Горящие двери

Сцена из спектакля “Горящие двери”. Фото Alex BrennerВ августе в Финляндии в 49-й раз прошел ежегодный международный фестиваль “Театральное лето в Тампере” (Tampereen Teatterikesa). В основной программе старейшего североевропейского театрального форума было представлено 19 спектаклей, посвященных преимущественно остросоциальным проблемам современности.

Скандинавскому театру вообще свойственно пристальное внимание к злободневным общественным темам. Драматурги на них активно откликаются, новые пьесы сценой всегда востребованы. Да и постановки по классике непременно созвучны дню сегодняшнему. На фестивале в Тампере, например, несколько лет подряд признанным хедлайнером была режиссер Яна Росс, в предыдущие два года показывавшая здесь спектакли по “Чайке” и “Дяде Ване”. Выпущенные в Исландии и Швеции, они отражали современные реалии – не только в оформлении, но и в языке: чеховский текст дополнился узнаваемыми деталями и атрибутами из жизни этих стран. В режиссерской интерпретации авторская атмосфера и интонация пьес русского классика ничуть не пострадали, а его драматургия открылась западному зрителю новыми актуальными гранями. Жаль, что в этом году Росс не привезла из Вильнюса своих очень интересных “Трех сестер”, поставленных в Национальном драматическом театре Литвы, где нынешнее семейство Прозоровых переживает посттравматический синдром после развала Советского Союза.

Постсоветское пространство на 49-м фестивале представлял Белорусский свободный театр с острым политическим перформансом “Горящие двери” (Burning Doors). Героями постановки стали современные жертвы политических репрессий в России. Среди них – художник Петр Павленский, чья нашумевшая акция с поджогом дверей здания ФСБ на Лубянке дала название спектаклю.

Белорусский свободный театр был основан в 2005 году. В своей стране он все эти годы не был зарегистрирован, существовал нелегально, не имея собственной сценической площадки, и играл в тщательно скрываемых местах. В настоящее время это единственный театр в Европе, запрещенный правительством по политическим мотивам, его основатели работают в Великобритании со статусом беженцев. “Горящие двери” в постановке Николая Халезина (он же автор пьесы) и Наталии Каляды – совместный проект театра и участницы панк-группы Pussy Riot Марии Алехиной, чья история стала составляющей сюжета. Алехина сама участвует в спектакле, это рассказ от первого лица с присутствием интерактива, где на импровизированной пресс-конференции зрители могут задать ей любые вопросы. Третьим и главным героем перформанса стал украинский режиссер Олег Сенцов, приговоренный российскими властями к 20 годам колонии строгого режима по обвинению в подготовке терактов в Крыму.

“Горящие двери” – синтез документального и пластического театра с элементами сатирического шоу в духе Comedy Club. Во вставных скетчах с диалогами политиков режиссер не щадит ни российскую власть, ни украинскую, хотя, может быть, не слишком затрудняет себя поиском оригинальных метафор. В одной из сцен российские политики обсуждают, сидя на унитазах в Кремле, как им выкрутиться из скандальной ситуации с Pussy Riot – образ “обгадившихся” государственных мужей очевиден. Для украинской верхушки футбольные баталии важнее, чем судьба Сенцова – по жесткой оценке Халезина, для них он не более чем разменная монета в грядущих политических играх. Спектакль грешит некоторой стилистической эклектичностью, да и его контекст – с 2015 года, когда родился этот замысел, – кое в чем изменился. К Павленскому, после избиения им актера Театра.doc и попытки сексуального насилия над актрисой того же театра, в России заметно охладели даже его преданные защитники. Но в нашей стране “Горящие двери” вряд ли когда-нибудь будут показаны. За границей Белорусский свободный театр привлекает внимание широких кругов общественности к судьбе заключенного Олега Сенцова. И высказывает решительный протест против лишения художника права на самовыражение. Кстати, накануне поездки в Тампере Мария Алехина показала в Якутске своеобразный пролог к спектаклю – выступила с несогласованной акцией в поддержку Сенцова, за что была ненадолго задержана. Режиссер продолжает отбывать срок в этом городе.Сцена из спектакля “Теперь люди меня уважают”. Фото Freja Lindberg

