Он так согрел русский мир на многие века вперед, только солнце может так греть. Но тут важно вот что еще: фильм сделан в содружестве с людьми, объединившимися для создания чего-то не просто интересного с той или иной точки зрения, а для внедрения в самую суть духовной материи, образовавшейся в течение исторического существования русского и европейского мира.

Содружество с талантливым искусствоведом Виктором Листовым Галина Михайловна, в отличие от большинства режиссеров-”приватизаторов”, всегда озвучивает, презентуя совместные труды. А результат – абсолютно выверенный по источникам и квалифицированный по анализу зрительный ряд.

А, кроме того, соавтором сценария и чичероне по Италии был Букалов Алексей Михайлович, журналист-международник, писатель и бессменный (с 1991 года до последних дней его жизни – в декабре 2018-го Алексея Михайловича не стало) представитель ТАСС в Риме, автор книг о Пушкине и Пушкинской Италии, посвятивший годы изучению пушкинских мест в Италии.

Озвучивал фильм Алексей Гуськов, а песню на стихи Пушкина исполнял Олег Митяев, за музыкальное сопровождение отвечал Левон Оганезов…

– А что же делала сама Галина Евтушенко?

 – Услышав вопрос “У вас все сотрудники – сплошь звезды, а вы-то что тогда делаете?”, Галина Евтушенко лаконично парирует: Я отвечаю за все.

Недавно покинувший нас замечательный литературный критик и писатель Лев Александрович Аннинский как-то заметил на упрек обиженного классика “секретарского ряда”: “Слова-то ваши, но порядок слов МОЙ”. Порядок в фильмах Галины Евтушенко исключительно ЕЕ. Этим-то они и интересны.

– И впрямь, становится интересно! А расскажите еще о фильме “Пушкинская Италия”.

– Ради Бога! Знаете, там есть такой эпизод: приезд в Италию Николая II…

– Ну вот. Я с вами серьезно, а вы… Где Николай II, а где Пушкин? Что-то у вас одни неувязки.

 – Да нет же! В том-то и дело, что никаких неувязок. В юности Николай II играл в пьесе по роману “Евгений Онегин”, сохранилась фотография. Царь очень любил Пушкина и приехал в Италию в сопровождении, если можно так сказать, Пушкина, но на духовном уровне. Это уникальный исторический материал, который впервые предъявлен общественности в фильме.

Да и вообще все в этом фильме так тонко переплетено, найдены такие глубинные, сущностные связи, имеющиеся в русской культуре и истории, что просто дух захватывает от глубины анализа, сделанного на всех уровнях, со многих ракурсов и точек зрения. И на любой зрительский вкус. Как в книгах Умберто Эко, многослойных, в которых каждый согласно своим вкусам и уровню развития понимает что-то свое, при том, что сам материал неисчерпаем.

Был такой министр культуры при Шарле де Голле – Андре Мальро; в его книге “Голоса безмолвия” одна глава посвящена идее воображаемого музея, который объединял бы различные стили и эпохи. Культурный человек, по мысли Мальро, тот, кто умеет сопоставить эпохи, найти в них нечто общее, что свойственно подлинному искусству. Андре Мальро: “Если искусство, идеи, поэмы – все эти древнейшие грезы человечества нужны нам для жизни, мы нужны им для их воскрешения. Нужна наша страстность, наши порывы – наша воля”.

Галине Евтушенко как раз присуща такая вот страстная, но спокойная воля к победе над материалом, воля выразить невыразимое, непереводимое, найти то, что оставило неизгладимые следы в сфере человеческой памяти. Я бы назвал ее русским Прустом в области кинематографии и авторского кино… Слово, картина, запах способны вызвать к жизни огромный видеоряд, целое историческое исследование…

– Неужели? Что-то вроде “мадлены”, которую герою Пруста, Свану, подали в постель. Во всяком случае, так было в переводе 30-х годов.

– В весьма грубом приближении именно так. Такими словами стали: Пушкин и Италия. Наш поэт вообще как магнит притягивает истинных мастеров. И страстное, волевое и при этом такое веселое, под итальянскую тарантеллу, исследование того, сколько всего русского, пушкинского остается и по сей день в Италии – еще одно свидетельство неувядаемости русского искусства, его всемирности.

Свидание с Пушкиным. Алексей Букалов в Риме, на вилле Боргезе
Свидание с Пушкиным. Алексей Букалов в Риме, на вилле Боргезе

– А памятник Пушкину там имеется?

– О да! На ярко освещенной солнцем лужайке белый памятник, на массивном постаменте которого выбито по-русски и по-итальянски: Александр Сергеевич Пушкин. И ниже: дар Москвы Риму. 2000. А дальше знакомые с детства строки:

Кто знает край, где небо блещет

Неизъяснимой синевой…

Волшебный край, волшебный край,

Страна высоких вдохновений…

Написанные в 1828 году и посвященные Марии Мусиной-Пушкиной, эти строки лишь малая часть той восхищенной признательности, которую поэт испытывал к народу Данте и Тассо, Рафаэля и Микеланджело, Вивальди и Доницетти, к стране, “где море теплое волной вокруг развалин тихо плещет, где вечный лавр и кипарис на воле гордо разрослись”.

Заметьте, он называет Италию словом “моя”, как Татьяну. Легко и свободно, положив рядом цилиндр, присел русский гений в пышной зелени римской дубравы на изящной барочной скамейке. Работа московского скульптора Ю.Г.Орехова радует жителей и гостей Вечного города, вызывая интерес к нашей культуре.

– А про любовь там есть?

– Ну, конечно. Там все про любовь. “Произведение искусства умирает без любви” – сказал все тот же Мальро, выступая на Первом международном конгрессе культуры в Париже в июне 1935 года. Весь фильм проникнут огромной любовью – Пушкина к Италии, Италии к русским, таким как Зинаида Волконская, Николай Гоголь, Василий Жуковский…

 – А что, там и Гоголь бывал?

 – А как же! На виа Систина табличка на стене дома указывает на то, что в этом доме были написаны главы “Мертвых душ”. А в кафе Греко, где любил обедать большой любитель поесть Гоголь (так замечательно показанном в фильме), на стене висит копия письма Гоголя.

А в салоне Зинаиды Волконской, в особняке, сохранившемся до наших дней и обращенном окнами на фонтан Треви, собирался цвет русской и европейской знати. Я уж не говорю про виллу Волконской, построенную в античные времена… От всего этого просто дух захватывает. Поистине, глубокий след был оставлен русскими на итальянской почве.

– А посмотреть этот фильм можно?

– Можно. Но не просто. Ловите в Третьяковской галерее на специальных показах в Лаврушинском переулке.

В письме А.С.Хомякова С.П.Шевыреву есть такие строки: “Привезите нам кусочек Италии в своем сердце…” Такой вот кусочек Италии дарит нам замечательный режиссер Галина Михайловна Евтушенко.

P.S. 4 декабря в московском Доме композиторов состоялся вечер памяти Алексея Михайловича Букалова.

Татьяна ЧУГУНОВА

«Экран и сцена»
№ 23 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email