Зинаида Славина. 6.04.1940–3.09.2019

Не стало актрисы Зинаиды Славиной, одного из «кирпичей» Театра на Таганке, как шутливо называли основоположников, выпускников курса Анны Орочко в Щукинском училище, костяк театра Юрия Любимова.

Шен Те и Шуи Та в «Добром человеке из Сезуана» Б.Брехта, Ольга Берггольц в «Павших и живых» по стихам поэтов военных лет, Ниловна в «Матери» М.Горького, Вера Павловна в «Что делать?» по Н.Чернышевскому, Пелагея в «Деревянных конях» по Ф.Абрамову, Дорина в «Тартюфе» Ж.-Б.Мольера, Рита Осянина в «А зори здесь тихие…» по Б.Васильеву, Азазелло в «Мастере и Маргарите» по М.Булгакову, Катерина Ивановна в «Преступлении и наказании» по Ф.Достоевскому. Все это – Зинаида Славина в спектаклях Юрия Любимова шестидесятых-семидесятых годов в Театре на Таганке (еще несколько ролей были сыграны ею в постановках Анатолия Эфроса в пору эмиграции Любимова в начале восьмидесятых).

Невероятно одаренная и до предельного накала страстная, непредсказуемая и несговорчивая и вместе с тем парадоксальным образом дисциплинированная, фанатично преданная своему режиссеру и его театру, которых в итоге оставила. В этой разлуке и состояла драма Зинаиды Славиной, числившейся в Содружестве актеров Таганки Николая Губенко и продолжавшей выходить на сцену, на протяжении последней четверти века. Новое поколение театральных зрителей ее практически не знает, старшее поколение никогда не забудет. Не забудет ее чуть вопрошающий взгляд, низкий голос с хрипотцой, пронзительность и странность интонаций, стремительность движений и, конечно, масштаб созданных ролей. Абсолютную подлинность сценического существования в обстоятельствах насквозь условного театра.

Редакция «ЭС»

Ушла Зинаида Славина. В последние годы ее, долго болевшую, редко вспоминали. А тогда, когда она только лишь начинала, даже не в первые сезоны Театра на Таганке, а уже на последнем курсе Щукинского училища, где она сыграла Шен Те и Шуи Та в «Добром человеке из Сезуана», ее имя знала театральная Москва. И всю театральную Москву захватывал, завораживал и подчинял себе ее голос. До прихода Владимира Высоцкого ее голос и был голосом Таганки, голосом души, страстно ждущей и не слышащей ответа, голосом страшного и безысходного одиночества. То, что называют гением театра, жило в этом голосе, как, по-видимому, у Мочалова, Ермоловой, у легендарных трагических актеров московского театра. Но ведь современный театр давно уже не признает амплуа, и в сумрачной Зине таилось веселье, очень живое, очень компанейское. В травестийных брючках она появлялась в спектакле «Жизнь Галилея» в роли Козимо Медичи, в простеньком платьице лихо выскакивала в роли Дорины в «Тартюфе», и тут исчезала ее мизантропия, ее напускная нелюбовь к людям, и со сцены нам улыбалась прелестная комедийная актриса.

Вадим ГАЕВСКИЙ

В книге В.М.Гаевского «Флейта Гамлета» 1990 года среди прочих была статья про Зинаиду Славину. Этот текст стоит перечитать.

«Славина играет, как играть не принято, как играть нельзя».

«Искусство Зинаиды Славиной яростно-декламационно».

«Патетическая тема ее – восставшая безответность».

«Эта фигурка в сатиновых брюках и с черной копной волос стала для нас эмблемой нового поэтического театра».

«Экран и сцена»
3 сентября 2019 года.

Print Friendly, PDF & Email