В позе трупа

Сцена из спектакля "Шавасана". Фото А.СОЛДАТОВОЙПремьера спектакля “Шавасана” в Центре имени Вс. Мейерхольда – спектакль о “нашей и вашей свободе”, привет сегодняшнему поколению аморфных 20-летних от политизированной молодежи брежневской закалки.

Степени свободы самого автора, Саши Денисовой, можно позавидовать. В прошлом успешный журналист, а в настоящем востребованный драматург и действующий театральный режиссер, она вольна ставить собственные пьесы на одной из самых интересных театральных площадок города. В ЦИМе Денисова числится шеф-драматургом: там по ее текстам идут еще “Алиса и государство” и “Сфорца”. Все три постановки злободневны, каждая, словно очередная колонка в “Русском Репортере”, ставит диагнозы обществу и настойчиво требует перемен. С театральных подмостков этот голос сегодня слышен громче, чем со страниц СМИ.

“Шавасана” создана в соавторстве с режиссером и культурологом Сергеем Арониным. Он же играет одну из ролей (интеллектуала Федосеева), а значит, в высказывании непременно найдется место небольшому экскурсу в историю отношений художника и власти. Мультижанровый спектакль не только просвещает публику, но и развлекает. Любовная драма в нем уживается с социальной сатирой, а политический театр говорит языком документальной реконструкции и вербатима. Скетчи в духе сериала “Друзья” разделяют черно-белые фрагменты видео, стилизованного под фильм “Я шагаю по Москве”.

Краткое содержание предыдущих серий. Москва, 68-й год. Группа друзей сквозь радиопомехи слышит новость о вторжении советских войск в Чехословакию и тут же решает выйти в знак протеста на Красную площадь. Пишут плакат: “За нашу и вашу свобод-у”, – буква “у” не поместилась, съехала вниз. Они спешат, им важно немедленно проявить солидарность. В наши дни шестеро молодых людей находят плакат, по пьяни хотят отправиться с ним на Красную площадь, чтобы поддержать акцией осужденного на 20 лет художника. Они хотят выйти туда и лечь в Шавасану – в йоге это “поза трупа”, медитация, которой завершается любая практика. Но, протрезвев, оставляют идею. Все, кроме одного.

В пьесе за “обывателем”, “православ-ной”, “белоленточником”, “йогиней”, “эрудитом” не разглядеть настоящих людей. В бойкую комедию масок XXI века затесался лишь один живой человек, резонер Володя Рощин. Единственный из всей тусовки, Рощин принимает дело осу-жденного художника близко к сердцу: его отец тоже отсидел незаслуженный срок.

Сергей Быстров играет персонажа без ярлыка, поэта и романтика, слишком долго шедшего на компромиссы с совестью. В финале актеры от собственного лица читают монологи в жанре вербатима о том, какой след в их жизни оставили захват “Норд-Оста” и смерть Политковской, взрывы домов и трагедия подлодки “Курск”… И тут понимаешь, что образ Рощина получился таким искренним, потому что в главном автобиографичен: отца актера Сергея Быстрова тоже посадили в 1990-е по сфабрикованному делу.

Но сводись пьеса, а вместе с ней и спектакль, только к стариковскому брюзжанию о вырождении поколений, было бы слишком прямолинейно и скучно. Начинается и завершается все мыслями о протестном движении, но в “Шавасане” есть еще один сюжет, заметить который в обертке политической агитки, к сожалению, непросто.

Пьеса замешана на лирике. Полтора часа перед зрителем распутывают узел любовных историй, а гражданский пафос прилагается к нему как бонус. Измены и предательство, разбитые сердца и робкие признания – все это придется по душе любителям телевизионных мелодрам, над которыми авторы посмеиваются в кулачок. Вот, дескать, для чего все социальные маски. Все – показное: и набожность, и интеллект, и политическая активность – если не ради любви, то ради “лайков” в фейсбуке.

В центре любовной драмы находится красотка Марго (Мария Маркова), та самая, что агитирует друзей за ЗОЖ, вегетарианство и устраивает коллективные сеансы йоги. Она живет с туповатым Кириллом, строит с ним планы на квартиру и детей, но в то же самое время крутит тайный роман с Володей. Нелепую развязку треугольника актеры отыгрывают на полном серьезе. Только тайные влюб-ленные признаются, что давно хотят быть вместе, как тут же их двухлетний союз рушится. Марго внезапно поверит подруге-завистнице, обвиняющей Рощина в слабости к женскому полу, и передумает уходить от надежного Кирилла.

Героиня Марковой не просто по-женски непоследовательна, она не способна любить, потому что застряла в Шавасане. Ежедневная маленькая смерть переросла в глобальную отчужденность, в которой вся жизнь – буддистская майя, игра, не стоящая затрат драгоценной энергии. Полвека назад подобных “просветленных” обвинили бы в мещанстве и трусости, сегодня они – герои нашего времени.

Александра СОЛДАТОВА
Фото автора
«Экран и сцена»
№ 4 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email