Про людей и муравьев

Кадр из фильма “Из Уфы с любовью”НАГРАДЫ 26-ГО ФЕСТИВАЛЯ “КИНОШОК”

Главный приз “Золотая лоза” за лучший полнометражный фильм – “КЭРЭЛ – НЕВИДИМАЯ КРАСОТА”, режиссеры Илья Портнягин, Валентин Макаров

Приз за лучшую режиссуру – Ивану КАЧАЛИНУ, Денису КОЛОНТАЙ, Дмитрию ГЛАЗОВСКОМУ (“Странник”)

Специальный диплом жюри – режиссерам Степану БУРНАШЕВУ, Евгению ОСИПОВУ (“Хара Дьай. Нечисть”)

Приз имени А. Княжинского за лучшую операторскую работу – Федору СТРУЧЕВУ (“Эластико”)

Приз за лучший сценарий – Айдару АКМАНОВУ (“Из Уфы с любовью”)

Приз за лучшую музыку – Моисею КОБЯКОВУ (“Хара Дьай. Нечисть”)

Приз за лучшую мужскую роль – Дмитрию ВЛАСКИНУ (“Эластико”)

Приз за лучшую женскую роль – Елене НЕСТЕРОВОЙ, Виталии ЕНЬШИНОЙ (“Язычники”)

Приз Гильдии киноведов и кинокритиков – фильму “ЯЗЫЧНИКИ”, режиссер Лера Суркова

Приз кинопрессы имени Ирины Шиловой – фильму “ИЗ УФЫ С ЛЮБОВЬЮ”, режиссер Айнур Аскаров

Главный приз за лучший короткометражный фильм – “ЛУЧШЕЕ. ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА”, режиссер Александр Цой

Специальный приз – фильму “БЫВШИЕ”, режиссер Ирина Бас

Специальный приз – фильму “СТРЕЛА”, режиссер Евгений Никитин

Главный приз за лучший документальный фильм – “БРИЛЛИАНТЫ ДЛЯ МОИХ МУРАВЬЕВ”, режиссер Карина Виленкина

Специальный диплом жюри – фильму “ВЕРИЛА-ВЕРЮ”, режиссеры Мария Кособокова, Полина Завадская

КОНКУРС “ТВ-ШОК” (зрительское голосование):

  1. “СВИДЕТЕЛЬСТВО О РОЖДЕНИИ”, режиссер Елена Цыплакова
  2. “МАМА ЛЮБА”, режиссер Максим Демченко
  3. “НИКОМУ НЕ ГОВОРИ”, режиссер Дмитрий Сорокин

Лучший фильм конкурса “Киномалышок” – “ОСЕНЬЮ 41-ГО”, режиссер Елена Борисова

Лучшая детская роль – Филипп МАЛОВ (“Осенью 41-го”); Саша НОВИКОВ (“В небо… за мечтой”)

Лучший сценарий – “БАЙКАЛЬСКИЕ КАНИКУЛЫ 2.0”)

Приз зрительских симпатий – актеру Ивану ЗОЛОТУХИНУ (“Eins, zwai, drai”; часть 1-я “Eins”)

 

Нынешний “Киношок” в Анапе примерил на себя новый формат, сократив прежнюю пространную расшифровку собственного имени с аббревиатурой и географией до простого – Открытый российский фестиваль “Киношок”.

Можно сколь угодно говорить о совпадениях, но этот “Киношок”, 26-й по счету, теперь фактически открывал следующую чет-верть лет биографии. Так что смена формата и все, что за этим последовало, показалось естественными и кстати. И счастливая, давно витавшая мысль, не постольку поскольку, а всерьез обратить внимание на отечественное кино в регионах, и то, что основными действующими лицами сразу нескольких конкурсных программ чаще всего были те, кто пока только осваиваются в профессии. Словом, на этот раз “Киношок” не только пригласил к путешествию по большой (и часто незнакомой) родной стране, но и в некотором роде стал фестивалем молодого российского кино.

