Давно не terra incognita

Юрий Григорович и Джон Ноймайер. Фото М.ЛОГВИНОВАВ конце мая на сцене Большого театра состоялось вручение приза Бенуа де ла Данс, давно уже ставшего чем-то большим, чем обычная премия. Церемония награждения, со временем переформатированная в мини-фестиваль мирового балета, для отечественных поклонников Терпсихоры – одно из важных событий сезона, как художественного, так и просветительского толка. В том, что имена многих зарубежных хореографов и танцовщиков не являются для нас terra incognita, – не последняя заслуга Бенуа де ла Данс.

Благодаря международному авторитету за Бенуа закрепилось определение «балетный Оскар». С наградой американской киноакадемии премию роднит еще и то, что ее присуждают профессионалы профессионалам. Ну и, конечно же, интрига: имена победителей становятся известными лишь на церемонии. Правда, число вотирующих киноакадемиков раз в тысячу больше, чем в случае с танцевальным аналогом. Здесь голосует немногочисленное, но отборное жюри, членами которого в разные годы были Галина Уланова, Иветт Шовире, Рудольф Нуреев, Карла Фраччи, Джон Ноймайер, Каролин Карлсон, Анжелен Прельжокаж, Алтынай Асылмуратова, Алла Осипенко, Элизабет Платель, Ана Лагуна, Уэйн МакГрегор, Ханс Ван Манен, Хулио Бокка, Алессандра Ферри и другие.

В нынешнем году в жюри, возглавляемое бессменным председателем Юрием Григоровичем, вошли: этуаль Парижской Оперы Мари Аньес Жило, ее недавний коллега по театру, а ныне художественный руководитель Национального театра танца Испании, Хосе Мартинес, худрук Шведского Королевского балета Йоханнес Охман, китайский хореограф и педагог Сяо Сухуа, представляющая Италию звезда балета Элизабетта Терабюст, исполняющий обязанности заведующего балетной труппой Мариинского театра Юрий Фатеев и Линда Шелтон, директор американского Театра Джойс.

В главной номинации – «лучший хореограф» – перечисленный синклит выдвинул восемь претендентов. Ими стали: хорошо известный в России итальянец Мауро Бигонцетти за свою версию прокофьевской «Золушки» в Ла Скала; худ-рук Парижской оперы Бенжамен Мильпье за постановку «Ясно, громко, блестяще, вперед» на музыку Нико Мюли; двадцативосьмилетний Джастин Пек, на протяжении последних двух лет занимающий позицию постоянного хореографа Нью-Йорк Сити Балле; столь же молодой, лишь четыре года назад окончивший Вагановскую академию, Максим Петров за постановку в Мариинке изящного опуса «Дивертисмент короля» на музыку Рамо; не нуждающийся в представлении Юрий Посохов за «Героя нашего времени» на музыку Ильи Демуцкого в Большом театре; шведский хореограф Александр Экман за «Сон в летнюю ночь» Микаэля Карлссона в Шведском королевском балете; его соотечественник Иохан Ингер за постановки в Национальной компании Испании («Кармен» Бизе-Щедрина) и в Нидерландском театре танца («Один на один» Франца Шуберта); китайский хореограф Джан Юньфын, поставивший в Пекинской академии танца «Императора Лю».

К сожалению, о номинированных спектаклях, чьи отрывки по несколько секунд мелькали на экране и были выборочно представлены в благотворительном гала, судить трудно. Так произошло с «Кармен» Иохана Ингера, разделившего с Юрием Посоховым титул «лучший хореограф». Показанный фрагмент балета в исполнении Эмилии Гисладоттир и Дана Верворта оставил сумбурное впечатление о Хосе и Кармен как о лишенных традиционного романтического ореола, глубоко несчастных людях, истязающих друг друга, в том числе и физически. Награждение же Юрия Посохова за «Героя нашего времени» показалось вполне заслуженным. Если говорить о самом гала-концерте, то, несмотря на калейдоскопичность, он все же дал представление о происходящем в мире современной хореографии. Было интересно видеть и лаконичный изысканно-красивый дуэт из «Императора Лю» (партнерша, играя тканями на манер знаменитой Лои Фуллер, создавала ощущение текучести и непрерывности движения), и дуэт Бигонцетти из «Золушки», украшенный парадоксальными поддержками. Жаль, что не удалось познакомиться с «Родео» Джастина Пека (похоже, на сегодняшний день – первого хореографа Нового Света) и со «Сном в летнюю ночь» Экмана, судя по видеоотрывкам, живописным и остроумным.

