«Арлекин» уехал в Карелию

Сцена из спектакля “Сын-Медведь”. Фото Е.НИКИФОРОВАПетербургский “Арлекин” – Российскую Национальную премию и фестиваль театрального искусства для детей принято называть младшим братом “Золотой Маски”. Учредитель обеих премий – СТД РФ.

В отличие от старшей сестры “Арлекин” никогда не вызывал бурного обсуждения прессы. Но в этом году ситуация резко изменилась благодаря форуму “Единой России” в Омске, на котором с подачи Сергея Безрукова возникла идея “новой” детской “Золотой Маски”. Обсуждение насыщенной программы XIV фестиваля “Арлекин”, вердикт жюри отошли на дальний план, что понятно. Важнее было защитить справедливость, героические усилия небольшой команды арт-директора премии и фестиваля, художественного руководителя детского музыкального театра “Зазеркалье” Александра Петрова и директора-распорядителя Марины Корнаковой. Письмо Александра Калягина лично Дмитрию Медведеву с просьбой помочь “существующему многолетнему проекту с хорошей репутацией”, статьи в прессе, выступления на самом форуме привели к созданию итоговых документов, в которых вопрос о необходимости государственной поддержки Всероссийского фестиваля “Арлекин” был выделен отдельной строкой. Обе-щания не остались на бумаге: Министерство культуры РФ откликнулось и выполнило поручение форума. Будем надеяться, что помощь “Арлекину” станет регулярной.

На протяжении четырнадцати лет фестиваль не ограничивается смотром лучших детских спектаклей прошедшего сезона. Насыщенная программа “Арлекина” собирает проекты, посвященные болевым проблемам театра для юной аудитории, инициируя собственные акции (об одной из них, созданной в содружестве с Гете-институтом, “Испытай себя”, можно прочесть в материале Александры Солдатовой в “ЭС” № 9). В многочисленных дискуссиях практики постоянно жалуются на дефицит драматургии. Основой большинства спектаклей для детей становится инсценировка. Не случайно на нынешнем “Арлекине” этой теме посвятили режиссерскую лабораторию “В театр на самокате”. “Самокат” в названии – не средство передвижения, а любимое родителями и детьми издательство, выпускающее отличные книги для подрастающего поколения. Силами студентов-режиссеров РГИСИ, учеников Геннадия Тростянецкого и Анатолия Праудина в тесном содружестве с магистрами программы драматургии под руководством Натальи Скороход были проведены читки новых инсценировок и поставлены два спектакля-эскиза на основе романов и повестей, изданных “Самокатом” (кураторы проекта Юлия Клейман и Мария Слоева). Особый интерес вызвал променад-бродилка “Волна” по одноименной книге Тода Штрассера (режиссер Иван Заславец, автор инсценировки Элина Петрова). История основана на реальных фактах и рассказывает об американском учителе, придумавшем игру в фашистов, чтобы объяснить молодому поколению, что такое тоталитаризм. Игра обернулась реальным ужасом превращения сообщества подростков в организацию, напоминающую гитлерюгенд. Наставник едва не потерял способность противостоять стихии неуправляемой ненависти. “Волна” была отмечена спецпремией Жюри в номинации “Эксперимент”.

“ЭС” подводит итоги “Арлекина” с Ольгой ГЛАЗУНОВОЙ, членом Жюри, заведующей Кабинетом театров для детей и театров кукол СТД РФ.

– Четыре года назад в нашей беседе вы высказали наблюдение, что состав участников-режиссеров фестиваля молодеет на глазах.

– Процесс продолжается. Не только в тюзах, но и в театрах драмы обеих столиц, и в регионах спектакли для детей ставят молодые режиссеры. Радует то, что они работают с юной аудиторией не с прагматичными целями, а потому что им интересно. Мне кажется, что “Арлекин” с его постоянными лабораториями, мастер-классами этому интересу способствовал.

– Конкурсная программа состояла из сказок, решенных в разных жанрах. Безусловным лидером стал “Сын-Медведь” Национального театра Республики Карелия. Ему присуждена Национальная премия – статуэтка Арлекина в номинации “Лучший спектакль”, а также денежный грант на новую постановку (300 000 рублей). “Сын-Медведь” награжден за лучшую работу режиссера и лучшую работу художника. Ему же досталась премия Ассоциации театральных критиков.

– “Сын-Медведь” оказался самым гармоничным и цельным спектаклем. Режиссер Вячеслав Поляков – артист театра, “Сын-Медведь” – не первый его детский спектакль. Важно, что он хорошо знает свою культуру, но при этом у него современный взгляд на традиции, фольклор, прекрасное чувство юмора. Жюри в своем решении было единодушно.

– Спектакль из Петрозаводска хочется назвать “обыкновенным чудом”. Не только потому, что бродячий сюжет напоминает пьесу Евгения Шварца о человеке-медведе. Режиссер вместе с художником Егором Кукушкиным не моделируют аутентичность, а погружаются в стихию древних сказаний, ищут метафоричность в языческих грубых масках (медведя, колдуний), изысканную красоту – в народных костюмах.