Последнее обстоятельство было сродни предвкушению: молодые – они же дерзкие, молодость – сама по себе вызов, а “Киношок” в подобной ситуации, если хотите, как телевизионный “Голос” для нестоличного участника – теперь или никогда. Разумеется, это фигура речи, но подобный поворот (почему бы и нет?) тоже предполагался, хотя встреча с дерзостью и вызовом по-настоящему случилась, на мой взгляд, только однажды.

Для начала удивило жанровое разнообразие игрового конкурса. Открыли его и закрыли романтические (!) комедии: первая – из Башкортостана, вторая – из Карелии. А дальше пошло-поехало: драма, хоррор, бесшабашная комедия, где на экране “отрывались по полной”, а в зале с разной степенью успеха пытались в происходящее “въехать”. Был фильм вроде про спорт, но больше про жизнь. Был фильм, угодивший в контексте времени в его, времени, “предлагаемые обстоятельства”, куда угодить, предполагаю, авторы вовсе не планировали. Была, наконец, музыкальная мелодрама, где, как поется в одной давней песне про кино, “красиво смотрят и красиво говорят”, что, впрочем, не помешало картине получить “Золотую лозу”.

Нет, скучно точно не было, как и не было, к счастью, повода снисходительно похлопывать авторов по плечу: мол, все у вас впереди, вот оглядитесь, как следует, наберетесь опыта – что там еще говорят в подобных случаях… А их, образованных и знающих, чего хотят, судя по всему, подбадривать особо не надо, они свой выбор сделали еще не сегодня. А вот помочь не мешало бы, желательно материально. Потому что виденное в Анапе кино нередко снималось на собственные нежирные деньги, что было видно по картинке. Снималось, впрочем, оптимистами и достаточно умело. Розданные по делу актерские призы, примеры классной операторской работы (тут автор разошелся с жюри в предпочтениях), но, главное, было из чего выбирать. Та же история с призом за музыку. Так что, господа, что до профессии, то на минувшем “Киношоке” чаще всего все было по-взрослому, и в сравнении со столицами внутренне провинция категорически не соглашалась считать себя таковой. И в чем уж дала фору привыкшим всегда чувствовать себя первыми, так это в признании в любви к родному, отчему.

Айдар Акманов, сценарист “Из Уфы с любовью”, коренной уфимский человек. Здесь родился, вырос, разве что образовывался на сценариста во ВГИКе, так что поведать о малой родине миру ему было на роду написано, и, когда режиссер Айнур Аскаров предложил Айдару подобный проект, он совпал с мыслями, которые, по собственному признанию, “давно крутились в голове”. И позже сам подивился, в который раз убедившись, с каким замечательным местом жизни связала его судьба: смотрел первую сборку и снова в город влюбился, снова для себя открывал, хотя сделать родную Уфу одним из главных персонажей будущей картины тоже входило в планы авторов. Ведь она тоже со своим характером – капризным, непростым, но сердечным.

Поначалу история в картине задумывалась, как “наш ответ” создателям киноальманахов “Париж, я тебя люблю” или “Нью-Йорк, я тебя люблю”, собранных из нескольких лирических новелл, но потом от микросюжетов решили отказаться, придумали историю одного героя, попадающего из деревни в мегаполис. И тут выяснилось, что молодые жители больших городов и их сверстники из провинции по сути мало чем отличаются, стремясь открывать мир, найти в нем себя, и, как же без этого, любить и быть любимыми.

