Ах, футбол – сердца звонкие струны

“Тренер”. Режиссер Данила Козловский

В любой картине о спорте – а значит, о неудаче, преодолении и победе, из которых спорт и состоит, – необходим резонер, сделающий какой-нибудь важный вывод. Желательно еще и пафосный, потому что без пафоса спорт не спорт, а, как писал Жванецкий, “двадцать два бугая полтора часа один мяч перекатывают”.

В дебюте Данилы Козловского “Тренер”, где как раз перекатывают мяч, такой резонер имеется. Слов, правда, у него немного, он сообщает главному герою, футболисту Юрию Столешникову (Данила Козловский), разные неприятные вещи и немного рассуждает о важности человека, который сажает травку на футбольном поле. Мол, есть на свете разные умные машины, они могли бы сделать эту травку очень даже хорошей, но вот настоящей может ее сделать только человек, поскольку у человека есть сердце и страсть, а у машины нет. Кто бы спорил.

Этим, что просто прекрасно, доля пафоса в “Тренере” исчерпывается. А страсть не исчерпывается; даже тех, кто к футболу равнодушен, она способна захватить. При том, что сделан фильм по всем канонам нарядного мейнстрима, при том, что нажимает на правильные кнопки, “Тренер” – картина очень нежная, искренняя и действительно страстная. Такую страсть трудно имитировать, как трудно соврать, что ты действительно болеешь за какую-нибудь команду. Лицо выдаст.

Кастинг у “Тренера” хорош: сам Козловский, Владимир Ильин, Андрей Смоляков, Ирина Горбачева, Ольга Зуева, Виктор Верж-бицкий, Александр Ильин. И все они, несмотря на отличное умение лицедействовать, честны, хотя и оказываются в привычных амплуа: Горбачева порывиста, Вержбицкий злодей, Владимир Ильин пьяница, Александр Ильин хулиган. Они не играют ничего особенно нового, однако и старое очень удачно располагается в пространстве фильма – для него находится хорошее, правильное место.

Итак, знаменитый футболист Юрий Столешников не забивает в важном матче пенальти. Реагирует на это бурно: кричит на судью, бьет морду возмущенному болельщику, еще как-то выражает свое негодование и в результате получает дисквалификацию. Столешников уже не юн, ему за тридцать, перспектив немного, остается пить и вести себя странно, чтобы из полицейского участка выручал добрый папа (Андрей Смоляков), который любит сына огромной любовью и хранит все записи его игр, начиная с самых первых шагов по футбольному полю.

Столешников-старший – лучший папа в мире, а вот мам ни у кого из главных героев нет – ни у Юрия, ни у Ларисы (Ирина Горбачева), президента футбольного клуба “Метеор”, ни у Вари (Ольга Зуева), врача этого же клуба. Ласку, любовь, мудрость и тепло всем героям получить неоткуда – приходится все эти свойства продуцировать самим, с переменным успехом.

Клуб “Метеор” дислоцируется в южном городе, в Краснодарском крае, существует “чтоб был”; городские власти в лице мэра (Виктор Вержбицкий) не хотят тратить на него время и силы, местные олигархи тоже направляют денежные потоки в другие места, и если бы не Лариса, дочка мэра, которая живет футболом, клуб бы прикрыли, а на месте стадиона построили бы торговый центр. Благодаря Ларисе Столешников и получает приглашение стать тренером “Метеора”: “Ты, Юра, списанный, тебе деваться некуда. Такие, как ты, чудеса и творят”.

Столешников растерян – футболисты в перерывах едят пиццу и колбасу в промышленных количествах, интересуются своей личной жизнью больше, чем спортом, им почти всем за тридцать, они играют договорные матчи, по вечерам выпивают и вполне довольны жизнью в клубе формата “чтоб был”. Мэра это устраивает, иначе пришлось бы вливать в “Метеор” деньги, а на них у него есть совершенно другие планы, о чем бы там дочка ни мечтала.

