Понять дракона, или Неблагородный герой

• Кадр из фильма “Хоббит: Пустошь Смауга”“Хоббит: Пустошь Смауга”. 


Режиссер Питер Джексон.

И вот теперь очень интересно, каким будет третий фильм франшизы “Хоббит”… Неохваченной Питером Джексоном осталась лишь небольшая часть книги, а размах и продолжительность у последней картины явно окажутся такими же, как и у двух первых.

Конечно, “Хоббит” для Джексона оказался определенного рода ловушкой. В трилогии “Властелин колец” ему приходилось жертвовать не только проходными сценами, которых у Джона Рональда Руэла Толкиена, надо сказать, немного, но и ключевыми, вроде гибели Сарумана или встречи полуросликов с Томом Бомбадилом – иначе пришлось бы снимать не три, а все шесть картин. А вот книга “Хоббит, или Туда и Обратно” коротенькая, поэтому приходится, что называется, размазывать белую кашу по чистому столу. У Джексона это получается – к концу фильма “Пустошь Смауга” начинаешь уставать не от того, что в фильме ничего не происходит, а как раз потому, что происходит слишком много.
Даже если не пользоваться современными технологиями и смотреть картину в обычном 2D, трудно не обратить внимание на изобилие и продуманность маленьких деталей – например, на то, как подрагивает на ветру кусочек растрепанной веревочки, привязанный к колонке, мимо которой плетется герой.
Или на портрет бургомистра Озерного города в его, бургомистра, кабинете.
Или на то, как роскошно сыплется, шелестит, переливается золото, и из этих блестящих груд медленно поднимается дракон Смауг. У него хоббит Бильбо должен похитить священный гномий камень Аркенстон – ради чего, собственно, и затевался долгий поход. С помощью этого артефакта гномы, сопровождаемые Бильбо, намереваются забрать у дракона свое горное королевство Эребор и свое вожделенное золото.
Часть гномов у Джексона выглядит столь же комически, как и Гимли из “Властелина колец” – огромные носы, глазки-бусинки, суетливая неуклюжесть. Но встречаются и красавчики: к примеру, король Торин Дубощит, вид которого благороден, и его племянники Фили и Кили. Кили к тому же умеет отпускать скабрезные шуточки. И Джексон развлекает юных и не очень зрителей намечающейся любовной линией между Кили и эльфийкой Тауриэль, предпочитающей гнома-шутника своему прежнему дружку Леголасу. Тому самому, у которого во “Властелине колец” возникнет нежная дружба с Гимли.
Однако, несмотря на красоту, благородство и чувство юмора, главным качеством гномов остается меркантильность. При слове “золото” их пальцы начинают шевелиться, а глаза туманиться, и большинство из встреченных по дороге существ – и эльфов, и людей – не преминут напомнить гномам об алчности какого-нибудь из их предков. Более того – помогать гномьей компании, куда попал Бильбо, все решаются лишь с неким усилием, и главным аргументом становится то, что за компанией ведут охоту орки. “Не люблю гномов! Правда, орки еще хуже…” – эту фразу в разных вариациях произносят недобровольные помощники и спасители маленьких путешественников.
Если сравнивать группу, в которой Бильбо идет к Смаугу за волшебным камнем, с группой, в которой его племянник Фродо отправлялся к роковой горе Ородруин, дабы уничтожить Кольцо Всевластья, то вторая, конечно же, вызовет куда больше уважения. Суровый и неподкупный воин Арагорн, кажется, и вовсе лишен недостатков, да и у остальных они тоже несут оттенок благородства: гордыня Боромира, вспыльчивость Леголаса, страсть к неуемному веселью Мерри и Пиппина.
Жадность же облагородить трудно, и восхищения гномы не вызывают. Впрочем, Джексон наделяет слабостями не только гномов. Жители Озерного города, которым управляет жадный до власти бургомистр в феерическом исполнении Стивена Фрая, очевидно глупы. А кое-кто из жителей эльфийского королевства позволяет себе напиваться до положения риз. Честно сказать, трудно представить толкиеновского эльфа, уснувшего лицом в тарелке, однако Джексон снимает такие сцены не случайно, вкладывая в них определенный смысл.