“Сказка о царе Салтане” пермского Театра-Театра – обладатель сразу нескольких премий: за лучшую хореографию Ирины Ткаченко, за лучшую работу художника по костюмам Любови Мелехиной и художника по свету Евгения Козина – также использует фольклорные мотивы.

– У “Салтана” оказалось много поклонников в Жюри. Они говорили, что спектакль очень живой и изобретательный.

Придумано и в самом деле много, но эти фантазии не всегда сценически оправданы. Отношение со стихотворным текстом слишком произвольно, рифма обрывается, чтобы больше не появиться.

– Нельзя не порадоваться преамбуле спектакля: артисты-скоморохи вовлекают зрителей в хоровод, поют колядки, ходят колесом.

Цирк и балаган переплетены в “Коньке-Горбунке” режиссера Тимура Файрузова в Норильском Заполярном театре драмы имени Вл.Маяковского. Однако за трюками теряется смысл сказки Ершова.

– Согласна. Все мы любим цирк, но тогда номера должны быть выполнены блестяще. Тимур Файрузов явно человек одаренный, хотя пока ему не хватает жесткого отбора приемов и умения строить сюжет.

– Для “Вкусной истории о девочке и великане” Ростовского-на-Дону молодежного театра выстроен прозрачный шатер. Он отделяет родителей от актеров (Юлия Чумакина и Александр Гайнарджи) и детей. Впрочем, если ребенок испугается или закапризничает, маме или папе нетрудно вытащить его из шатра и успокоить. Автор и режиссер из Франции Луиз Левек и художник (он же главный режиссер театра) Михаил Заец решают спектакль для малышей (от трех лет) в форме увлекательной игры.

– На втором спектакле произошла драматическая история. Детей пришло в два раза больше, чем вмещал шатер. Зрители фактически не дали актерам играть.

– Мне кажется, в спектакле не хватает драматургии.

– Нет и жесткого режиссерского рисунка, поэтому “Вкусная история” легко рассыпается. Конечно, это пример бэби-театра – время диктует необходимость таких спектаклей-игр. Это направление стало модным, и опыт показывает, что такого рода действа иногда не являются театром, а скорее анимацией-общением с малышней.

– “Арлекин” зорко следит за опытами соседей: не впервые в афишу входят работы Александринского театра и БДТ имени Г.А.Товстоногова.

В офф-программу “Арлекина” вошел международный документальный проект “Цель визита/Zwischenraum” (Россия – Германия) на Новой сцене Александринки. Он посвящен острой и болезненной теме миграции и адаптации подростков (режиссеры Михаил Патласов и Анна Юнышева). А на Малой сцене БДТ зрители увидели “Тетрадь Полины” по пьесе Александра Молчанова в постановке Степана Пектеева. Эта работа выросла из эскиза акции Александринки “Новая пьеса для детей”. История о девочке, превратившейся в удава, полна юмора. А идея бунта сообщества зверей против несправедливого обращения людей с животными рассказана остроумно и без всякой дидактики.

Какой из проектов офф-программы вам показался наиболее удачным?

– Постоянный участник “Арлекина” московский театр “Тень” загодя завербовал группу петербургских школьников, объединив их в “Кружок Барона Мюнхгаузена”. С помощью Майи Краснопольской и Арсения Эпельбаума дети с удивительным артистизмом показывали сочиненные ими истории в духе Распе, оживавшие на экране теневого театра. Я бы сказала несколько слов об Арсении Эпельбауме, который стал душой проекта. Он заканчивал ГИТИС (курс Валерия Гаркалина), потом работал с Дмитрием Крымовым. Сегодня Арсений делает хеппенинги, используя свои оригинальные технологии.

– Фестивали для детей сегодня переживают трудное время.

– Безусловно. В таком огромном городе как Москва существует, к примеру, “Гаврош”, но он ориентирован преимущественно на международную программу. Прекратила свое существование “Большая перемена”. В этом году не смог состояться “Минифест” в Ростове-на-Дону.

– У региональных театров нет денег на дорогу. Так, не смог приехать на “Арлекин” чудесный спектакль “Маню-ня” Омского ТЮЗа молодого режиссера Евгении Никитиной по повести Наринэ Абгарян. Министерство культуры области отказалось финансировать проезд артистов и декораций. Для участников фестиваля был устроен видеопоказ, имевший большой успех. Очень жаль, что “Манюня” не попала в конкурс.

– Работа родилась из эскиза в Саратове на лаборатории “Чет-вертая высота”. Фестивали, как и лаборатории, чрезвычайно нужны. И, конечно, насущно необходим “Арлекин” как собиратель лучших спектаклей и проектов, вручающий Национальную премию. Он выполняет очень важную миссию, и именно поэтому “Арлекину” так нужна не разовая, а постоянная поддержка.

Беседовала

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

  • Сцена из спектакля “Сын-Медведь”. Фото Е.НИКИФОРОВА
«Экран и сцена»
№ 11 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email