Манифест о независимости

Сцена из спектакля “Facada”. Фото А.МУРАВЬЕВОЙ

Сцена из спектакля “Facada”. Фото А.МУРАВЬЕВОЙ

В Московском международном доме музыки свою новую программу “Легкое дыхание” представила звезда лондонского Королевского балета Наталья Осипова. В программу вошли переработки старых композиций, российские премьеры и тематические музыкальные номера. В этот раз Осипова решила сделать акцент не на хореографических новинках, а на оригинальном формате вечера, поэтому выбрала не традиционный театр с занавесом и кулисами, а строгую площадку Светлановского зала ММДМ. Не менее важно для нее было отделить данный визит от трех других, во время которых она возвращалась к своим культовым ролям. Напомню, что за последние четыре месяца Осипова выступила в России четырежды. В декабре 2018 года она станцевала премьеру “Баядерки” в редакции Алексея Мирошниченко в Перми. В январе 2019-го показывала программу в ММДМ, в феврале участвовала в Китри-марафоне (“Дон Кихот” с новой Китри в каждом акте; Осиповой достался третий) в Большом театре в честь 85-летия своего великого московского педагога Марины Кондратьевой, в марте съездила на Мариинский балетный фестиваль все с тем же “Дон Кихотом”, с которым в 2007 году и покорила северную столицу, бисируя финальное фуэте.

Однако программа “Легкое дыхание” стоит особняком и не имеет ничего общего с ностальгическим возвращением беглянки. Это ее своеобразный манифест о независимости, который важно было “зачитать” на родине. Наталья Осипова уехала из Москвы восемь лет назад, станцевав в Большом театре все или почти все, что предлагала тогдаш-няя афиша. Она сделала небольшую остановку в Михайловском театре в Петербурге (исполнила несколько балетов Начо Дуато и поучаствовала в реконструкциях советской классики под руководством Михаила Мессерера), вскоре заключила контракт с Американским балетным театром и, наконец, получила желанный ангажемент в балете “Ковент-Гарден”, где кроме англоязычной неоклассики ее ждали необыкновенные спектакли Уэйна МакГрегора и прежде всего главная роль в его балете по мотивам “Орландо” Вирджинии Вулф. В нем Осипова перевоплощалась в таинственного медиума-андрогина, ловко “забирающего” энергию из космоса и затем щедро раздающего людям. “Легкое дыхание” – своеобразное продолжение истории о превращениях, космических путешествиях и об абсолютной власти балерины, наделенной нечеловеческой силой, то есть о вещах, о которых не напишешь запросто в программке и не расскажешь на пресс-конференции.

Формально Наталья Осипова представляла публике своего нового постоянного партнера на территории современного танца – американца Джейсона Киттельбергера. Они встретились во время репетиций спектакля Сиди Ларби Шеркауи “Qutb”, и с тех пор стараются выступать вместе. Киттельбергер (танцовщик и хореограф из “Eastman”, компании Сиди Ларби Шеркауи) сочинил для них дуэт под названием “I’m fine” (“Я в порядке”), где использовал музыкальные композиции Нильса Фрама и Анне Мюллер. Дуэт вполне прикладного характера, нужный и уместный внутри вечера, условно посвященного вечной теме взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Но когда постановщики используют только что написанную музыку, которая издана в цифровом формате, но также продолжает жить своей клубной жизнью, снова и снова рождается “в руках” композиторов и исполнителей, эта музыка своеобразно кодирует язык хореографа и перформера. В целом эта любопытная зависимость пластических формул от микродинамики саунд-дизайна характеризует сегодняшний современный танец. Яркий представитель электронной неоклассики, молодой гамбургский пианист Нильс Фрам записывает диски в своей студии, оборудованной на манер музея клавишных инструментов. Он создает тихую неторопливую музыку, мелодичные фортепианные композиции с успокаивающим эффектом. Время от времени Фрам сотрудничает с берлинской виолончелисткой Анне Мюллер, у них есть совместные записи. Легкие лирические пассажи Фрама Джейсон Киттельбергер накладывает на эмоциональные, даже, можно сказать, страстные высказывания электронной виолончели Мюллер. И вот хореограф вроде бы сочиняет про притяжение двоих, про соединяющую их вопреки всем обстоятельствам энергию, но музыка постоянно уводит в другую плоскость, в зыбкий интимный мир, где отталкиваются и соприкасаются одиночества. Наблюдать, как витальная энергия балерины и технический арсенал ее партнера преобразуются в прихотливую пластическую игру легких неслышных касаний внутри головокружительных поддержек, очень интересно. Также как и следить за другим номером – соло Осиповой “Ne me quitte pas” (“Не покидай меня”). Его создала для Натальи австралийка Мэрил Тэнкард на песню Жака Бреля в исполнении афроамериканской джазовой певицы Нины Симон. Тэнкард сочинила типичный концертный номер, построенный на символичных жестах, незамысловато характеризующих состояние человека, которого бросил близкий друг. Осипова послушно воспроизводит одно за другим простые движения – бег на месте, выставленные вперед руки, беспомощно ловящие пустоту, но в отчаянии ее героини есть и что-то бунтарское, по-феминистски самодостаточное, не позволяющее зрителю ей открыто сопереживать. Похожее настроение передает сингл Нины Симон, в отличие от сентиментальной песни Бреля.

