Александр БОРОК: «Интересно то, с чем сталкиваешься впервые»

Сцена из спектакля “Железо”. Фото предоставлено фестивалемПредлагаем беседу с членом жюри Фестиваля, режиссером театра кукол Александром Бороком.

– В этом году впервые в истории “Золотой Маски” в программе “Куклы” оказалось восемь спектаклей. Насколько полно они отразили реальную ситуацию в театре кукол?

– Радостно, что программа оказалась такой большой, хотя я мог бы добавить еще несколько достойных спектаклей. Тем не менее, афиша отражает современную картину, представляет разные направления, в которых движется российский театр кукол. Сегодня очень популярен бэби-театр – для самых маленьких. Вновь встает на ноги театр кукол для взрослых. Сложность работы жюри в том и состоит, что в таком широком спектре нужно выбрать всего одного победителя.

– Вы не только руководите Челябинским театром кукол имени Валерия Вольховского, но являетесь арт-директором фестиваля “Соломенный жаворонок”, собирающего программу для взрослой аудитории. Какие работы, показанные на “Золотой Маске”, близки вашим критериям, тем требованиям, что вы предъявляете к “вечернему” репертуару?

– Поскольку мне приходится заниматься отбором, я обращаю внимание на такие спектакли, которые, не теряя сложности и глубины, понятны зрителю. И рождают желание вновь прийти в театр кукол. В качестве примера могу привести лауреатов прошлогодней “Маски” – “Толстую тетрадь” Александра Янушкевича и “Ваню” Алексея Лелявского. Обе работы были показаны на “Соломенном жаворонке”. На нынешнем фестивале взрослым зрителям предназначались три названия.

Мне близок спектакль Театра кукол из Петрозаводска “Железо” Бориса Константинова и его соавтора, художника Виктора Антонова. Это авторский театр. В “Железе” всё, начиная с текста, сочинено его создателями. Такой спектакль неповторим: он интересно решен, придуман и воплощен. Хороши актерские работы.

– Виктор Антонов умеет вдохнуть жизнь в неодушевленные предметы. Трудно забыть его трамвай или грузовичок в “Ленинградке”. И в “Железе” главный герой спектакля – автомобиль Запорожец – кажется живым.

– Машина может показаться настоящей, но она выполнена из папье-маше. Делали ее всем театром. Зритель, особенно рожденный в СССР, откликается душой на этот спектакль. В нем много аллюзий на советские реалии. Единственное, чего, мне кажется, не хватало, это полноценной драматургии.

– Я бы сказала – драматизма. История показалась чересчур идиллической.

– Согласен. Хотя “Железо” из тех спектаклей, где все рождено фантазией авторов, такие постановки я люблю больше всего.

– Проблема драматургии в театре кукол всегда была острой. Есть авторы, чьи произведения кажутся созвучными жанру. К примеру, Даниил Хармс.

– Я очень люблю Хармса и его особый, абсурдный юмор. Самое трудное – придумать структуру спектакля. Попытки найти образное решение чувствуются в работе Красноярского театра кукол “Хармс. Анекдоты. Случаи. Стихи”, но доминирующим для режиссера Руслана Кудашова стал путь иллюстрирования текста, что неизбежно обедняет смысл и стилистику Хармса.

– Впервые в программе “Маски” появился петербургский театр “Бродячая собачка”. Мне показалось интересным, что для “Снегурочки” был приглашен такой известный художник как Юрий Хариков.

– Он сделал колоссальную работу. Но я бы сказал, что в “Снегурочке” режиссер не справился с художником, предложившим очень оригинальное решение. Чтобы понять спектакль, нужно прочитать программку. В идеале, мне кажется, кукольному действу не нужны комментарии. К слову сказать, и “Сак-Сок” из города Набережные Челны требует специального сопроводительного текста.

– “Снегурочка” адресована детям возраста 6+.

– На мой взгляд, спектакль получился и не детским, и не взрослым. История рассказана не очень внятно. Мне понравилась “Сказка с закрытыми глазами. “Ежик в тумане”” Московского театра кукол. И своей любопытной формой, и решением сценического пространства. В спектакле замечательная музыка, очень хорошо работают актеры. Героев на сцене всего трое, но в зале работают дзанни, которые в нужную минуту могут подойти к ребенку, успокоить его или что-то объяснить.

