Вместо СМИ и НИИ

Сцена из спектакля “Anti[gone]” Фото Т.КАСЬЯНОВИЧВ Беларуси конец сезона прошел под знаком документального театра. Последовательно работающий в этом направлении Александр Марченко выпустил сразу два спектакля: “Anti[gone]” о том, как сильно мы похожи на древних греков (Центр визуальных и исполнительских искусств “АРТ Корпорейшн”), и “Границы.net”, где французские и белорусские актеры исследуют барьеры и препятствия в современном обществе – от таможни до гендерной идентичности (Республиканский театр белорусской драматургии; Международное общественное объединение “Театро”). Традиционно документальный спектакль стал одной из выпускных работ студентов Европейского колледжа Liberal Arts в Беларуси. Вместе с режиссером Валентиной Мороз и драматургом Константином Стешиком студенты исследовали проблему домашнего насилия. Итогом стал спектакль “Убежище”. Театр “Крылы халопа” реализовал первый из цикла документальных аудиоспектаклей в пространстве города “Brest Stories Guide”. Перечисление обнаруживает контекст: документального театра в Беларуси много, в основном это театр проектный и негосударственный. Ну а то, куда движется док, особенно заметно по “Anti[gone]” и “Brest Stories Guide”.

 

Двое в комнате. Я и Ленин

Идея спектакля “Anti[gone]” возникла у режиссера Александра Марченко на аспен-семинаре (форум, основанный на чтении и обсуждении трудов великих мыслителей прошлого и настоящего). В рамках этого социально-культурного проекта встретились и попытались наладить диалог лидеры из самых разных сфер общественной жизни. В итоге из семинарского задания по тексту трагедии Софокла получился документальный спектакль, где известные минчане делятся своими жизненными историями, в основе которых те же конфликты, что и в “Антигоне”.

“Anti[gone]” синтезирует античную трагедию, вербатим и site-specific. Спектакль играют в пространстве Мемориального музея-мастерской скульптора Заира Азгура, одного из самых ярких белорусских монументалистов-соцреалистов. Зрительный зал устроен напротив высокой стены, стеллажи рядом сплошь уставлены бюстами писателей, генсеков, военачальников. По периметру площадки тоже скульптуры. Вот-вот, кажется, шагнет на сцену каменный гость – Карл Маркс. Бюсты создают зеркальный эффект, и кто на кого смотрит – не совсем понятно. Но рэди-мейд сценография (необычная жизнь обычных вещей) никогда не бывает однозначной: зал скульптур можно принять и за античный хор, и за окаменевшее прошлое – видимое воплощение истории, которая всегда повторяется.

На небольшой площадке между залом живым и залом бронзово-гипсовым работает актриса Дарья Новик. В белой тунике и берцах, организуя небольшое пространство вокруг себя металлическими барьерами, она на разные лады то читает, то пропевает текст Софокла. Смещая эпохи, возвращает нас к началу театра, к трагедии до Эсхила, когда пьесу перед зрителями разыгрывал один актер.

Монолог актрисы постоянно прерывается документальным хором, он точечно рассажен среди зрителей. Как только повествование касается новой темы: борьба между братьями, неограниченная власть, моральный долг, – в зале поднимается один из героев документальной части спектакля и рассказывает свою историю. Иногда смешную – о создании первых сетей среди интернет-пользователей. Иногда трагичную – о потере долгожданного ребенка. Вербатимы читают сами “доноры”: организатор популярного музыкального фестиваля, известная спортсменка, креативный директор краудфандинговой платформы.

