Кино на холмах Грузии

• Кадр из фильма “Любовь с акцентом”С 21 по 25 ноября в Тбилиси прошел III фестиваль кино России и других стран Содружества – политические события, по словам его генерального продюсера Константина Лузиньяна-Рижинашвили, дали фестивалю возможность наконец выйти из полуподполья, и в этом году у киносмотра даже появилась реклама.
Несложно догадаться, что особенный интерес у тбилисских зрителей вызвали два фильма, включенные в фестивальную рубрику “Кино с акцентом”, посвященную российским фильмам с грузинской тематикой – несмотря на то, что молодые жители Тбилиси по-английски говорят намного лучше, чем по-русски, в зале молодежь присутствовала. Во время просмотра “Любви с акцентом” Резо Гигинеишвили зрители простодушно хохотали и переживали, а в ответ на сообщение режиссера о потенциальном продолжении картины радостно зааплодировали. В фильме имеется и идеальная, туристическая Грузия, и побег от сурового отца, и мужчины повышенного темперамента, и широкие жесты с миллионом алых роз, и эту историю можно в принципе продлевать бесконечно – были бы возможности. Дмитрий Барщевский привез в Тбилиси почти трехчасовую ленту “Бульварное кольцо” о трех подругах и их непростых отношениях с мужчинами и после показа еще около сорока минут оживленно общался с залом, в результате чего тем, кто приобрел билеты на картину Кирилла Серебренникова “Измена”, пришлось оживленно общаться друг с другом в ожидании задержавшегося сеанса.
Кстати, эта нештатная ситуация может стать отличным поводом для дальнейших изменений развивающегося фестиваля – встречи со зрителями, которых пока нет, наверняка соберут много желающих. А вот то, что фестиваль относится к неконкурсным, уже является его плюсом – во время общения российских и грузинских кинематографистов постоянно говорилось не только о мужестве, но и о дружбе, и то, что соперничества между фестивальными картинами нет, дружбе только способствует. Три награды, врученные на закрытии, были связаны не с конкретными лентами, а со вкладом в киноискусство. Первого приза удостоился президент фестиваля Эльдар Рязанов. Он, к сожалению, приехать в Тбилиси не смог. Второй приз получил Ираклий Квирикадзе – награждение предваряли кадры из его картин, в том числе и из потрясающе смешной короткометражки “Кувшин”, снятой в 1970 году. Возможно, поэтому Ираклий Михайлович вспомнил давние времена, когда в пятнадцать лет он с другом и местным сумасшедшим по прозвищу Ленин забирался по водосточной трубе в туалет кинотеатра, чтобы потом, когда сеанс начнется, проникнуть в переполненный зал. Третья награда была вручена Анне Михалковой, которая с легким смущением заявила, что чувствует себя в этой ситуации “немного Хлестаковым”, на что организаторы фестиваля быстро ответили: удовольствие видеть Анну в Грузии, пить с ней чай и смотреть ее фильмы стоит еще и не того.
Среди показанных на тбилисском фестивале картин большинство уже вышло в российский прокат – это “Орда” Андрея Прошкина и “Кококо” Авдотьи Смирновой (первый фильм был показан на открытии фестиваля, второй – на закрытии), “Высоцкий. Спасибо, что живой” Петра Буслова, “Сибирь. Монамур” Славы Росса, “Духless” Романа Прыгунова, “В тумане” Сергея Лозницы… Но были и такие, которым в прокат выйти еще предстоит. “Небесные жены луговых мари” Алексея Федорченко до Тбилиси видели только на Римском международном кинофестивале. Федорченко поставил по книге Дениса Осокина киноальманах, состоящий из двадцати двух новелл разной длины и рассказывающий о марийских женщинах, которых играют как неизвестные пока актрисы, так и те, кого публика знает: Дарья Екамасова, Яна Троянова, Юлия Ауг.• Кадр из фильма “Измена”
Всех героинь фильма зовут на букву “О” – Оношка, Осика, Оня, Оканай и так далее. Все имена странны и интересны, чего нельзя сказать обо всех новеллах. Среди тех, что подлиннее, есть замечательные: например, о том, как рыжей певунье Ошаляк удалось перебраться из своего крошечного поселочка в саму Йошкар-Олу, соблазнить преподавателя музыки с порванной ноздрей и благодаря мистически подкованному милиционеру спастись от ходячего мертвеца. Мертвеца этого вслед Ошаляк послал отвергнутый ею земляк, приговаривая: “Я за тобой пупсика отправлю, он тебя выжмет”. Или о том, как чудище лесное Овда возжелала мужа Оропти, но та отказалась делиться – и тогда Овда поселила женщине туда, где так любил бывать ее муж, крикливую птичку.
