Дерзкие. Южные. Твои

Сцена из спектакля “Шокошопинг“. Фото предоставлено пресс-службой театраВ Ростове-на-Дону уже пятый сезон работает независимый театр “18+”. Ворвавшись в жизнь столицы Южного федерального округа документальным мюзиклом о казаках “Папа”, они творят яркий и провоцирующий театр на юге России – там, где с культурной жизнью все обстоит не так уж просто.

Пермский критик Татьяна Тихоновец, когда смотрела спектакли в Краснодаре, сказала: “У вас тут, на юге, не театральная обстановка. На Урале выходишь вечером с работы – темно! снег! И сразу идешь укрыться в театре. А у вас выходишь – тепло, светло, море не так уж далеко. Зачем идти в театр?” Цитирую я, скорее всего, неточно, но смысл был именно такой.

И все-таки даже на юге существуют не только театры с колоннами (а в случае Ростова – и вовсе театральные здания в форме трактора и рояля), но и независимые частные коллективы, подрывающие ситуацию сытого репертуарного спокойствия.

Ростовский театр “18+” сделал ставку на современную драму, местный колорит и сотрудничество с художниками – и не прогадал.

Создание “18+” связано с частной инициативой: его основатель – местный бизнесмен и арт-менеджер Евгений Самойлов, между прочим, защитивший докторскую диссертацию на тему “Культурные запреты как фактор экономического развития”. Он открыл сначала выставочное пространство 16th Line, а потом и арт-центр Makaronka, в котором разместился небольшой театр со сценой на 75 зрителей. Каким-то образом “18+” удается счастливо лавировать между Сциллой независимого выживания и Харибдой тоталитарного контроля со стороны мецената.

Название театра – не только дань “взрослой” тематике спектаклей, но и указание на адрес: искать его нужно на улице 18-я Линия ростовского района Нахичевань.

Художественным руководителем стал Юрий Муравицкий: режиссер, драматург, актер, лауреат “Золотой Маски”, постановщик легендарного спектакля “Зажги мой огонь” в Театре.doc. Он рассказывает, как все начиналось: “Оля Калашникова – режиссер, актриса и одна из создателей театра – показала свой спектакль и провела фестиваль читок современных пьес “Ростовские чтения” в галерее 16th Line. На этот фестиваль я и приехал в Ростов в первый раз. Потом Женя Самойлов предложил ей сделать театр, она предложила мне. Я согласился. К нам присоединился Максим Березин – технический директор, и мы пошли смотреть пыльные цеха макаронной фабрики, обсуждали, где и что лучше расположить. Через несколько месяцев, уже осенью, я вернулся в Ростов с Любой Мульменко, и мы начали работать над первым проектом – “Папа”. Вместе с творческой группой собирали документальный материал, ходили по улицам Ростова, приставали к прохожим с вопросами, встречались и говорили с интересными людьми – музыкантами, художниками, а театр тогда еще только начинал строиться…”

Для открытия театра была нужна громкая постановка с местным колоритом. Ростов-”папу” Юрий Муравицкий и драматурги Любовь Мульменко, Сергей Медведев и Мария Зелинская решили раскрыть с помощью техники вербатима. В поиске ключевых топосов города и разговорчивых аборигенов они открывали феномены ростовской ноосферы: культовых личностей вроде музыканта-инженера Папы Срапы, православный рэп и дарк-шансон от группы “Церковь Детства”. Южный казачий город неожиданно предстал во всей палитре своих настроений – от патриотического до психоделического.

С треш-мюзиклом “Папа” театр “18+” уже в 2014 году принял участие в “Новой пьесе” – специальной программе фестиваля “Золотая Маска”.

Постепенно определились значимые люди театра. Валентина Волженская и Максим Березин – директор и технический директор театра – в начале нулевых были одними из создателей легендарного кинотеатра “Буревестник”. На посту главного режиссера Ольгу Калашникову сменил драматург и режиссер Герман Греков (к тому же актер: в увиденном мной спектакле “Шокошопинг“ он подменил артиста, весьма органично выйдя в роли “мужчины в носках”). Звукорежиссер и завпост Юрий Арефьев – философ по образованию, около 20 лет увлекается историей индустриальной и постиндустриальной музыки. Художник по свету Дмитрий Цупко – участник известной в городе арт-группы “СИТО”. Ксения Протосевич, заместитель директора по развитию, – выпускница “Школы театрального лидера” (Центр им. Вс. Мейерхольда, Москва). Собственной труппы у театра нет, вернее, ее составляет разноликая Светлана Башкирова, приехавшая сюда из Нижнего Тагила. Остальные артисты, участвующие в спектаклях “18+”, работают в “больших” государственных театрах.Сцена из спектакля “Саша, вынеси мусор“. Фото предоставлено пресс-службой театра