Режиссерское решение выглядит эклектичным. Сочетание документальной манеры исполнения и близкого к постдраматическому чтения античного текста подчеркивает неравноправность составляющих. Зрительское внимание сосредотачивается на реальных историях и рассеивается на трагедийных фрагментах. Но эту конструкцию неожиданно выравнивает выбранная локация – музейное пространство. Оно частично исключает оппозицию стилей повествования, акцентируя внимание на идее принятия своего прошлого: личного, советского, общечеловеческого – любого. Принять и похоронить, а не оставлять на растерзание птицам и псам.Один из маршрутов “Brest Stories Guide” Фото Р.ЧМЕЛЯ

 

В тени Брестской крепости

В 2016 году независимый театральный коллектив из Бреста “Крылы халопа” начал работу над циклом аудиоспектаклей в городском пространстве “Brest Stories Guide”. В 2017-м была презентована его первая часть, изменившая понятие об иммерсивности в белорусском театральном процессе. Зритель не просто ощущает эффект присутствия, сопричастность, конструирует показ для себя, он делает это независимо от создателей и других зрителей. На спектакль не нужно покупать билет. Неважно, сколько человек и в какое время придут его смотреть. Для того чтобы попасть в театр, вам нужно только оказаться в Бресте и взять с собой гаджет с операционной системой Android. Технически идея проекта заключалась в разработке мобильного приложения, где карта города и отмеченные на ней объекты совмещаются с документальным аудиосопровождением. Для первой части “Brest Stories Guide”, посвященной брестскому гетто, приложение уже разработано – его можно бесплатно скачать в Google Play.

Цель “Brest Stories Guide” – ликвидировать белые страницы в истории Бреста, рассказав о тех событиях, которые по разным причинам не были должным образом осмыслены горожанами и исследователями. Один из участников проекта историк Кристиан Ганцер метафорически формулирует предпосылки этой театральной работы: “В тени Брестской крепости исчезает начало Холокоста в Беларуси”. Масштаб трагедии раскрывается в цифрах: перед началом войны в Бресте проживало около 24000 евреев, значительная часть из них попала в гетто, после уничтожения гетто в живых осталось чуть меньше 20 узников.

Создатели “Brest Stories Guide” предлагают зрителям пять маршрутов, каждый может сконструировать из них собственный спектакль. Маршруты организованы в соответствии с хронологией событий: вводные данные из довоенного Бреста, рассказывающие в том числе и о еврейских погромах; лето 1941-го и организация гетто; жизнь в гетто; уничтожение гетто; истории выживших.

Аудиосопровождение, созданное звукорежиссером Андреем Богдановым и актерами брестских театров, – микс из воспоминаний и документов, который являет перед зрителем то существующий, то уже не существующий Брест. Например, вот аптека, она стоит на этом месте, как стояла и сто лет назад. А сейчас вы проходите через расстрельные дворы, в них были уничтожены сотни узников, но этот факт уже стерся из памяти горожан. Географическая привязка к объектам пунктирна, но, перемещаясь по бывшей территории гетто, зрители не бредут от объекта к объекту, ведомые аудиогидами в наушниках, как на экскурсии, а погружаются в атмосферу трагедии. Один из самых сильных эффектов спектакля – переживание разлома действительности, когда визуальное восприятие современного города сопровождается не привычными звуками жизни улиц, а описанием одной из самых масштабных городских катастроф.

Автор идеи проекта режиссер Оксана Гайко и команда “Brest Stories Guide” продолжают работу. В ближайших планах спектакль о судьбе женщин, которые не уехали со спешно эвакуировавшимися мужьями (офицерами, партработниками), остались в оккупированном Бресте, а еще истории 1990-х о жизни “на районах” Бреста.

 

Человек красит место

Места и люди – главное для любого вида документального искусства. “Anti[gone]” и “Brest Stories Guide” ярко обозначают тенденцию: для белорусского документального театра на первый план сейчас выходят места – слишком многое в спектакле зависит от пространства, продиктовано им. Еще одно заметное изменение: отказ режиссеров от дистиллированного документализма и постоянный поиск часто неожиданного сочетания стилей, форм, жанров, традиций. И это все интереснее проявляет субституциональную функцию документального искусства и те способы, которыми театр пытается осмыслить события и явления, выполняя задачу, например, СМИ или НИИ.

Елена МАЛЬЧЕВСКАЯ

  • Сцена из спектакля “Anti[gone]”

Фото Т.КАСЬЯНОВИЧ

  • Один из маршрутов “Brest Stories Guide”

Фото Р.ЧМЕЛЯ

«Экран и сцена»
№ 14 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email