Тем не менее, новый тренер берется за дело: заставляет футболистов бегать, прыгать, отжиматься и катать тяжелые шины, уговаривает и служит примером, остро переживает проигрыши и ужасно старается заразить своих ребят любовью к футболу, которой у них нет. Чаще всего в первой половине картины повторяется слово “зачем” с вариацией “да на хрена это нужно”.

Пессимистическая – или реалистическая, как кому нравится – тенденция такова: обойти власти невозможно, футбольные судьи получают откаты, победы “Метеора” невыгодны и тренироваться футболистам элементарно не дадут. На этом фильм мог бы и завершиться, если бы у него был другой жанр. Однако нарядный спортивный мейнстрим живет по оптимистическим законам, оттого и дает возможность расслабиться и испытать удовольствие.

Столешникову удается переломить лень и апатию футболистов. Для этого он пользуется хитрыми приемами тренера Адольфа Бергера (Владимир Ильин), привлекает болельщиков с их харизматичным лидером (Александр Ильин), произносит зажигательные речи и однажды, после ряда проигрышей, приходит на площадку злой, пьяный и кричит: “Мне Платини руку жал!”, что находит в футболистах понимание – настоящий мужик, переживает за нас.

Далее фильм развивается как все спортивные фильмы, по принципу, если как следует тренироваться и верить в победу, то победа будет не за горами. Противостояние властей как-то стирается, ему уже не уделяется такое внимание, все-таки не “Левиафан” смотрим. А у “Метеора” открылось второе дыхание, он побеждает и побеждает, до такой степени, что в финале картины играет с “Челси”.

Все это было бы смешно, если бы не – повторюсь – искренность Данилы Козловского, который всем сердцем любит свой сценарий, свою картину, свою роль и делает все, чтобы они были хороши. Ни одна команда не будет играть, если ее тренер не отдаст ей всего себя. С кино все примерно так же, и эту самоотдачу нельзя не оценить, даже если помнить, что кинематограф и спорт живут не по одинаковым законам.

В “Тренере” нет звериного патриотизма, там даже слово “Россия” звучит нечасто. В “Тренере” есть ирония, перемешанная с нежностью: Варя, глубоко огорченная отъездом любимого в Москву, не верит, что он вернулся в городок, и не доверяет ему нести пакеты из магазина, но потом, отмякая, разрешает взять один пакет, а потом, когда Столешников окончательно реабилитируется – второй. А проход по набережной суровых болельщиков, поющих “Смерть побеждающий вечный закон – это любовь моя”, претендует на лучшую сцену фильма.

Но у этой сцены есть и конкуренты. Например, реакция футболистов и болельщиков на возвращение тренера, потерявшего отца. Все выходят с плакатами и в майках, где изображен Столешников-старший и написано: “Юра, мы с тобой!” Огромное горе разделяет с тренером весь стадион, и, конечно же, тренер плачет. А еще – эпизоды матчей, в которых участвует “Метеор”. Грамотно сделанный монтаж специально не передает деталей конкретной игры, нельзя оценить ни пасов, ни передач, но он передает драйв и эмоции; непонятно, что именно происходит, зато понятно, что происходит нечто интересное, боевое-кипучее, и трибуны орут не зря.

В томительном ожидании чемпионата мира по футболу, постепенно наплывающего на страну, фильм “Тренер” смотреть приятно – он хорош тем, что живой. Да, команда “Метеор” слишком быстро становится самой лучшей, обыгрывает “Спартак” и идет захватывать заграничные пьедесталы. Но если бы автор сценария рискнул и позволил своему Столешникову проиграть по-крупному, это не было бы радикальным изменением, потому что “Тренер” все-таки чуть больше о людях и чуть меньше об их достижениях.

Но так уж принято, что спортивные фильмы должны быть об успехе, а российские спортивные фильмы последних лет об успехе быть просто обязаны. Время такое. Пора расчехлять вувузелы.

Жанна СЕРГЕЕВА
«Экран и сцена»
№ 8 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email