Про себя и про других

Сцена из спектакля “Доходное место”. Фото А.МОХАММАДАФестиваль “Кузбасс театральный” проходит раз в два года и собирает спектакли со всей Кемеровской области, от Прокопьевска до Мариинска. Каждый из театров-участников сам выдвигает свой спектакль, решая, что стоящего и интересного поставить в афишу. Кузбасс – район индустриальный, имеющий причудливую историю, с американскими миссионерами-рабочими, голландскими строителями, в послереволюционные годы придумавшими в Кемерово дома для рабочих, и огромным вложением человеческих сил. Музей-заповедник на Красной горке усилиями сотрудников-энтузиастов собрал свидетельства и артефакты из прошлого Кузбасса – и это впечатляющая история человеческого труда, тяжелого и опасного, не знающего ни культурных, ни языковых границ.

Театр Кузбасса тоже оказался разнообразен и богат на открытия, на независимую инициативу, на свободное волеизъявление.

В этом году программа фестиваля была щедра на премьеры, которые в скором времени, вероятно, ждет насыщенная гастрольная жизнь за пределами регионального смотра. Прежде всего, речь о спектакле Антона Безъязыкова, главного режиссера Кемеровского театра драмы, “Доходное место”, ставшем главным событием фестиваля.

“Доходное место” Безъязыкова лежит в русле тенденции актуализации классики. Действие пьесы Островского о терпящем крах молодом идеалисте-либерале помещено в огороженное металлическими заборами цвета “мята” пространство (художник – Дмитрий Фомин). Пьеса Островского в сценическом решении Безъязыкова – и исповедь, и приговор нынешнему поколению Жадовых, с которым Безъязыков отождествляет и себя. Это поколение романтиков, излишне самонадеянных, категоричных и принципиальных, поставивших нравственные идеалы выше бытовых и личных нужд. Жадов в исполнении молодого артиста Антона Остапенко заявляет в начале спектакля, что его поколение честнее прежнего, оно презирает рвачество и никогда не унизится до взяток. Жадов – прямая противоположность старожилам Вышневскому и Юсову, чьим манифестом в спектакле становится песня Григория Лепса “Я счастливый”. Счастлив здесь тот, кто успел урвать лакомый кусок и обеспечить своих. Поэтому Жадов для них не конкурент и не противник – а неприспособленный к жизни юнец. Мир, явленный нам Безъязыковым, словно списан с расследовательских сюжетов Навального, выкладываемых на ютьюбе. Это мир прокурорских мундиров, скрывающих беззаконие и произвол. Каждый, кто с погонами, чувствует безграничность своей власти и распространяет ее на все сферы жизни, от секса до работы. Бацилла страха перед людьми с погонами – движущая сила сюжета.

Жернова бюрократической машины перемалывают таких, как Жадов, первыми. В образе, создаваемом Антоном Остапенко, скрестятся и вечные Чацкие, и Муромские, и Мышкины. Выживут иные – лизоблюды и прихлебатели, как Белогубов, в спектакле сыгранный еще одной молодой звездой театра Иваном Крыловым. В противоположность интеллигентному Жадову провинциальный крепыш Белогубов будет уверенно карабкаться по служебной лестнице, цепко перенимая замашки сильных мира сего, отстаивая свое место под солнцем. Именно пришибленный, комичный Белогубов в финальном видеообращении к “избирателям” убеждает в том, что служит только народу, и ласково обещает исправить все недостатки системы. Режиссер Антон Безъязыков видит проблему не в бюрократической машине как таковой, а в мягкотелости рефлексирующих идеалистов, не только не рожденных для борьбы, но просто-напросто не приспособленных к реальной жизни.

Попытку дистанцироваться от классика предпринимают недавний выпускник Вениамина Фильштинского Миша Лебедев и художник Наташа Чернова. Одетый как модное дефиле спектакль “Всякое бывает” по рассказам Василия Шукшина с яркой труппой Новокузнецкого драматического театра, – это монтаж из смешных и драматичных историй, обрамленный специфической рамкой в виде зомбиподобной хореографии и композиций группы Portishead. Живые мертвецы, выходящие из проема, на наших глазах превращаются в простодушных и темпераментных героев Шукшина. Сам факт остранения заставляет думать о времени, которое пролегло между ними и ныне живущими, между той деревней и этой, между тем, вполне патетическим, стилем и сегодняшнем безучастном. Витальный центр спектакля – замечательно точный и смешной актер Анатолий Нога – напоминает о том, какой породы герои были у Шукшина.