Пожалуй, главные вопросы к большинству фильмов игрового конкурса “Киношока” начинались со сценариев, историй. Но это, представляется, вообще хроническая проблема отечественного игрового кино, когда история – привет от отечественных же сериалов – на скорую руку подменяется неким сюжетом. Скажем, в карельском “Ананасе” (режиссер Владимир Рудак) мы знакомимся с героем, сидящим в инвалидной коляске, буквально через минуту он ее благополучно покидает, чтобы на глазах изумленного зрителя на крепких ногах разрешить неприятную ситуацию, а уже в следующем кадре снова в коляске восседает, оглоушив свидетелей сего чуда вопросом: во сне то было или наяву? Оказывается, наяву, потому как подобное происходит и раз, и второй, и энный, так что, в конце концов, вопреки авторским надеждам перед нами предстает вполне заурядный мошенник, только по недоразумению до сих пор не схваченный за руку. А ведь все могло повернуться иначе, если бы авторы закрутили по-настоящему авантюрную и ироничную историю про человека, который пытается жить в разных личинах.

В другом фильме авторы по ходу дела постоянно отсылают зрителя к неким персонажам и событиям, находящимся на периферии повествования, внимание отвлекается, нить действия теряется, возникают неопределенность и невнятность, картина останавливается, и то, что могло бы стать историей, превращается в предсказуемый, уже не способный захватить сюжет.

В этом смысле от иных в конкурсе выгодно отличалась студенческая работа трех (немногим за 20) учеников Владимира Хотиненко, получивших один на всех приз “Киношока” за лучшую режиссуру в фильме “Странник”. Итак, знакомьтесь: Денис Колонтай (он же автор сценария и исполнитель одной из ролей), Иван Качалин (он же исполнитель одной из главных ролей) и Дмитрий Глазовский (он же оператор и исполнитель одной из ролей). “Странника” трудно назвать манифестом поколения, но то, что перед нами честное и искреннее высказывание о мире и своем месте в нем уже само по себе вызывает уважение.

Молодые режиссеры, при всей своей индивидуальной несхожести, снимают в полном творческом согласии, отчего фильм кажется сделанным одним человеком. Они не скрывают, что смотрят “со своей колокольни”, размышляя о жизни и смерти, о дороге из пункта А в пункт Б и о том, что встречают между означенными пунктами. Они не боятся быть непонятыми, не стесняются прямых отсылок к великим цитатам прошлого и, увы, не всегда радующим образцам настоящего. Для них важнее, чтобы человек, ведущий сегодня жизнь муравья, перестал себя чувствовать таковым, и в этой, такой в сущности наивной и вечной иллюзии, для них кроется столько надежды. На всех нас, на себя тоже…

Среднестатистическое наше представление о Якутии – морозы, олени, меховые малицы, одним словом – далеко и холодно. В фильме Ильи Портнягина и Валентина Макарова “Кэрэл – невидимая красота”, удостоенном главной награды “Киношока”, все ровно наоборот – много лета, солнца, тепла и хорошей погоды, песен у костра над небыстрой водой и сменяющих друг друга нарядов, которые, если и не от Сен-Лорана, то от крутого модельного дома точно. И это роскошество – фон рассказа про городскую барышню и сельского парня, который пишет незатейливые песни и, разумеется, никому их не показывает. При первой встрече между молодыми людьми, как и положено, случится недоразумение, но в финале все устроится лучшим образом, потому что Айтал приедет в город на песенный конкурс, где ничего не подозревающая Кэрэл будет петь его песню.

На самом деле рассказывать про фильм “Кэрэл – невидимая красота”, беззащитный перед тьмой образцов разного качества, отнюдь не просто. Не потому, что тут чистой воды мелодрама, мягко говоря, ничем сверхъестественным не поражающая, а потому, что герой в ней незрячий молодой человек со всем прилагаемым к подобному сюжету комплектом носовых платков. Но и незрячесть, и калейдоскоп нарядов, и, как же без нее, непременная разлучница, оставшаяся ни с чем, в этом фильме странным образом не мешают, отходят на задний план перед обаянием молодости героев, перед их экранной и жизненной одаренностью, перед историей про чудо жизни, счастья, узнавания. А наряды… Кому неохота, спрашивается, если уж выглядеть – так выглядеть?

Николай ХРУСТАЛЕВ

  • Кадры из фильмов “Кэрэл – невидимая красота”, “Из Уфы с любовью”
«Экран и сцена»
№ 19 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email