Квартет

Сцена из спектакля "Мой внук Вениамин". Фото Д.ЗДОМСКОГОПьеса Людмилы Улицкой “Мой внук Вениамин” написана в 1988 году. Она необыкновенно точно передает атмосферу того времени, когда наряду с очевидным “потеплением”, растабуированием запрещенных тем, выползло агрессивное, патриотическое общество “Память”, на книжных развалах начали торговать “Протоколами сионских мудрецов” и “Майн кампф”. Угроза погромов заставила многих евреев собирать чемоданы и ехать на историческую родину.

Главная героиня пьесы портниха Эсфирь – домашний тиран. Представляя персонажей в прологе, драматург подробно перечисляет ее достоинства и недостатки: “Темперамент полководца, вдохновение, артистизм… Самопожертвованию ее нет границ. Деспотизму тоже. Автора при столкновении с нею не раз душили порывы с трудом сдерживаемой ярости. И восхищения – тоже…”

Антрепризный проект продюсера Ефима Спектора, стартовавший осенью прошлого года, затевался ради того, чтобы дать Лии Ахеджаковой возможность сыграть эту роль. Он пригласил для постановки “Внука” Марфу Горвиц, которая прославилась “Бесстрашным барином” в РАМТе и “Золушкой” в “Практике”. Любопытное совпадение: молодой режиссер к этому моменту и сама размышляла о пьесе, еще не зная, как реализовать свой замысел.

Союз Ахеджаковой с Горвиц оказался на редкость удачным. Мне кажется, что постановщик помог актрисе найти какие-то новые интонации, иные, непривычные краски, что пошло на пользу всему спектаклю.

Эсфирь Львовна Лии Ахеджаковой одержима навязчивой идеей – продолжить род, почти полностью уничтоженный в Бобруйске фашистами. Она привозит из родного города Соню – дочь чудом спасшейся соседки Симы Винавер. Внесценический персонаж, сын Лева, подыгрывает причудам мамаши, решившей во что бы то ни стало женить его на девушке из Бобруйска. От этого брака должен родиться наследник, внук Вениамин. Лева, почти как Подколесин, сбегает в день свадьбы, чтобы жить по своим законам.

Странное дело, зритель активно сочувствует вовсе не твердости Левы, а крушению надежд Эсфири. Лия Ахеджакова играет хрупкое, нелепое существо, в котором живет упрямый ребенок, не желающий мириться с очевидными, реальными обстоятельствами. Рядом с героиней – ее двоюродная сестра Лиза (Александра Ислентьева). По характеру кроткая, потакающая безумным, с ее точки зрения, поступкам сестры, Лиза кажется поначалу антиподом Фиры. Актриса и режиссер наделяют скромную акушерку редким достоинством, мудростью и чувством юмора. В какой-то момент этим Лизиным качествам приходит конец, и она устраивает бунт против Фиры, ломающей судьбы близких людей.

В пьесе Улицкой героиня выбрасывается из окна. Но режиссер, тщательно убирающий из текста пафос и экзальтацию, делает это падение почти гэгом (заметим, что и у автора Фира приземляется на гору картонных коробок, отделывается легким испугом и небольшими ушибами). Для режиссера и актрисы самое важное в кульминации то, что полет из окна существенно меняет психологию героини. Нетерпимость сменяется смирением, которое в свою очередь несет облегчение, приятие жизни, где обстоятельства часто сильнее идеи, пусть самой возвышенной.

Тут самое время сказать о молодом и обаятельном дуэте, тихой, простодушной Соне – Надежде Лумповой и долговязом, недалеком солдатике Вите – Глебе Пускепалисе. Зарождающееся чувство неумелых любовников приводит к неожиданной для них самих беременности. Здесь-то пару и ждет испытание. Услышав от возлюбленного, что его бабушка “ваших не любит” и еще несколько расхожих антисемитских пошлостей, послушная девочка решительно прогоняет Витю. Хотя по сюжету Соня, как выясняется, вовсе не еврейка, ее покойная мать усыновила ребенка из детдома.

У спектакля открытый финал. Витя стучится к возлюбленной. Возможно, у ребенка будет отец.

Ведь что ни говори, а главное в жизни дом, “где сушатся пеленки, жарится пирог“. Коробочка с двумя одинаковыми квартирками сестер (художник Вера Мартынова) полна узнаваемых артефактов, примет домашнего уюта.

“Мой внук Вениамин” – образцовый ансамблевый спектакль. Есть ощущение, что артисты связаны родственными узами, понимают друг друга с полуслова, что согласитесь, бывает нечасто.

“Пьеса сложилась в идеальный пазл”, – сказала на пресс-конференции в Петербурге Надежда Лумпова.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ
«Экран и сцена»
№ 2 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email