Очень трогательно здесь выглядит сам Денис Осокин в роли уржумского поэта, читающего коллегам маленькую поэму о своей любви к девушке Ошаняй, которая жалела героя за то, что он во время их свидания повредил острыми камушками колени, про свою же израненную спину слова не сказала.
В “Небесных женах” много и совсем крошечных, мимолетных, практически не задерживающихся в памяти историй. Они, конечно, работают на общую атмосферу фильма, но при этом вызывают вопрос: для чего Алексею Федорченко понадобилось снять именно двадцать две новеллы, а не восемь или, скажем, сорок.
Фильм Фуада Ибрагимбекова и Сергея Швыдкого “Летит”, который должен выйти в начале следующего года в двухстах копиях и с новым названием “Икона сезона”, вызывает куда больше вопросов. В нем рассказывается о работниках телевидения, производящих суперпопулярное шоу (Алексей Барабаш, Екатерина Климова, Лариса Баранова, Александр Ратников). В свободное от работы время они произносят пафосные фразы о любви, бродят по клубам и сидят в маленьких ресторанчиках. Прожигателям жизни противопоставлены строгий милиционер Володя (Евгений Цыганов), который живет в комнате с вымпелами и гантелями и вообще словно бы вышел из шестидесятых. Оттуда же вышла беленькая девочка-официантка (Евгения Осипова), постоянно говорящая про свой родной Дальний Восток и прозванная гламурными героями Белочкой. В картине вообще мало кого зовут по-человечески: Апельсина, Вьюга, Метель – в принципе это могло бы и украсить сюжет, если бы интервью с реальными людьми, на основе которых написан сценарий, сложились бы в какую-нибудь внятную историю. Но истории как таковой у Швыдкого и Ибрагимбекова нет, все по Ремарку: “Подробности великолепны, но целое лишено всякого смысла”. Фильм остается набором милых картинок, и из них при желании можно попытаться сложить собственный паззл, осмысляя за режиссеров то, что происходит на экране – но только желание это действительно должно быть очень сильным.
В прокат вот-вот выйдет и новый фильм Алексея Балабанова “Я тоже хочу”, показанный в Тбилиси в рамках ретроспективы режиссера, куда также вошли “Груз 200”, “Кочегар” и “Жмурки”. Это – первая ретроспектива тбилисского фестиваля, и она, по словам продюсера Сергея Сельянова, свидетельствует о том, что “фестиваль набирает устойчивость”.
Устойчивости мероприятию, которое проводилось при поддержке Министерства культуры РФ и Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ, придали и два юбилея: 100 лет исполнилось первому грузинскому полнометражному фильму “Путешествие Акакия Церетели в Рача-Лечхуми” – режиссер Василий Амашукели снял 1500 метров пленки о поездке “короля поэтов”. На открытии фестиваля был показан небольшой отреставрированный отрывок, производящий большое впечатление: крепкий пожилой мужчина с пушистой белой бородой стоит посреди луга, а вокруг него кружится сразу два влюбленных хоровода – детский и взрослый.
О втором юбилее на фестивале не говорилось, пока Алла Сурикова не рассказала, что в этом году исполняется тридцать лет ее картине “Ищите женщину”, где главную роль сыграла Софико Чиаурели. Профиль актрисы изображен на наградах, которые получили лауреаты фестиваля, а в дом Чиаурели организаторы фестиваля пригласили участников – этот дом частично стал музеем, но при этом в нем нет музейной строгости, он очень гостеприимный и уютный. Того же желали и тбилисскому фестивалю. А еще становиться серьезнее, увеличивать количество фильмов и приглашенных, но при этом оставаться теплым, живым и домашним. Впрочем, в Грузии вряд ли можно иначе.
Жанна СЕРГЕЕВА
«Экран и сцена» № 23 за 2012 год.

Print Friendly, PDF & Email