Неравнодушные на ВДНХ

Сцена из спектакля Situation Rooms. Фото предоставлено фестивалем “Вдохновение”В самый разгар лета на ВДНХ в четвертый раз проходил фестиваль “Вдохновение”. В этом году программа двухнедельного смотра была посвящена театру: арт-директором стал театральный критик Роман Должанский, а художественным руководителем – Ингеборга Дапкунайте.

Устроители вдохновлялись сами и по мере сил старались воодушевить случайную и неслучайную публику – на открытия, на удивление перед тем, сколь многогранным способен предстать театр.

На центральной аллее помпезного и, в сущности, не слишком уютного ВДНХ были разбросаны занимательные фрагменты инсталляции “Театр зрителя” современного художника и театрального сценографа Ксении Перетрухиной: совершавший променад народ изумлялся, какую смысловую нагрузку может нести обыкновенный деревянный стул, и с удовольствием читал вслух и воплощал указания-надписи – эта часть инсталляции, одна из четырех, называлась “Горизонтальный театр”. На площади Промышленности в сумерках оживала 19-метровая фигура, сложенная из громадных морских контейнеров, – во французском уличном спектакле Waterlitz (театр Generik Vapeur): железный персонаж Омни окрашивался всеми цветами радуги, на него высвечивались картины, из его чрева появлялись танцоры-акробаты и на него же проецировались тексты, а в воздухе курсировал скелет древнего ископаемого. В Зеленом театре (сцена на воде) итальянская компания NoGravity демонстрировала поистине “театр чудес” – воздушный цирковой танец, презирающий законы гравитации, – в шоу Aria, обошедшем многие мировые фестивали и уже побывавшем в прошлом году в России, на Платоновском фестивале искусств в Воронеже.

При всем разнообразии театральных мероприятий, составивших программу “Вдохновения”, самым необычным оказался проект Situation Rooms, что обозначает “Оперативный штаб” или “Комнаты оперативного реагирования”, немецко-швейцарской группы Rimini Protokoll, хорошо знакомой московским театралам. Зритель, когда-то побывавший на Remote Moscow, “В гостях. Европа”, Cargo Moscow, а также на гастрольных “Карл Маркс. Капитал. Часть I”, Call Cutta in a box, “Проба грунта в Казахстане”, “Наследие. Комнаты без людей” и других, знает, что Штефан Кэги, Хельгард Хауг и Даниэль Ветцель ищут и находят театр в самых неожиданных сферах и непредсказуемо их осмысляют. Они, люди современные и неравнодушные, неизменно откликаются на болезненные темы сегодняшнего общества. В основу целого ряда их созданий положен социальный эксперимент. В спектакле 2013 года Situation Rooms такой подход проявился особенно отчетливо.

Двадцать героев, чье течение жизни определила война, – с ними велись встречи, беседы, делалась запись видео. Двадцать зрителей на сеансе-представлении театра военных действий, ведомые указаниями на розданных в процессе мини-инструктажа планшетах. Каждому предстоит соприкоснуться ровно с половиной из двадцатки, выслушать концентрированную историю каждого, но никак не выйдет воспринимать их отстраненно и безучастно: придется перевоплощаться в героя за героем, а в какой-то момент подыгрывать разворачивающимся рядом сюжетам.

Под сводами 69 павильона ВДНХ воссозданы полтора десятка помещений, связанных лестницами, коридорами и бесконечными дверями. Когда на экране планшета начинается отсчет времени, зрителю следует занять место перед определенной дверью: таким образом, номер взятого в руки планшета определит траекторию движения и серию встречающихся на пути сюжетов.

Выбор павильона с названием “Товары народного потребления” (сейчас именуется “Специализированный выставочный комплекс”) выглядит горькой иронией – именно таким товаром является сегодня производимое по всему миру оружие.

Тебе выпадает примерить биографии хирурга из организации “Врачи без границ” или сирийского беженца, рабочего военного завода или лежащего на койке походного госпиталя тяжело раненного, оператора дрона, уничтожающего террористов, или компьютерного хакера, директора крупного банка или ребенка-солдата. По безмолвной команде ты убираешь со стола модель танка и наливаешь кому-то жиденький борщ, кладешь деталь на заводской конвейер и прячешь флешку с информацией, скидываешь пальто и надеваешь бронежилет, лезешь на стремянку и кидаешься плашмя на песок, за кем-то шпионишь и замираешь на кладбище – и неизбежно размышляешь о еще недавно живых и здоровых, а теперь раненых и убитых.

Двадцать идеально (до секунд) выстроенных маршрутов могут состояться только при наличии всех двадцати зрителей. На сайте фестиваля это прописано в сопровождении риторического: “Чувствуете важность своего участия?”.

Rimini Protokoll стремятся к тому, чтобы каждый пришедший на Situation Rooms вздрогнул именно от этого вопроса, от осо-знания своего вклада в беспредел войны, поскольку “для большинства рабочих не имеет значения: производить станки или системы вооружений”, а “если ты кладешь деньги в обычный банк, то военно-промышленные концерны могут их использовать”. Кругом, возможно, война, даже если ты предпочитаешь ее не замечать, и твоя подпитка безумия не столь уж незначительна. Наблюдателю глобального и безжалостного мирового спектакля легче легкого превратиться в участника.

Мария ХАЛИЗЕВА

  • Сцена из спектакля Situation Rooms

Фото предоставлено фестивалем “Вдохновение”

«Экран и сцена»
№ 15 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email