Незаменимый

Георгий ТАРАТОРКИНДо последних дней Георгий Георгиевич Тараторкин сохранял моложавость и юношескую стройность. Его худощавость была элегантной. Настоящий русский интеллигент и красивый человек.

Известный, признанный артист, он никогда не отказывался от должностей. Таких, как Президент Национальной премии «Золотая Маска», член Секретариата СТД РФ. В любой должности был честен, переживал за дело, боролся с несправедливостью.

Он окончил Студию при ленинградском ТЮЗе и с первых ролей стал кумиром ленинградской публики. Ведь в шестидесятые годы ТЮЗ под руководством З.Я.Корогодского был одним из самых популярных театров города. Конечно, в Георгия Тараторкина были влюблены старшеклассницы и студентки! Что неудивительно, ведь на сцене появился герой, которого ждали. С кодексом чести. С душой поэтической.

Георгий Тараторкин сыграл Виталия Ромадина в «Тебе посвящается», лейтенанта Шмидта в «После казни прошу…», Гамлета, Бориса Годунова.

Всероссийская известность пришла к нему после фильма «Преступление и наказание» Льва Кулиджанова. Многим и сегодня трудно представить Раскольникова иным, сыгранным другим артистом. Эта же роль прославила актера в Театре имени Моссовета – в «Петербургских сновидениях» Юрия Завадского. Почти вся его жизнь прошла в этом театре, здесь он пользовался любовью и уважением. Многие помнят его Ивана Карамазова, Каренина в «Живом трупе», Виктора Франка в «Цене», Виктора Михайловича в «Серебряном веке», Диона в «Римской комедии».

Тараторкин снялся во множестве фильмов. Можно назвать, например, Чарского в «Маленьких трагедиях» Михаила Швейцера. У каждого свой список любимых ролей, сыгранных артистом.

Вспоминается, как удивлены были театральные критики и зрители, узнав о том, что Тараторкин играет Вершинина в «Трех сестрах» у Юрия Погребничко в театре «ОКОЛО дома Станиславского». «Встреча с этим театром – это встреча с индивидуальным <…> и попутно я выясняю отношения со своим собственным миром. Кто, как не Чехов, нам поможет?», – говорил он об этой работе.

Георгий Георгиевич обладал редкой отзывчивостью. Сколько раз он срывался с места, отложив все дела, чтобы поддержать своим авторитетом какой-то из региональных фестивалей.

Узнав о кончине артиста, многие, вероятно, вспомнили строки Наума Коржавина, впервые прозвучавшие со сцены в спектакле «Тебе посвящается»: «Ты мир не можешь заменить, но ведь и он тебя не может». Георгий Георгиевич останется незаменимым.

Редакция «ЭС»

«Экран и сцена»

Февраль  2017 года.
Print Friendly, PDF & Email