Кино, как и жизнь, распадается на фрагменты

Постер фильма “За пределом”DokPoint – ежегодный международный фестиваль документального кино. Возник в 2001-м в Хельсинки, разросся, частично перекинулся в Таллин, где параллельно с хельсинским проходит вот уже несколько лет. Кинокритик Филипп КРУУСВАЛЛ – один из организаторов таллинского сегмента международного кинофестиваля документального кино DokPoint.

– В течение почти десятка лет DokPoint является непременной частью эстонской киножизни, и все эти годы вы, Филипп, имеете к этому празднику непосредственное отношение…

– Начинался фестиваль в Хельсинки, это было почти двадцать лет назад, и кто знает, как бы все сложилось, не будь в те времена художественным руководителем DokPointa Эркко Люйтинен, который Эстонию знает и любит. Г-н Люйтинен и был среди тех, кто предложил проводить показы фестиваля сразу в двух столицах – финской и эстонской.

Вообще, документального кино в Эстонии всегда было популярным и на виду. Еще лет тридцать назад легендарный режиссер-документалист Марк Соосаар начал в Пярну ставший нынче известным международный фестиваль антропологических фильмов; сюда всегда приезжают многочисленные гости, а программы отличаются высоким уровнем. Для меня, во всяком случае, фестиваль стал одной из первых серьезных встреч с документальным кино.

– Программы показов в Хельсинки и Таллине дублировали друг друга?

– Не сказал бы. Уже в то время мы были независимы в предпочтениях – все же, несмотря на близость, две разные страны, так что и зрители у нас разные, и каждой ближе свои темы. Но само сотрудничество с DokPoint для нас важно.

В первое время мы большинство фильмов получали от партнеров бесплатно, но сейчас и рынок изменился, и цены. Раньше хватало личных контактов с авторами: чего там, говорили они, берите, показывайте. Теперь у всех картин международные дистрибьютеры, с ними приходится вести долгие переговоры, стартовая цена всегда высока, и ее надо регулировать.

Опять же, когда начинали, у финских партнеров в программе было полторы сотни фильмов, а у нас только 25, на прошедшем в начале этого года фестивале разница меньше, у нас 40 картин, в Хельсинки тоже ограничились только сотней названий.

– Вы упомянули об общности и отличии зрительских аудиторий. Что в большей степени интересно эстонскому зрителю?

– Я бы сказал тут о двух аспектах. Конечно, формируя программу, хочется, чтобы зритель встретился с кино, которое ответит на важные для него вопросы, но при этом ему необходимо предложить и нечто новое. И данный баланс необходимо соблюдать.

Что касается программы, и это наш принцип, каждый DokPoint в Таллине мы непременно открываем премьерой отечественного документального фильма. Нынешний фестиваль был уникален тем, что эстонский фильм открытия стал и фильмом открытия в Хельсинки, такого прежде не бывало никогда. Картина называется “Родео”, и само ее название – знак, символ того, что происходило в жизни Эстонии в начале 90-х. Тогда страна только что вырвалась на простор свободы, и еще толком не осознала, что со всем этим делать, как себя вести, она только жадно пила ее воздух. Картину сняли Киур Аарма и Раймо

Йыеранд (в России Аарма известен как сценарист совместного эстонско-финского документального фильма Яака Килми “Диско и ядерная война”, который получил несколько фестивальных наград и в свое время даже обсуждался на телеканале “Культура” в ток-шоу Владимира Хотиненко – Н.Х.).

На самом деле, на примере “Родео” можно судить, как быстротечна жизнь: кажется, только что ее события, связанные с обретенной независимостью, первым в новой истории страны правительством, были самыми горячими новостям… А, оказывается, прошло уже 25 лет, четверть века. И теперь все уже смотрится иначе, что-то сейчас кажется наивным, что-то вызывает улыбку или грусть, словно вспоминаешь о юности и ее надеждах. Но то было и время становления, и начало нынешних достижений, и проблем тоже.

