За гранью грань

Сцена из спектакля “Кафе Идиот”. Фото И.ЖЕЛНОВАВ одном из давних интервью Лариса Барыкина – арт-директор международного фестиваля современного танца “На грани” говорила о жанре contemporary dance как о “лаборатории, поле экспериментов, куда будет интересно заглянуть режиссерам драмы, перформерам и киношникам, музыкантам и художникам”. Ее энергия, профессионализм, бескорыстная любовь к делу немало способствовали превращению Екатеринбурга в признанную знатоками столицу танца. Восьмой фестиваль “На грани” стал одним из самых ярких событий ушедшего года.

Спектакли шли не только на большой и малой сценах Свердловского театра музыкальной комедии (главного организатора и учредителя фестиваля совместно с Министерством культуры Свердловской области, СТД России при поддержке губернатора региона), но и в ТЮЗе, Камерном театре, Театре кукол.

Зрителям показали 25 постановок из пяти стран. В течение недели состоялось десять премьер. Среди них новые работы пермского Балета Евгения Панфилова, екатеринбургских коллективов: Эксцентрик-балет Сергея Смирнова, компания “2046”, театр балета “Щелкунчик” и другие. “Брать в афишу свежеиспеченные спектакли и даже заказывать их хореографам – своего рода “фишка” нашего фестиваля”, – считает Лариса Барыкина. Содержательной оказалась и офф-программа, включавшая чудесную фотовыставку Владимира Луповского “Разные поезда”, посвященную тому, как последние четверть века Россия открывала для себя современный танец Франции, мастер-классы, ежедневные обсуждения спектаклей прошедшего дня в фестивальном клубе – часто до полуночи, кинопросмотры.

Афиша “На грани” славится своим демократизмом. Открывали фестиваль признанные мастера, виртуозы contemporary dance, танцовщики театра “Балет Москва” – спектаклем “Кафе Идиот” (хореография и постановка Александра Пепеляева), лауреатом “Золотой Маски”. В нем множатся вариации на тему загадочной русской души (Настасья Филипповна явлена в стольких вариантах, что можно сбиться со счету), и явственно слышится перекличка с “Кафе Мюллер” великой Пины Бауш. В программе участвовали и те, кто делает первые шаги в искусстве, – студенты единственного в России факультета современного танца Екатеринбургского гуманитарного университета. Из нескольких студенческих работ особенно запомнился спектакль “Быть” о праве на индивидуальность, особость, личный путь.

“Быть” поставили Александр Фролов и Анна Щеклеина, хорошо известные танцовщики и хореографы екатеринбургского дуэта “Zonk’a”. На прошлых фестивалях они показывали работы, где танцевали сами, а на нынешнем Александр Фролов выступил еще и как хореограф и исполнитель центральной роли в совместной постановке екатеринбургского Камерного театра и танцевальной компании “27/1” “Сказка” по одноименному рассказу Владимира Набокова (режиссер Дмитрий Касимов). Сплав драмы и танца здесь пока не выглядит достаточно органичным – танцуют лучше, чем говорят, но то, что Александр Фролов интересен и как драматический актер, несомненно. Известно, что постановка с ним в главной роли есть в планах театрального коллектива, работающего в стенах екатеринбургского Ельцин-центра.

Синтезом танца и драмы нынче мало кого удивишь (объединять танец с техникой вербатим стало едва ли не общим местом), но фестиваль “На грани” продемонстрировал и более редкое сближение: в двух постановках был продемонстрирован синтез современного танца и театра кукол. В спектакле “Тряпичная опера” итальянского театра “Cantieri Teatrali Koreja” (режиссер Энцо Тома, сценограф Лучо Диана) актеры-кукольники, умеющие одушевлять неживую материю, из нескольких десятков метров полотна создавали на наших глазах “партнеров” для игры и танца. Когда-то на фестивале театров кукол “Петрушка Великий” все в том же Екатеринбурге я видел, как актеры этого театра виртуозно работают с сицилийскими марионетками, в этот же раз обнаружил, что они могут быть чрезвычайно интересны в пантомиме и танце. А вот в спектакле “Альбертина, Гектор и Шарль” французской компании “Propos” (хореограф Дени Плассар) кукол на наших глазах не создают, их заранее сделала Эмили Валантен, за свою работу над постановкой “Грибуль-простофиля и господин Шмель” Екатеринбургского театра кукол получившая в свое время “Золотую Маску”. Эмили – выдающийся мастер, и куклы ее, как всегда, очень выразительны, но, кажется, в этом спектакле, герои которого путешествуют по кругам ада, куклы нужны только как декоративный элемент. Главными же в этом действе оказались даже не танцовщики, а команда музыкантов-битбоксеров, голосовых имитаторов-акробатов, творивших вокальные чудеса.

