Изыски озорства

Сцена из спектакля “Озорные песни”. Фото А.ЗАВЬЯЛОВА
Сцена из спектакля “Озорные песни”. Фото А.ЗАВЬЯЛОВА

Фестиваль “Золотая Маска” открылcя спектаклями Пермского театра оперы и балета имени П.И.Чайковского, который за последние два сезона покинули художественный руководитель оперы Теодор Курентзис, главный балетмейстер Алексей Мирошниченко и главный дирижер Артем Абашев. Тем не менее, несмотря на постигшие театр потери и ковидные ограничения, он по-прежнему остается в высшей театральной лиге. В нынешнем конкурсе он представлен четырьмя спектаклями – одноактным балетом “Озорные песни” Ф.Пуленка и тремя операми в постановке сегодняшних театральных лидеров – Филиппа Григорьяна (“Любовь к трем апельсинам” С.Прокофьева), Константина Богомолова (“Кармен” Ж.Бизе) и Марата Гацалова (“Дон Жуан” В.А.Моцарта).

На открытии фестиваля была показана программа из трех одноактных балетов. Помимо спектакля-номинанта в постановке художественного руководителя балета, лауреата “Золотой Маски” Антона Пимонова и его же “Концерта № 5” С.Прокофьева, вошла миниатюра “Когда падает снег“, удостоившаяся “Маски” в 2016 году в номинации “лучший хореограф” (Даглас Ли).

“Озорные песни” на музыку Пуленка – в действительности озорные и увлекательные танцы. Музыкальный цикл написан композитором на анонимные тексты песен XVIII века, когда представление об озорстве существенно отличалось от современного. Впрочем, бессюжетный балет Пимонова имеет малое отношение к текстам. Это утонченное и заразительное действо, созданное в лучших традициях неоклассики. Недаром Пимонов, в бытность солистом Мариинки, танцевал в балетах Джорджа Баланчина – влияние мистера Би ощущается в его работах. Как и воздействие другого выдающегося хореографа Джерома Роббинса и нашего современника Алексея Ратманского. Но надо отдать должное Антону Пимонову: он – не копиист. Не скрывая своих пристрастий, он находится в поиске собственного языка, никого не цитируя буквально, а скорее отсылая к балетам предшественников. По ходу спектакля возникают ассоциации с баланчинскими “Аполлоном Мусагетом” и “Рубинами”, да и с другими спектаклями маэстро. Но эти реминисценции, погруженные в новый контекст, окрашены совершенно иными интонациями и не выглядят цитатами.

“Озорным песням”, при достаточной сложности хореографического рисунка, присуща особая легкость и абсолютная музыкальность. Шестеро танцовщиков, переходя от стаккато к легато, постоянно меняют ритмы. Движения то отскакивают от ног, как скороговорки от зубов, то обретают замедленную плавность. Миниатюрный балет – россыпь небольших и ярких, при внешней сдержанности, композиций. Исполнители соединяются в пары, трио, па де катры, танцуют вшестером (pas de six). Скорее всего, число танцовщиков не имеет отношения к названию дружеского объединения французских композиторов конца 1910-х – начала 1920-х годов “Шестерка” (Groupe des Six), в которую входил Пуленк, но, опять же… наталкивает на ассоциации. Что касается музыкального озорства, его обеспечивают фортепианное сопровождение севшего за рояль музыкального руководителя постановки Артема Абашева и баритон Константина Сучкова.

При отсутствии фабулы внутри каждой микросценки существует минисюжет. Трех юношей и трех девушек связывают некие, постоянно мимикрирующие, взаимоотношения. Пары чинно, как в народном танце, прохаживаются под ручку, сливаются в выразительных любовных дуэтах, подшучивают друг над другом в дурашливых трио. Поэтический настрой парного танца вдруг обретает шутливую окраску. Шестеро артистов увлеченно предаются этому разнообразию, сочетая дерзкие, почти “хулиганские” поддержки и нежнейшие лирические дуэты, доводящие до “обмороков” партнерш, в бесчувствии повисающих на мужских руках. Девушки здесь необычайно выразительны и переменчивы: то шагают с пятки, то танцуют на полупальцах, то на пуантах, то падают ниц, а юноши влачат их по полу, заставляя вспомнить еще один танцевальный шедевр – “Парк” Анжелена Прельжокажа, в нем Антон Пимонов танцевал в Мариинке.

“Озорные песни” – органичное сочетание изысканности и баловства, серьезности и легкомыслия, чинности и раскованности, придающее особое обаяние балету.

Второй спектакль Антона Пимонова “Концерт № 5” в конкурс почему-то не попал (вошел лишь в long list), хотя эта масштабная работа с участием кордебалета, трех пар и дуэта солистов вполне могла бы побороться за национальную театральную премию. Во всяком случае, ее изящество, грациозность и живописность (в спектакле необыкновенно выразительный свет) оставили сильное впечатление. Как и прекрасные в своей гармонии дуэты солистов, как и замирающие в красивых позах, словно застывающие кинокадры, другие пары, создающие своей сдержанностью особый эффект, благодаря которому взмах руки – уже сюжет.

Алла МИХАЛЁВА

«Экран и сцена»
№ 2 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email