Что же касается номинаций «лучшая танцовщица» и «лучший танцовщик», то практически все претенденты были выдвинуты за партии классического репертуара. Среди представительниц прекрасного пола лауреатство разделили – изящная Хана О’Нил, первая танцовщица Парижской Оперы (за партию Пахиты в одноименном балете Пьера Лакотта), и прима-балерина Штутгартского балета Алисия Аматриан за роль Бланш Дюбуа в балете Джона Ноймайера «Трамвай «Желание»» на музыку Шнитке. Хана О’Нил со своим партнером Уго Маршаном, уверенно станцевавшая па де де из балета «Эсмеральда» Пуни в постановке Николая Березова, – новое лицо для российского зрителя, в отличие от Алисии Аматриан, выступавшей на сцене Большого. Правда, в показанном фрагменте под названием «Насилие» на долю гибкой и артистичной Алисии выпала мало говорящая о ее танцевальных возможностях сцена, где она предстает жертвой в руках брутального Стенли Ковальски (темпераментный премьер Штутгартского балета Джейсон Райли).

Среди мужчин победил солист Мариинки Ким Кимин, получивший приз за партии Солора в «Баядерке» и Раба в фокинской «Шехеразаде», продемонстрировавший великолепный прыжок, энергию и необходимую для этой партии артистичность. Специального приза «За высокий артистизм в партнерстве» удостоился Александр Рябко, солист Гамбургского балета Джона Ноймайера. В гала он вышел на сцену в изумительном красоте, глубине и партнерской чуткости дуэте из философски-поэтичного балета Ноймайера «Третья симфония Густава Малера». Нежное и тонкое адажио в исполнении Рябко и легкой, бесплотной Сильвии Аццони, кажется, растворяющейся в руках партнера, стало кульминацией вечера и оммажем Джону Ноймайеру, удостоенному приза Бенуа де ла Данс в номинации «За жизнь в искусстве». Без хореографии Ноймайера, лауреата самого первого конкурса Бенуа де ла Данс, невозможно представить ни один балетный концерт, он стал настоящим триумфатором обоих гала. К «Трамваю «Желание»» и «Третьей симфонии Малера» добавились его балеты по Шекспиру, показанные в рамках второго благотворительного гала – с участием лауреатов прошлых лет.

Этот гала-концерт так и назывался «Шекспир глазами разных хореографов» и представлял антологию танцевальных интерпретаций произведений Великого Барда от «Ромео и Джульетты» Леонида Лавровского 1940 года до «Укрощения строптивой» Жана-Кристофа Майо, поставленного на сцене Большого всего два года назад. «Самая печальная повесть на свете» была также представлена в версиях Мориса Бежара, Анжелена Прельжокажа и Матса Эка, веронские любовники представали то беспечными мальчишкой и девчонкой, то брутальными сорванцами, то по-детски угловатыми юношей и девушкой, на наших глазах осознающими себя парой. Из ноймайеровских балетов в программу вечера вошли три его постановки – «Отелло» на музыку Пярта, «Гам-лет» на музыку Типпетта и «Как вам это понравится» на музыку Моцарта, продемонстрировавшие разнообразие хореографических красок. Дуэт из «Отелло» с необыкновенной деликатностью и выразительностью передает остающуюся за рамками пьесы плотскую природу взаимоотношений шекспировских героев. Пронизанный целомудренной эротикой и бережной нежностью, скупой по своей пластической партитуре танец исполнили солисты Гамбургского балета Анна Лаудере и Карстен Юнг, передавшие просыпающуюся чувственность Дездемоны и сдержанную страстность Отелло. Сцена, в которой герой медленно стягивает набед-ренную повязку и обматывает ее вокруг талии возлюбленной, дышит завораживающей красотой древнего ритуала, напоминая влечение первого в мире мужчины к первой в мире женщине, и в то же время вызывает ассоциации с роковым платком из пьесы, наделенным, по словам Отелло, магическими свойствами. Кстати, платок становится орудием убийства в руках другого Отелло – в адажио из одноименного балета американца Лара Любовича, в исполнении солистов Балета Джоффри – Виктории Джаяни и Фабриса Кальмеля. С напоминающим сакральное действо фрагментом из «Отелло» Ноймайера контрастировала сцена из его же «Гамлета», находящаяся за рамками пьесы, – грациозная, стремительная и дурашливая. Прощальный дуэт отправляющегося на учебу в Англию юного Гамлета и его беспечной подружки по детским играм Офелии опытные Сильвия Аццони и Александр Рябко станцевали с юношеским пылом. Эта же танцевальная (и семейная) пара словно выдохнула нежный дуэт из балета «Как вам это понравится», еще раз подтвердив, что идеальное партнерство в балете важно, как ни в каком другом виде искусства.

Затейливую вязь дуэтов и адажио увенчала победительная сцена из «Укрощения строптивой» с блистательными Петруччио – Владиславом Лантратовым и Катариной – Екатериной Крысановой. Балерина была удостоена совместного российско-итальянского приза «Бенуа-Москва-Мясин-Позитано».

Алла МИХАЛЕВА
  • Юрий Григорович и Джон Ноймайер. Фото М.ЛОГВИНОВА
«Экран и сцена»
№ 13 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email