Самой важной из представленных в ММДМ работ стала, собственно, “Qutb”. Трио Натальи Осиповой, Джейсона Киттельбергера и Робби Мура уже исполняло опус в Лондоне в рамках другого проекта, но в Москве он был показан впервые. В названии спектакля Сиди Ларби Шеркауи смело использует важное в суфизме понятие qutb, термин, в переводе с арабского означающий “ось”, “основу”, а также “заступника”. Бельгийский хореограф с марокканскими корнями, получивший начальное образование в медресе, любит сопоставлять Запад и Восток, искать общие мифологические корни разных культур. Именно сопоставлять, а не сталкивать. Поэтика Шеркауи миролюбива, а пластика не конфликтна. Как каждый увлеченный человек, он всякий раз влюбляется в материал и заставляет влюбиться других. В спектакле он использует трансовую суфийскую музыку, традиционную турецкую и электронную танц-музыку Феликса Бакстона. Танцевальный текст устроен как технологичная live-фотография, трое артистов находятся в постоянном движении, причем настолько не резком, не дискретном, растянутом во времени, что их тела незаметно перетекают друг в друга, словно они какие-то пружины в важном процессе рождения нового мира после тотальной катастрофы. И Наталья Осипова в этой системе координат – движущая сила, жизненная энергия, олицетворенная мудрость и жестокий идол первобытного матриархата.

Во втором отделении показывали обновленную версию трагифарса Артура Питы “Facada”. Осипова готовила премьеру вместе с Иваном Васильевым для их совместной программы “Соло для двоих”. Как и тогда, спектакль идет под живую музыку – музыкант и композитор опуса Фрэнк Мун играет на бузуки (а в первом отделении у него отдельное соло). В новой версии, показанной в Светлановском зале, есть органное вступление. Поскольку спектакль начинается с венчания в церкви, в антракте звучит орган. Кроме того постановщик ввел нового персонажа – маму героини, которая и подает дочке нож для убийства сбежавшего из-под венца жениха. Жениха танцевал Джейсон Киттельбергер, у него добавилось немного хореографического текста, что сделало гротесковый сюжет более осмысленным, но не изменило заточенности композиции на главную героиню. Она предстает здесь злобной вилисой, отказывающейся защищать своего земного возлюбленного. Балетоманская привлекательность “Facada” огромная: во второй – “загробной” – части спектакля балерина танцует босиком практически те же сложнейшие пассажи, которые она исполняет на пуантах во втором акте “Жизели”.

Наталья Осипова уже распланировала следующие премьеры. В ближайшем будущем ей предстоит усиливать и укрупнять галерею женских ипостасей. В планах артистки – постановка Артура Питы “Мама” по “Истории одной матери” Ганса Христиана Андерсена и соло “Two Feet” Мэрил Тэнкард, в котором Наталья Осипова перевоплотится в Ольгу Спесивцеву.

Екатерина БЕЛЯЕВА

«Экран и сцена»
№ 7 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email