Рагу и немножко нервно

Фото В.МЯСНИКОВА
Фото В.МЯСНИКОВА

Художественным руководителем Театра имени Евг. Вахтангова Римасом Туминасом можно только восторгаться. Как режиссером – это само собой разумеется, но в случае со спектаклем “Суббота, воскресенье, понедельник” им хочется восхититься именно как художественным руководителем. Пригласить итальянского коллегу, обладающего совершенно противоположным постановочным почерком, мировоззрением, вкусом; отдать ему большую сцену, вверить чуть не полтруппы отличных артистов и отмерить три часа на спектакль – это мощно. Туминас еще раз очень красиво подчеркнул, насколько он лишен монорежиссерских амбиций. Впрочем, это и довольно дальновидно. Театр в такой ситуации обычно только выигрывает – у публики появляется выбор на все вкусы.

Давно на Вахтанговской сцене не наблюдалось такого изобилия бодрых песочно-кремовых цветов и выгородки в девять окон в пол с видами в простенках – в данном случае, Везувия. А также света, льющегося из всех софитов, и безоблачного голубого неба на заднике. На сцене с одной стороны – парадная с иголочки кухня. С другой – гостиная, где стулья – все в белом, а стол сервирован, как для парадной фотосессии. Актеры костюмированы примерно так же. Все минималистично и нарядно.

Режиссер Лука де Фуско очистил пьесу от итальянского колорита и всех возможных ассоциаций с временами и странами. Ну разве что в костюмах чуть прослеживается стиль 50-х, и актеры иногда соскальзывают на некоторую “итальянскость”. Но постановщик такой задачи явно не ставил. Его цель – условно-буржуазная красота и чистый текстовый каркас. Правда, один фрагмент пьесы не поддался этой своеобразной “пастеризации”, а именно рассказ служанки Вирджинии о брате, попавшем в детстве к фашистам. Своей исторической и трагической конкретикой он как-то неловко повис среди всеобщего лоска. Создатель спектакля этой неловкости не почувствовал, возможно, из-за разности менталитетов.

В результате с Эдуардо де Филиппо произошло то, что всегда случается при переводах на другие языки прозы Пушкина. Он потерял атмосферность, междустрочность и своеобразие. Остался лишь сюжет. Некая условная семейная драма, которая теоретически может произойти где угодно и когда угодно. Даже и не драма вовсе, скорее, красиво обставленная ссора двух любящих друг друга супругов, случившаяся в процессе приготовления, сервировки и дегустации рагу. И все это в мизансценах, как для съемок в глянцевом журнале.

Впрочем, вахтанговцы давно ничего подобного не играли, и им, кажется, это в удовольствие, тем более что режиссер заботился об актерах изо всех сил. У всех эффектные выходы, яркие костюмы, у каждого по достойному монологу, освещением также никто не обижен, и то-то еще будет, когда спектакль разойдется… По условно-постановочной манере – это водевиль. А в водевилях вахтанговцы всегда были великолепны.

Совершенно прекрасны чуть гротескные Анна Дубровская в роли Амелии Приоре и Эльдар Трамов в образе милого, но не очень удачливого жениха Федерико. Полина Чернышова (служанка Вирджиния) завораживающе режет несуществующий лук и носит пизанские башни из тарелок. Хороша, смела и естественна Ася Князева, играющая дочку главных героев. И очень эффектна общая застольная сцена с отточенной хореографией бокалов и тарелок – тут постановщику, конечно, браво.

Но вот исполнителям главных ролей Ирине Купченко и Евгению Князеву в режиссерской “условности” и прямолинейности существовать явно непросто. В какой-то момент даже делается обидно, что постановщик не дал им ничего, кроме раз-водки по мизансценам. А еще эта странная гроза, которой Лука де Фуско решил сопроводить самый пик их ссоры! Прямо-таки настоящая условно-театральная гроза, давно не виданный “наив”. Она гремит с явной целью – чтоб ни у кого в зале не осталось сомнений, что в душе главных героев происходит серьезнейший катаклизм. Но Ирина Купченко и Евгений Князев – актеры высочайшего мастерства. И все душевные катаклизмы способны сыграть – и еще как сыграть – без столь яростных свето-звуковых эффектов. Но Лука де Фуско решил подстраховаться.

Впрочем, возможно, он беспокоился о публике. Чтоб зрителям все было предельно ясно, чтоб вышли из театра с жизнеут-верждающим настроением и в восторге от актеров. Ему удалось. А Театр Вахтангова, кстати, режиссеру отлично подыграл. Чтоб в этом убедиться, надо обязательно купить программку – в ней напечатан рецепт того самого рагу, о котором столько говорили действующие лица и которым почти никому из них так и не удалось насладиться. Зато теперь есть шанс у зрителей.

Майя ОДИНА

«Экран и сцена»
№ 3 за 2019 год.
Print Friendly, PDF & Email