Если в Беларуси на нелегальное существование обречен независимый театр, то в развитых европейских странах это широко распространенная проблема многих иммигрантов. Что нашло отражение в постановке “Депортированные” (Karkotetut) небольшого финского театра Rakastajat и команды Элины Изарры Олликайнен, автора пьесы и режиссера. Как и “Горящие двери”, этот спектакль, где сатира сочетается с глубоким драматизмом, основан на документальном материале. Минимальное оформление здесь также принципиальной роли не играет: весь акцент – на игре актеров. Историю, исследующую механизм депортационной машины, слепо ломающей многие судьбы, разыгрывают всего четыре человека. Что заставляет людей покидать свой дом? Кто-то ищет лучшей доли, кто-то – скрывается от гонений. Олликайнен явно решила заострить проблему и рассматривает ее на примере беженцев. Колумбийка Сельма уезжает из страны, где могут убить просто за батончик “Сникерса”. Курд Амир спасается от национализма иракских властей. Кабиин вынуждена уехать из родной Уганды из-за преследования сексуальных меньшинств. Мирная Финляндия поначалу становится для них убежищем. Сельма и Амир создают семью, их первый ребенок Мария идет в финскую школу. Казалось бы, живи и радуйся. Но – права на легальное проживание нет, соответственно, нет и разрешения на работу. Как следствие – депортация. Актер Томи Алатало гротескно изображает сначала сонного сотрудника миграционной службы, затем – бодрого полицейского, равнодушно стоящих на страже закона. Высылка нелегалов для них всего лишь работа, где некое произвольно заданное количество подлежащих депортации людей важнее отдельных человеческих судеб. Как горько иронизирует режиссер, полиция точно знает, что нужно делать, но не задумывается, почему. Никого не волнует, почему должна куда-то уезжать юная Мария, появившаяся на свет в Финляндии и воспитанная в европейской культурной и языковой среде. Почему высылают ее отца и африканку Кабиин, обрекая их на явную смерть, от которой может спасти только чудо? И зачем ЕС ежегодно тратит на депортацию тысячи и тысячи евро, вместо того, чтобы продумать и принять, наконец, адекватные законы об иностранцах? Театр привлекает к этим вопросам внимание социума, действуя в игровой форме. Смотришь и невольно задумываешься, как не хватает таких обращений на российской сцене, где озабоченность проблемами мигрантов проявлял, пожалуй, лишь Театр.doc в своих спектаклях “Борьба молдаван за картонную коробку”, “Акын-опера”, “Шпатель” и “Узбек”.

Не хватает у нас и актуальных постановок для подростков. В Скандинавии тема семьи – из центральных в драматургии, и не случайно одним из самых сильных впечатлений фестиваля в Тампере стал спектакль шведского театра Lumor “Теперь люди меня уважают” (People Respect Me Now). Проблему школьного насилия (пьеса также написана на основе документальных свидетельств) драматург облекает в острый детективный сюжет. Все начинается со звонка двенадцатилетнего подростка в полицию из школы, где происходит стрельба. Затем действие обращается к событиям, предшествовавшим трагедии. Повествование в постановке автора пьесы и режиссера Паулы Стенстрём Эман развивается нелинейно, с каждой сценой, как в паззле, приоткрывая зрителям все новые и новые мрачные стороны закулисной жизни внешне благополучной школы. В итоге банальная под-ростковая драка вдруг оказывается следствием чудовищного преступления взрослого человека. В Тампере во время показа отказала техника, и он прошел без видеооформления. Но даже без визуальных эффектов эта история производит ошелом-ляющее впечатление. Четыре актера, разыгрывающие больше двух десятков персонажей, три часа держат публику в неослабевающем напряжении.

В 2016 году пьеса “People Respect Me Now” получила в Швеции приз “Пьеса года”. Она переведена на несколько языков, в том числе, на русский, год назад ее в форме читки представили в Александринском театре. Трагические события далекой скандинавской школы, увы, не так уж далеки от российской реальности – эта пьеса так и просится на нашу сцену.

Елена КОНОВАЛОВА

    Сцена из спектакля “Горящие двери”. Фото Alex Brenner
    • Сцена из спектакля “Теперь люди меня уважают”. Фото Freja Lindberg
«Экран и сцена»
№ 17 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email