Vivat!

• Ирина ХОЛМОГОРОВА. Фото М.ХАЛИЗЕВОЙ

Юбилей Ирины Витальевны Холмогоровой, да еще столь почтенный – полная неожиданность для всех, кто ее знает! Впрочем, в случае Ирины Витальевны неожиданности и несоответствия общепринятым нормам кажутся скорее закономерностью. Взять хотя бы главное дело ее жизни, преподавание в Щепкинском театральном училище. Термин “педагог“ или, тем более, “педагог ВУЗа” внушает несомненный пиетет, но за ним часто прячутся тоска, страх и воспоминание об унизительной зависимости. Я не училась у Ирины Витальевны, но, насколько знаю, для своих студентов она является не только носителем блестяще структурированной и осмысленной, а потому легко воспринимаемой информации, но также другом, авторитетной личностью и, как это ни странно, источником радости. И это при том, что она требовательна, строга и совсем не склонна к панибратству! Юмор, непосредственность, сила и обаяние личности, принципиальность и бунтарский дух – все эти качества не часто встречаются у педагогов, в особенности, в сочетании. А способность обнаруживать их в процессе чтения бесконечно повторяющихся лекций по истории зарубежного театра свидетельствует еще об одном редком свойстве: недюжинном артистизме, органичную природу которого не могут не оценить студенты театрального ВУЗа. Итак, Холмогорова педагог? Ну, конечно, да, и прекрасный! Но студенты, смею думать, любят ее, прежде всего, за то, что она всегда остается для них человеком! Живым, ироничным, требовательным к себе и другим, не готовым терпеть несправедливость.
Еще одна сфера приложения Ирины Витальевны – наука. Я имею счастье работать с ней бок о бок в Государственном институте искусствознания последние десять лет, но у меня вряд ли повернется язык назвать ее “ученым”. Применительно к Холмогоровой этот термин кажется слишком казенным, тусклым, бесплотным, ведь она и на этом поприще ухитряется ломать стереотипы. Героем Ирины Витальевны, а точнее сказать, спутником ее научной жизни, является знаменитый немецкий писатель Герхарт Гауптман. Мы знаем, что театроведы, искусствоведы, литературоведы, погружаясь в личную и творческую историю своих героев, невольно превращаются в самых пылких поклонников и горячих пропагандистов их деятельности, а порой даже начинают идентифицировать себя с ними. Это правило в особенности распространяется на женщин-исследовательниц, однако, в случае нашего автора все обстоит едва ли не противоположным образом. Холмогорова наблюдает за жизнью и творчеством Гауптмана пристально, но с некоторой “корректной” дистанции, всегда оставляя за собой право не согласиться с ним или даже усомниться в благовидности его намерений. Между ними как будто происходит непрекращающийся диалог, нередко чреватый спором и противостоянием. При этом статьи и блестящая книга, посвященная позднему периоду творчества Гауптмана, неоспоримо свидетельствуют, что подобный независимый и глубоко личный взгляд на историю помогает не только автору, но и читателям увидеть в ее герое и других известных деятелях прошлого подлинных людей и по-настоящему прочувствовать все коллизии и перипетии их жизни и их времени. Холмогорова ученый? Ну, конечно, да, и очень хороший! Но только то, что она пишет, имеет особую ценность, прежде всего, потому, что в научной деятельности она также в первую очередь остается человеком! Добросовестным, наблюдательным, честным.
Долгие годы Ирина Витальевна работает экспертом и членом жюри на разнообразных театральных фестивалях. Я не думаю, что ее коллегам всегда легко договариваться с ней, ведь она яростный спорщик, а дипломатические соображения или желание “не обидеть” не являются для нее весомыми аргументами в вопросах художественного качества. И, тем не менее, ее приглашают раз за разом, поскольку для того, чтобы жюри было авторитетным, в нем должны присутствовать “неудобные” люди, не готовые кривить душой. Холмогорова эксперт? Да, безусловно! Но не только благодаря тому, что она всю свою жизнь читает лекции по истории театра, а современный театр знает вдоль и поперек, приложив руку к воспитанию нескольких поколений актеров, но и потому, что и в этой сфере она, прежде всего, остается человеком. Субъективным, страстным, принципиальным.
Способности “быть человеком” неизменно сопутствует еще одна: способность жить полной жизнью. Ирина Витальевна всегда окружена плотным кольцом людей, которые ее любят. Иногда на ее жизненном пути встречаются и те, кто ее не любит, причем столь же пылко. Это может означать только одно: Холмогорова никого не оставляет равнодушным, она всегда в центре внимания, на пересечении каких-то силовых полей и линий. Когда человек живет с такой степенью эмоциональных, интеллектуальных и нравственных затрат, каждый прожитый год – заслуга и всеобщее достояние, а потому праздновать юбилей нужно открыто и самодовольно, не пытаясь замалчивать гордую цифру 70! Все равно, как нельзя целиком подогнать деятельность Ирины Витальевны Холмогоровой ни под одно из профессиональных занятий, так нельзя свести ее личность к цифрам возраста, какими бы эти цифры ни были! Vivat!

Татьяна ГНЕДОВСКАЯ
«Экран и сцена» № 7 за 2014 год.

Print Friendly, PDF & Email