Настоящих пластических акробатов и одновременно философов пластики можно было увидеть в премьерном спектак-ле “Картон” Челябинского театра современного танца. “В любви я Эйнштейн”, – говорила “дама с лисой” в сериале “Семнадцать мгновений весны”. Не побоюсь назвать хореографа Ольгу Пона – Эйнштейном современного танца, открывателем новых формул и форм танцевального языка. В ее “Картоне” считывается сюжет про экзистенциальное одиночество загнанных в жесткие рамки обитателей современного офиса с картонными перегородками, но куда интереснее просто наблюдать за этой пластической геометрией, танцевальной графикой. Надо отметить, что Пона воспитывает в своем коллективе не только виртуозных танцоров, но и новых интересных хореографов, чьи работы тоже были в программе нынешнего фестиваля: “Апокриф” Андрея Зыкова и Марии Грейф, “Legenda” Рафаэля Тимербакова и Дмитрия Чегодаря в содружестве с костромским хореографом Марией Качалковой.Сцена из спектакля “Девъ/Девять”. Фото И.ЖЕЛНОВА

В пластической математике Поны и ее учеников, как и в нескольких танцевальных антиутопиях и предельно абстрактных композициях (“Коллекционер” петербургского хореографа Ксении Михеевой, явно отсылающий к “Сталкеру” Тарковского, “Пиджин” екатеринбургского хореографа Ильи Манылова и данс-компании “Minoga”, “Черная соль” московского дуэта Ольги Тимошенко и Алексея Нарутто), было изобилие бесценных формальных находок, но почти не оставалось “воздуха” для простых эмоций. Тому, кто считает, что современное искусство в них не нуждается, имело смысл побывать на тех фестивальных спектаклях, где царили радость и полнота жизни, и убедиться, что зрительный зал, в значительной мере заполненный профессионалами contemporary dance, воспринимает именно такой театр как новое слово и новый тренд.

В спектакле “Дивный” таллинского “Fine5 dance theatre” (хореография и постановка – Тийна Оллеск и Рене Ныммик) группа “авиапассажиров”, потерявших багаж, собирала по зрительному залу пестрые платки и шарфы чтобы приодеться. Постановка вроде бы не претендовала на нечто серьезное и глобальное, но в этой ироничной стилизации под Болливуд, перетекающей в рассказ о хозяйственных работах на эстонском хуторе, было море человеческого тепла и пластического изящества. Неужели вопреки всем ужасам мир по-прежнему прекрасное место? Именно этот вопрос задают создатели “Дивного” и отвечают утвердительно. Мне кажется, мир – и мир танца в том числе – нуждается именно в таком ответе.

В какой-то мере его дает и элегически-сентиментальный финский спектакль “Возьми меня за руку” компании Алпо Аалтокоски, источник вдохновения которого – культура народного танца Финляндии. Приехавший из Москвы “Миф” (проект молодого хореографа Павла Глухова), ироническое исследование человеческих архетипов на материале античной мифологии (привет “Горе Олимп” Яна Фабра) – зрелище совсем иного рода, гротескное и эротичное. Острая форма требовала от танцовщиков особой техники: им приходилось танцевать в огромных объемных масках, скрывающих голову. “Миф” брал в плен не только мастерством, но и мягким юмором, приятием мира при всем его несовершенстве.

Отдельным сюжетом фестиваля стали спектакли о мужском и женском, общности и особости – вечная тема искусства, искусства танца в том числе. Вот тут особенно интересны оказались женщины-хореографы, вели ли они рассказ о сугубо мужской компании на грани нервного срыва (“Five” омского театра танца “нОга”, хореограф Ольга Горобчук) или о чисто женском коллективе современниц (“Стол” екатеринбургского танцевального театра “Фора”, хореограф Алена Захезина), или о чем-то вечно женском, взыскующем к ритуалу и фольклору. Настоящим фестивальным событием стал спектакль “Девъ/Девять” столичного Центра драматургии и режиссуры, где сотворцами хореографа Екатерины Кисловой стали пять танцовщиц старшего поколения и четыре певицы фольклорно-этнографического ансамбля “Народный праздник”.

В 2018-м у фестиваля “На грани” грядет первый юбилей – десятилетие. Директор Свердловского театра музыкальной комедии Михаил Сафронов, говорит, что не сомневается в том, что юбилей будет отмечен, как и положено – новым фестивалем.

Владимир СПЕШКОВ
  • Сцены из спектаклей

“Кафе Идиот”, “Девъ/Девять”

Фото И.ЖЕЛНОВА

«Экран и сцена»
№ 1 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email