Законы спирали

Сцена из спектакля “Радуга за спиной”. Фото Д.ЮСУПОВАВ конце мая в Москве состоялись гастроли двух танцевальных компаний из Европы и США. Знаменитая труппа баронессы Анны Терезы де Кеерсмакер “Rosas” со спектаклем “Дождь” выступила на сцене Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко (в программе фестиваля “Черешневый лес”). Это уже вторая встреча с творчеством титулованной бельгийской танцовщицы и хореографа в нынешнем сезоне. До этого Москва увидела легендарную даму прошедшей осенью как участницу фестиваля “Территория”, где она выступила со своим спектаклем-манифестом “Фаза”, от которого, собственно, принято вести отсчет истории современного танца. Тогда Кеерсмакер сама выходила на сцену в слаженном дуэте со своей ученицей Тале Долвен.

Спектакль “Дождь”, как и “Фаза”, поставлен на музыку композитора-минималиста Стива Райха. Его хореографический рисунок – та же безупречная каллиграфия, что и в “Фазе”, состоящей из четырех миниатюр. Только заняты здесь десять танцовщиков обоих полов, на протяжении семидесяти минут находящихся в непрерывном движении.

Как настаивает сама баронесса, в “Дожде” сюжета нет. Его содержание – идеальные в своей гармонии и изобретательности неисчислимые композиции, плавно или, напротив, резко перетекающие одна в другую. Броуновское движение и ощущение импровизационной непредсказуемости создаются за счет точнейшего математического расчета. Любое небольшое перемещение танцовщика вперед-назад, вправо-влево находится в строгом соотношении с передвижением других исполнителей. Все ходы и переходы просчитаны до миллиметра (их траектории незаметно для зрителей прочерчены на сцене). Все, что кажется случайным, продумано и возведено в абсолют. Здесь царят музыка – в живом исполнении замечательного ансамбля “Ictus” – и геометрия. Сама Анна Тереза де Кеерсмакер говорит, что в основу спектакля положены законы спирали. Сцена обрамлена золотыми ниспадающими лентами-нитями, закрепленными под колосниками на огромном кольце, которое, если приглядеться, не замкнуто, а уходит завитком вверх (сценография и свет Яна Версвейвельда). Движения танцовщиков построены по тому же принципу – они устремлены то вверх, то вниз. Темп то убыстряется, то замирает. Ни разу, кажется, не повторяющиеся композиции лишены симметрии и напоминают капли, растекающиеся по стеклу. Даже когда танцовщики пересекают сцену единым строем, он не выглядит ровным. Кто-то непременно ломает непреклонность прямой линии. На сцене царит торжество неправильных форм, даже тела танцовщиков словно отклоняются от оси, оставаясь при этом абсолютно свободными. Собственно, в этом кажущемся волюнтаризме полетов, падений, вроде бы случайных перестроений и состоит притягательная мощь спектакля. Актеры, ни на секунду не перестающие жить танцем, даже в момент редких остановок излучают радость от процесса движения. Партитура насыщена прыжками, вращениями, винтообразными закручивающимися движениями, падениями навзничь, гимнастическими элементами, хождениями колесом и кувырками, выполняемыми танцовщиками с невероятной легкостью. Их композиционные перестроения – пластическое воплощение волнообразно повторяющихся музыкальных фраз Стива Райха, в которых угадываются и легкие звуки падающих капель, и глубокое дыхание водных масс. Движения исполнителей подобны дождевым потокам, то нарастающим, то затихающим. Как россыпь брызг, артисты разлетаются по сцене и снова “стекаются” в дуэты, трио, а затем – в единую волнующуюся реку. Сугубо индивидуальная пластика каждого участника, тем не менее, не выражает настроения конкретного танцовщика. Только слияние энергий создает эмоциональную картину общего ликования, радости и света, меняющегося на протяжении спектакля от золота раннего утра до закатного сиреневого отблеска, словно, олицетворяя цикличность суток и самой жизни. Почти языческое дыхание природы и сухая математика находятся здесь в абсолютной гармонии и органичном взаимодействии.Анна Тереза де Кеерсмакер. Фото Л.ШЕМЕТОВОЙ

Американская Дэйтон Данс Компани приезжает в Россию не впервые. На этот раз организацией ее выступлений на Новой сцене Большого театра мы обязаны DanceMotion USA – программе Госдепартамента США, Бруклинской академии музыки и Посольству США. За полувековую историю с труппой, основанной в 1968 году чернокожей танцовщицей и хореографом Джеральдиной Бланден, сотрудничали многие выдающиеся постановщики, среди них знакомые российскому зрителю Хосе Лимон, Алвин Эйли, Даг Варон и многие другие.

В год своего пятидесятилетия компания привезла в Москву спектакли последних лет и раннюю “Радугу за спиной” – признанный классикой современного танца шедевр пионера американского модерна Дональда МакКейла, поставленный им в 1959 году и вошедший в репертуар дэйтоновцев в 1987-м. В драматическом, на “разрыв аорты”, повествовании о работающих на каменоломне каторжниках, скованных одной цепью, является призрак свободы в образе женщины – мечты, подруги, матери. Танец пронизан романтическим и протестным пафосом, выраженным устремленностью движения вверх, к небесам, и сопровождается мощным звучанием народных песнопений, завораживает фантастической гибкостью тел (в большинстве своем чернокожих) танцовщиков, чье мастерство – самое большое достоинство программы.

Хореография остальных трех работ производит в общем-то среднестатистическое впечатление. Наибольший интерес представляет природная выразительность артистов из Огайо, в чьем танце, демонстрирующем смешение различных танцевальных стилей, мощно резонируют отголоски традиционной афроамериканской культуры, придавая пластике неповторимое своеобразие. Скорость, темперамент и невероятная энергетическая заряженность сочетаются здесь с острой социальной направленностью постановок, ею окрашен и балет “Отринь свои страхи” (хореограф – Киша Лалама), посвященный борьбе человека с собственными фобиями. В трехчастной композиции (“Бегство”, “Открытие”, “Уверенность”) исполнители проходят путь от нарочито монотонного хода на месте в серых безликих костюмах к почти карнавальному торжеству красок и высвободившемуся движению. Если миниатюра на сугубо личную тему несет следы некого политического посыла, то что уж говорить об “Американской мозаике” Кристел Мичелл на музыку Дюка Эллингтона, разворачивающейся на фоне видеоряда с фотографиями Мартина Лютера Кинга и толпами внимающих ему людей. К слову сказать, компания была создана в год убийства выдающегося правозащитника.

Сцена из спектакля “Дождь”. Фото Anne Van AerschotЗавершал вечер балет “Я знаю это…” Рэя Мерси, выпущенный в 2017 году и отсылающий к библейским сюжетам. Впрочем, довольно условно. Ничего особо духовного в этом номере нет, но имеется парад ярких соло, дуэтов, трио, демонстрирующих мастерство великолепных дэйтонцев во всем блеске.

Алла МИХАЛËВА

Сцена из спектакля “Радуга за спиной”. Фото Д.ЮСУПОВА

Анна Тереза де Кеерсмакер. Фото Л.ШЕМЕТОВОЙ

Сцена из спектакля “Дождь”. Фото Anne Van Aerschot

«Экран и сцена»
№ 11 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email