Да, добро в трилогии противостоит злу, и на стороне добра оказываются те, кто хорош, а на стороне зла – те, кто плох. Но от того, чью сторону выберут не определившиеся, равнодушные, глупые, занятые в первую очередь собой и своими делами – выберут в тот момент, когда не выбирать будет невозможно, – и зависит исход дела. Так что во время этого путешествия Бильбо учится выбирать: рисковать или нет, помогать или нет, признавать своих попутчиков товарищами, несмотря на их алчных предков и несмотря на то, что их никто не уважает, или нет. То, чему он научится, и позволит ему написать впоследствии книгу о своем пути и с помощью этих рассказов воспитать Фродо, а Фродо без этого воспитания не смог бы взять на себя проклятие кольца и выполнить свою миссию.
Во второй части Бильбо все больше увлекается кольцом, надевая его в нужные, казалось бы, моменты. Но опасностей вокруг много, и прибегать к помощи кольца приходится все чаще. А мы уже знаем, чем все в результате кончится, и какое страшное будет лицо у старого хоббита, когда ему придется отдать золотую вещь племяннику; и мы уже видели, какая тоска и ужас владели Горлумом, когда он понял, что лишился своей “прелести”.
Однако не только кольцо получает страшную власть над своим обладателем – у священного камня та же сущность. Во время беседы с Бильбо дракон Смауг проговорится о том, что у него появлялось желание отдать Аркенстон гномьему королю Дубощиту – и потом наблюдать, как камень влияет на него, как разрушает его личность, как становится главным… “Пустошь Смауга” – про деньги и власть, про то, насколько серьезно они способны разрушить. Но так как деньги и власть и всегда были, и сейчас остаются одними из главных целей человечества, вторая часть с размахом показывает нам наших собственных драконов и оттого смотрится куда живее первой.
Зашуганный, наивный народ Озерного города мирно занимается своими делами. Король эльфов Трандуил уверяет, что ему нет дела до того, что происходит вокруг. Гномы думают о своих исконных землях, которые надо отнять у дракона. А меж тем сам воздух в Средиземье уже стал иным, и пахнет в этом воздухе войной…
“Хоббит, или Туда и Обратно” был впервые опубликован в 1937 году – и фантазии о грядущих битвах Питер Джексон передает сгущением атмосферы, средневековой мрачностью Озерного города, исполненного художниками великолепно и своими узкими каналами напоминающего Венецию. Одним из помощников компании гномов станет лодочник Бард, который провезет их в город, спрятав под свежепойманной рыбой, – станет своего рода Хароном, сам того не ожидая, ибо после встречи со Смаугом пути назад ни у гномов, ни у хоббита не будет.
Не будет этого пути и у Гэндальфа – ему предстоит в этом фильме встретиться с Некромантом. Те, кто читал или смотрел “Властелина колец”, знают и о том, что отобранное Бильбо у Горлума кольцо сделано им, и о том, каково его настоящее имя. Некромант у Джексона жуток, непонятен и силен, он предстает перед Гэндальфом в виде алого, уже знакомого нам ока, где вместо зрачка – черный силуэт.
Око будет становиться человеком, человек – оком, и эта смена картин станет для волшебника мороком, а потом магической волной, которая швырнет его и сильно ударит о скалу. Больше о Некроманте говорить не будут, но эта сцена даст понять, что впереди большие сражения и большие потери.
Бой с раздраженным, побежденным гномами Смаугом, улетевшим к Озерному городу, битва Пяти Воинств… Похоже, финальная часть трилогии будет состоять в основном из масштабных батальных сцен – они Питеру Джексону удаются хорошо. Возможно, Джексон разовьет и любовную линию “гном-эльфийка”, которую придумал самостоятельно и которая противоречит всем сказочным правилам, однако не противоречит реальности, где вместе могут быть совсем не похожие друг на друга люди, а герои вполне могут оказаться неблагородными.

Жанна СЕРГЕЕВА
«Экран и сцена» № 24 за 2013 год.

Print Friendly, PDF & Email