Как определить художественное кредо “18+”? Слово Юрию Муравицкому: “Чем мы отличаемся от других театров страны, которые занимаются современной драматургией? Я бы сказал, что у нас есть уклон в трэш-эстетику. Так как-то с первого спектакля пошло: открылись документальным трэш-мюзик-лом “Папа”, недавно вышел спектакль “Исповедь мазохиста”, жанр которого режиссер Талгат Баталов определил как трэш-шапито. В нашем случае это трэш с использованием эстетики китча. Вообще, если продолжить смотреть жанровые определения наших спектаклей – “шокирущий реализм”, “остросоциальная сатира” – кредо проявится само собой”.

Размышление о “духе места” в театре “18+” неслучайно. “Папа” стал рассказом о Ростове, но кроме того, театр постоянно работает с текстами местных драматургов: Марии Зелинской, Сергея Медведева, Анны Донатовой. Да и самих Грекова и Муравицкого, коль скоро и они теперь немного ростовчане. Работая с маргинальной эстетикой, театр ищет в ней собственно ростовский стиль. Ведь и место непростое, творческое: родом отсюда и Анатолий Васильев, и Кирилл Серебренников, и Всеволод Лисовский, который, кстати, сейчас создает в театре “18+” новый проект.

Кроме того, театр, живущий в одном пространстве с арт-галереей, тесно сотрудничает с художниками. Пространство Ma-karonka – это прежде всего центр современного искусства. Первый спектакль появился в сотрудничестве со Светой Песецкой из арт-группы “Белка и Стрелка”, потом с “18+” стали работать Маша Богораз и арт-группа “Прачечная”, Дима Цупко и арт-группировка “СИТО”. Как отмечает Юрий Муравицкий, “сейчас уже непонятно, где заканчивается арт-группа и начинается театр – настолько мы срослись”.

Местный колорит, однако, оттеняется столичным опытом и амбициями художественного руководства театра, что позволяет коллективу не вариться в собственном соку. Сюда приезжал с гастролями Театр.doc. Сам “18+” тоже не сидит на месте: они уже побывали на фестивалях в Словении, в Петербурге, в Москве, провели обменные гастроли с театром “Парафраз” из Глазова.

Здесь ставят молодые режиссеры, имена которых на слуху в столицах: Руслан Маликов, Талгат Баталов, Олеся Невмержицкая и другие; со сцены звучат современные тексты. При этом “18+” не следует мейнстриму андеграунда, а стремится к уникальности: как говорит Герман Греков, “мы растим своих Вырыпаевых и Волкостреловых”.

Театр откликается на актуальные запросы времени. 31 марта 2017 года театр и художники показали арт-перформанс “Позорище”, посвященный спору о том, кому должно принадлежать здание городского театра кукол (к потолку были подвешены черные марионетки): самому театру и зрителям или местной епархии.

В этом сезоне открылся проект “Театр+”, в рамках которого проходят бесплатные лекции, мастер-классы с режиссерами, читки современной драмы.

Да и спектакли в “18+” – это не только эмоциональное или психологическое событие, но и социальное. Каждая постановка посвящена актуальной социальной проблеме: здесь говорят об извращениях корпоративной этики, об эротике в сети и о мазохизме как социальном явлении, о скуке и моральной неразборчивости, о трагизме войны и драматизме внутрисемейных отношений.

Счастливым образом театр, поднимающий острые темы, не вызывает какой-либо негативной реакции у казачества или иных социальных групп. Как отмечает Герман Греков, “чем радикальнее художественное выказывание, тем больше эмоций сгорает в процессе его переработки”. И после премьеры “Папы”, несмотря на опасения художественного руководства, казаки не доставали нагайки, а аплодировали. Помня о том, как принимали в Краснодаре Марата Гельмана, за Ростов остается только порадоваться.

Спрашиваю у Германа Грекова, поработавшего и в Воронеже, и в Москве: “Почему вы выбрали театр “18+”?” – “Потому что есть возможность быть свободным”.

Вера СЕРДЕЧНАЯ

Сцены из спектаклей “Шокошопинг“, “Саша, вынеси мусор”

Фото предоставлено пресс-службой театра

«Экран и сцена»

№ 11 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email