– Это спектакль инклюзивного театра.Сцена из спектакля “Колино сочинение”. Фото А.ИВАНОВА

– Да, и в “Ежике” много звуков, запахов, всего того, что поможет слабовидящему ребенку воспринять сказку. Однако самым убедительным примером спектакля об особенных детях стало “Колино сочинение” Яны Туминой Продюсерского центра “КонтАрт” и театра “Кукольный формат”. Работа режиссера сделана по мотивам книги Сергея Голышева “Мой сын – даун”. В “Колином сочинении” нет даже намека на спекуляцию темой. Ты думаешь не об ущербности больного ребенка, а о его прекрасном, полном поэзии видении мира. Коля – маленький поэт, остро чувствующий красоту, наделенный способностью мечтать и любить. Спектакль Яны Туминой значителен и серьезен. Простые, но выразительные маленькие куклы, точная и деликатная игра актеров, музыка, видео – все работает на создание настоящего произведения искусства, способного трогать и волновать зрителя.

– Я смотрела “Колино сочинение” год назад на “Арлекине”. Жюри наградило спектакль спецпремией “Событие”.

Сегодня театр без границ – данность. И кукла часто появляется в смежных жанрах.

– Я давно люблю спектакли Дмитрия Крымова. Во всех его постановках есть куклы. Театр художника вообще близок тому жанру, в котором я работаю.

– Какие постановки драмы и номинации “Эксперимент” были особенно полезны вам как кукольнику?

– Интересно то, с чем сталкиваешься впервые. Открытиями для меня, в первую очередь, стали “Кабинет редкостей” Русского инженерного театра АХЕ из Петербурга и “Снегурочка” новосибирского “Старого дома”. Оба спектакля, помимо формы, привлекают своим юмором. Юмор помогает смотреть спектакль с открытым сердцем.

Мне очень понравилась “Гроза” Андрея Могучего. Этот спектакль вполне можно считать экспериментом. Даже, может быть, чем-то большим, чем эксперимент. Удивительное решение. Я вспоминал концерты ансамбля Дмитрия Покровского. Казалось, его поиски забыты, и вдруг они возрождаются в “Грозе” Андрея Могучего и Александра Маноцкова. Спектакль заставляет сидеть, открыв рот. Я бы с удовольствием еще раз посмотрел эту “Грозу”.

Отдельно хотел бы сказать о спектаклях Александринского театра. Такую сложную машинерию, такой мощный визуальный ряд, как в “Вороне” Николая Рощина, редко встретишь. Колоссальное впечатление произвел на меня спектакль “По ту сторону занавеса” Андрия Жолдака. Я не понял, почему этого постановщика часто ругают. Вот это театр! Какие потрясающие актерские работы! Мне стало ясно, за что Жолдака так любят артисты.

Очень понравился спектакль Виктора Рыжакова “Саша, вынеси мусор”. Нам, членам жюри, выдали пьесу, она показалась очень интересной. Необычное решение, необычная работа актеров. Спектакль кажется простым, но на самом деле в этой кажущейся простоте большая глубина.

Еще одна работа, для меня очень увлекательная, – “Корабль дураков” Дениса Бокурадзе из Новокуйбышевска. Может быть, потому, что у меня был печальный опыт столкновения с этими фарсами. В нашем театре, уже довольно давно, их ставил польский режиссер. Ничего у нас не вышло. Мне говорили, что “Корабль дураков” неважно прошел в Москве. Я этого, однако, не заметил.

– Каковы сегодня главные проблемы театров кукол?

– Конечно, существуют материальные проблемы. Если говорить конкретно о нашем театре, хотелось бы, наконец, обрести малую сцену. Но это не главные проблемы. Ведь театр может возникать “из ничего”. Все у нас нормально: есть большая сцена, мы ездим на гастроли, на фестивали. Можем пригласить режиссера из-за границы. В конце апреля Михаил Яремчук выпускает у нас спектакль.

Театру кукол подвластны все жанры: и опера, и мистерия, и цирк. Основная проблема – дефицит личностей. Конечно, сейчас появляются и режиссеры, и художники, но их явно недостаточно.

– Признаюсь, что скучаю по событиям в театре кукол. Ваш спектакль “Картинки с выставки”, за который вы получили первую “Золотую Маску”, смотрела несколько раз и могла бы рассказать в подробностях.

– Спектакль до сих пор идет в Екатеринбургском театре кукол.

– Работа в жюри очень нелегка.

– Все мне говорят: “Вы, наверное, страшно устали, еле на ногах держитесь”. Я провел в Москве больше сорока дней. Старался, когда удавалось, посмотреть спектакли помимо конкурсных. Радует то, что театр живой, что он востребован. Радует и то, как горячо зрители воспринимают фестиваль. Для нас с актрисой Ириной Ермоловой, которая приехала из Екатеринбурга, время, проведенное на “Золотой Маске”, – настоящий праздник.

Беседовала Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

  • Сцена из спектакля “Железо”.
  • Фото предоставлено фестивалем
  • Сцена из спектакля “Колино сочинение”.
  • Фото А.ИВАНОВА
«Экран и сцена»
№ 8 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email