О человеческой природе идет речь и в разудалом сочинении Даниила Чащина, магистранта Виктора Рыжакова, поставившего в Прокопьевском театре драмы пьесу Юлии Тупикиной “Хорошие новости”. Щедро снабдив спектакль музыкальной попсой, от Пугачевой до Кая Метова, режиссер моментально берет зал на крючок. История про вечно одиноких женщин разного возраста, ностальгическая и юмористическая одновременно, рассказывается в бод-рой манере. Успех спектакля – в его драйве, но успех не отменяет множества допущений, сделанных лихой рукой молодого мастера.

Завязанный на локальном контексте спектакль Петра Зубарева “Действующие лица и исполнители” (Мариинский театр “Желтое окошко” хорошо знаком по участию в разных фестивалях, в том числе и в программе “Маска Плюс”) рассказывает о театре – с его интригами и драмами. Поверх чеховских “Трех сестер” маленькая компания мариинских артистов разыгрывает свой собственный сюжет – с творческими кризисами и прочими прелестями жизни работников культуры. Остроумное и искреннее сочинение живет свободно именно там, где все его участники позволяют себе быть самими собой.

Еще одним событием нынешней программы стал спектакль “Летние осы кусают нас даже в ноябре” в постановке молодого режиссера Никиты Бетехтина. Впервые пьеса Ивана Вырыпаева сыграна как символистская драма в духе метерлинковских и ибсеновских пьес. Два героя, Елена (Сарра) в исполнении Натальи Амзинской и Йозеф (Дональд) Юрия Темирбаева, выдержаны в условном рисунке на грани фантасмагории. Героиня Амзинской в длинном змеином платье и ярко-рыжем парике, замирая в картинных позах, напоминает Веру Комиссаржевскую в роли Гедды Габлер в спектакле Всеволода Мейерхольда. И лишь Марк (Роберт) Олега Кухарева, похожий на состарившееся беззащитное дитя, проживает сценическое действие психологически подробно, каждую минуту теряясь в страхах и сомнениях. Капли, падающие в бассейн, гулко отзываются в пустом пространстве, изнуряют и жалят его, словно осы. Кажется, что все самое главное уже давно произошло, и герои застыли в безвременье, оказались в ловушке неразрешимых конфликтов. Здесь попытка отыскать однозначный ответ на мучающий жизненный вопрос низводит реальность до карикатуры, а лица близких людей обращает в маски.

Еще одна пьеса Ивана Вырыпаева привлекла режиссера Ирину Латынникову, поставившую с актерами Кемеровского театра для детей и молодежи “Пьяных”. Спектакль играется в кафе, почти за барной стойкой. Вполне умест-ное пространство для вырыпаевской пьесы. Однако режиссер, взяв на вооружение удачную идею, никак ее не реализует в спектакле. Жизнь посетителей и работников кафе развивается параллельно сценическим событиям, никак не вступая с ними во взаимодействие. Латынникова, в отличие от других режиссеров, работавших с этой пьесой, не ограничивается только лишь цирковой и клоунской эстетикой. Состояние опьянения, в котором герои Вырыпаева глаголят истину, разыгрывается актерами в традиции комедии масок. Печальная проститутка Роза с бумажным цветком в руках в исполнении Нины Степановой напомнит Коломбину, громогласный банкир Густав Григория Забавина – Капитана, Магда Нины Ущеко мимикой преображает комическую маску в трагическую.

Лирическое начало героев в спектакле Латынниковой прорывается в тот момент, когда маски постепенно соскальзывают с лиц, в момент, когда градус опьянения понижается, и сквозь образы персонажей проглядывают лица самих актеров. Так, в монологе Лоуренса с проходящей рефреном фразой “Не ссать” в зал обращается уже не столько муж Магды, сколько сам актер Евгений Белый.

Особого упоминания достоин спектакль “Петрушка и царевна-лягушка” из Новокузнецкого театра кукол с изящным и точным живым музыкантом-комментатором (Никита Юртаев) и обаятельным кукловодом (Евгений Шанин), показывающим несколько нехитрых историй. В этом, хотя и очень камерном, представлении схвачена природа ярмарки, веселья без натуги, юмора не без цинизма, сказки без морали. И два артиста-перформера легко и тактично работают с аудиторией, по преимуществу детской, которая с благодарностью откликается.

Программа фестиваля оказалась насыщена театральными впечатлениями. Остается лишь сожалеть о том, что члены жюри не смогли отметить все достойные актерские работы из-за ограниченного числа номинаций. Главный приз получил спектакль “Доходное место”.

Кристина МАТВИЕНКО, Вера СЕНЬКИНА
  • Сцена из спектакля “Доходное место”
Фото А.МОХАММАДА
«Экран и сцена»
№ 22 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email