– Можно ли говорить о том, что DokPoint открывает зрителям новые имена?Филипп Круусвалл

– Как к этому ни относись, но сейчас время международных проектов. Например, на прошлом DokPoint мы показали эстонский документальный фильм “Приходи свободным”, режиссером которого была Ксения Охапкина из Петербурга. Фильм про Чечню, но не про политику или войну – применительно к нему я бы опять говорил об антропологии. Для нас эта картина важна еще и потому, что именно ее отобрали в Амстердам на IDFA, один из крупнейших в мире фестивалей документальных кино. Это стало успехом и для Эстонии, и для молодого российского режиссера.

– Меняет ли время предпочтения эстонских документалистов?

– Не секрет, что любое общество расслаивается, распадается на фрагменты. Однажды в пору подъема самосознания или каких-то испытаний оно становится единым, дышит одним дыханием, но потом общество начинают разделять интересы, проблемы отдельных групп, и, как часть жизни, эстонская документалистика тоже расслаивается, так что общая картина становится очень пестрой. Но тут хочется сказать и о другом. Понятно, что система финансирования кино, особенно документального, везде тема трудная, но в Эстонии она на неплохом уровне. У нас есть Фонд кино, его деятельность отличает стабильность, его никогда не упраздняли, чтобы потом снова восстанавливать.

Есть и другая возможность поддержки: на государственном телевидении успешно работает проект “Эстонская история”, где регулярно показывают короткометражное эстонское кино, которое может стать первым шагом для начинающего кинематографиста, пробующего себя в этом жанре. Пока я говорю о начальном уровне.

А есть еще проект “Портрет”, это уже полный метр. Но, конечно, если необходим весомый бюджет, то деньги надо искать и за пределами страны, тут дополнительная головная боль для продюсера, но сейчас еще только заявленный фильм можно заранее продать на зарубежные каналы, немецкие, скажем, или скандинавские, можно и с иностранными фондами находить контакты.

– Насколько сложно сегодня документалисту высказать свою точку зрения, если она порой не стыкуется с общепринятой?

– Вообще, препятствий для высказывания в нашем документальном кино я не наблюдаю. Документалисты – люди серьезные, друг на друга непохожие, их отличают разные подходы к тематике, выбору героев. Более того, иногда мне кажется, что они не всегда до конца используют шанс высказаться.

– Какие, на ваш взгляд, новые тенденции в документальном кино проявились на нынешнем таллинском DokPoint?

– Во-первых, мы были очень рады многочисленной публике, ее явно прибавилось. Бывали же времена, когда опасались, что она исчезнет совсем, присутствовал такой страх, технологии в кино так быстро меняются, что даже не предположить, какая последует реакция. Но, к счастью, посещаемость кинотеатров в Эстонии одна из самых высоких в Европе, в кино люди ходят, а в этом году мы сумели, на мой взгляд, сделать зрителям ряд интересных предложений. К примеру, фильм полячки Марты Прус “За пределом” о российской гимнастке, олимпийской чемпионке по художественной гимнастике Маргарите Мамун, которую тренирует “великая и ужасная” Ирина Винер.

Кстати Марта Прус сама занималась художественной гимнастикой и сумела погрузить зрителя в этот непростой мир, сделать честное и непосредственное кино, сразу же попавшее на IDFA, фестиваль документального кино в Амстердаме. Едва мы заявили фильм в программе, на нас обрушилась лавина звонков, билеты на первый сеанс разлетелись моментально, потом пришлось делать дополнительные показы, возили фильм в Тарту, словом, он оказался чрезвычайно востребованным.

Несомненно, открытием фестиваля стала и российская лента “Камчатские медведи. Начало жизни” Ирины Журавлевой, его мировая премьера прошла и в Хельсинки, и в Таллине. Это к вопросу, как DokPoint открывает для зрителя новые имена.

– Начали ли вы уже готовить в Таллине следующий фестиваль?

– Конечно, он ведь будет в некотором роде юбилейным, десятым.

Беседовал Николай ХРУСТАЛЕВ

  • Постер фильма “За пределом”
  • Филипп Круусвалл
«Экран и сцена»
№ 6 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email