НЛО, или Урок поэзии

• Финал спектакля “Все другие и собака”. Фото А.ИВАНИШИНА
Прекрасно помню возбужденную толпу младшеклассников, собиравшихся лет тридцать назад в ЦДРИ на “уроках поэзии” Вадима Левина. Его “Глупую лошадь”, “Мистера Квакли, эксквайра…”, а также многие другие стихи знали наизусть и дети, и взрослые. Каждый приезд Вадима Александровича в Москву из Харькова был событием. Его уроки казались игрой. Он как будто жонглировал словами, посылая их, как мячики, в детский зал, немедленно отзывавшийся “мячиками-рифмами”. Стихи сочинялись всей аудиторией, и это занятие казалось необыкновенно увлекательным. В перерывах между играми Левин читал стихи, иногда один, иногда с Ренатой Мухой. Те дети (сегодня им под 40) почувствовали на уроках поэта радость творчества и запомнили их на всю жизнь.
Кое-кого из учеников с собственными детьми я видела в партере на премьере ГАЦТК имени С.В.Образцова “Все другие и собака” по стихам Вадима Левина и Ренаты Мухи.
Режиссер Борис Константинов и художник Евгения Шахотько сочинили вольную композицию, обозначив жанр спектакля как “сказку-сон”. Во сне, тем более, сне такого фантазера, как мальчик Алешка (куклу ведет артист Михаил Евченко), могут происходить самые невероятные события: дома и деревья способны путешествовать, а животные (к примеру, Лошадь) – играть партиту Баха на виолончели. Создатели спектакля не иллюстрируют стихи, они находят сценический эквивалент их смыслу и содержанию, а это очень непросто. Хотя бы потому, что многое в поэзии Левина и Мухи построено на игре слов, идиомах. “В семье Осьминогов ужасная драма: / За ужином ссорятся папа и мама. / А бедные дети стоят на пороге / и просят родителей взять себя в ноги”. Но режиссер ухитряется сделать из шуточного стихотворения маленькую “драму”, наделить папу Осьминога несносным характером. Получается забавная и вполне понятная история. Борис Константинов вычленяет в стихах тему взросления: забавный щенок, не то Пушок, не то Дружок, “гулял в метель и в солнцепек… гулял в жару, в мороз и в сырость, гулял, гулял, гулял и… ВЫРОС”. В спектакле-сне растут персонажи (отметим не только бывшего щенка – большую, лохматую собаку, но и чудесную огромную сову). Игра масштабами (увеличиваются в размерах не только куклы и предметы, но и тени персонажей) работает на фантастичный, волшебный образ созданного на сцене мира.
Это мир воображения ребенка, в своих снах парящего в космосе, погружающегося в морскую стихию. Кажется, его глазами увидены в спектакле облака и лужи, снеговики, звери и птицы.
Кукла Алешка окружен любящими близкими. Папа и мама, дедушка и бабушка решены в живом плане (их играют Алексей Соколов, София Элик, Андрей Нечаев, Александра Горбунова). Смешные парички, напоминающие дреды, делают всех родственников похожими друг на друга. В “человеческой” семье ребенок выглядит очень органично. Такую органику редко встретишь в театре кукол, где артисты зачастую норовят вытеснить куклу на задний план.
“Все другие и собака” – название стихотворения Вадима Левина. “Но больше всех, однако, мне нравится собака – / Кусака, забияка, но самый верный друг“. Смысл же одноименного спектакля в том, чтобы сделать юных зрителей верными друзьями настоящей поэзии. “НЛО”, вынесенное в заголовок, аббревиатура, которой Левин назвал свою методику Начального Литературного Образования. “В ребенке всегда живет творческая активность, из которой можно вырастить художественное восприятие и потребность в чтении подлинной литературы. Но когда взрослым не до поэзии, ее место в жизни ребенка занимает попса, китч, эрзац-искусство”.
Последняя премьера – третий спектакль Бориса Константинова в Театре кукол имени Образцова и первый – в должности главного режиссера. Она свидетельствует о взаимопонимании труппы и нового главного. “Все другие и собака” вселяет надежды на новый виток в истории театра.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ
«Экран и сцена» № 2 за 2014 год.

Print Friendly, PDF & Email