Китайские акценты Сибелиуса

Петтери Тикканен. Рисунок к опере “Воццек”30 августа завершился Хельсинкский фестиваль – самое масштабное культурное событие Северной Европы. Родившийся в середине XX века как Недели Сибелиуса, фестиваль в 60-е годы расширил свои границы за пределы чисто музыкального явления и постепенно превратился в мультижанровый конгломерат, охватывающий весь город. Идешь ты по Хельсинки пешком или едешь на знаменитом зеленом трамвае, повсюду бросаются в глаза сросшиеся буквы H и J, ставшие эмблемой фестиваля (Helsingin juhlaviikot). Входя в расположенный в сердце города центр современного искусства «Киасма», натыкаешься на обнимающуюся пару, не обращающую внимания на окружающий поток людей. Пройдя через несколько залов, встречаешь еще одну странную картину: один человек издает всевозможные ритмичные звуки, а другой стремится воплотить этот ритм в движении. И то, и другое – части проекта известного британско-немецкого художника и хореографа Тино Сегала, работающего в жанре «сконструированных ситуаций». Участники перформанса всегда на посту, так что чувство неловкости третьего лишнего или, наоборот, удовольствие вуайериста вам гарантированы. Приезд в Финляндию любимца европейских кураторов – один из многочисленных фестивальных арт-проектов нынешнего года. А в музее Дидрихсена на окраине города проходит выставка «Высвобождение цвета», посвященная колористической революции в финском искусстве начала XX века – и это тоже часть Хельсинкского фестиваля.

Его девизом могли бы стать слова «Нам интересно всё, нам интересны все». Академическая выставка, перформанс на бывшей фабрике, рок-концерт на Сенатской площади, клубная вечеринка, танцевальный спектакль, выступление акробатов и фестиваль воздушных змеев – все это Хельсинкский фестиваль. Поначалу в этом калейдоскопе попросту теряешься. Но понемногу из пестрого многообразия начинаешь выделять основные линии, которые в итоге складываются в масштабную картину.

Музыка в ней все равно остается на первом плане. Именно музыкальная программа задает ритм фестиваля. Об ее уровне можно судить хотя бы по принимавшим участие в фестивале-2015 оркестрам. Точку отсчета задал концерт Венского филармонического оркестра, отдавшего дань уважения финскому классику: в программу концерта наряду с произведениями Бетховена и Шуберта была включена сюита Яна Сибелиуса «Лемминкяйнен». В последний вечер фестиваля в хельсинкском Доме музыки выступил Королевский оркестр «Концертгебау» из Нидерландов. Как и венских филармоников, его традиционно называют в числе лучших оркестров мира. Музыканты из Амстердама под управлением английского маэстро Дэниэла Хардинга исполняли музыку Моцарта и Брукнера.

Слишком консервативно? – Добро пожаловать на противоположный берег залива Тёёлёнлахти, в парк Токойнранта, где расположен фестивальный тент «Хувила». Здесь каждый вечер звучит блюз, рок, фолк. В 2015 году эта площадка, рождавшаяся как альтернативная, а сегодня ставшая одной из достопримечательностей фестиваля, отметила свое 20-летие. За прошедшие годы под сенью фестивального тента выступали «Радиохэд», Йоко Оно, Патти Смит, Лори Андерсон. Среди тех, кто приехал в этом году – патриарх бразильского джаза Эрмето Паскуаль, норвежский голос «Обливиона» Сусанне Суннфёр, ветеран диско Джорджо Мородер и многие другие.

Хочется современного, но не столь легкомысленного? Пожалуйста, вот вам концерт из произведений Стива Райха с личным участием американского гуру минимализма, ансамбля перкуссионистов под управлением Колина Карри и финского камерного оркестра «Avanti!», специализирующегося на исполнении современной академической музыки.Концерт на Сенатской площади. Фото П.АНТТИЛЫ

Еще одним именитым гостем фестиваля был китайский композитор Тань Дунь, лауреат «Оскара» за музыку к культовому фильму «Крадущийся тигр, затаившийся дракон». Он представил в Хельсинки одно из своих недавних сочинений, симфонию «Тайные песни женщин». В ее основе – традиционные китайские песни, написанные на особом языке «ню шу», которым владели только представительницы женского пола. Тань Дунь обращается к старинным «тайным знаниям» с позиции современного человека, что приобретает особый смысл в контексте нынешнего фестиваля. Его особенностью стала уникальная по масштабам панорама китайской культуры, озаглавленная «Фокус: Китай». Не ожидая никакого гипотетического года финско-китайской дружбы, руководитель Хельсинкского фестиваля Эрик Сёдерблум устроил его сам. В Хельсинки высадился китайский десант из 800 человек: музыкантов, танцовщиков, артистов цирка, художников, кулинаров. Почему именно Китай оказался в центре внимания? Сёдерблум объясняет: «Нас не интересует то, как непохожи на нас и как экзотичны китайцы. Наоборот, мы старались понять, чем люди в конечном итоге похожи друг на друга. Мир принес перемены в Китай, и теперь Китай ускоренными темпами меняет мир».

Оба китайских проекта фестиваля, увиденных за время краткого пребывания в Хельсинки, вполне соответствуют этой декларации. Развернутая в Музее финского дизайна выставка молодых китайских дизайнеров представила предметы быта, в основном совершенно практичные, но украшенные легким китайским акцентом. Что же касается молодых китайских художников, приглашенных к участию в проекте 25×25, то в их работах нет даже этого акцента. Они не европейцы, нет – но и не загадочные пришельцы. Кто же? Ответ на этот вопрос нам предлагается найти самостоятельно.

Фестиваль-2015 стал прощальным для Эрика Сёдерблума. После его завершения он передал бразды правления новому руководителю. Им стал известный тенор Топи Лехтипуу. Как и большинство ведущих финских певцов, он в основном поет в Западной Европе. Возглавив Хельсинкский фестиваль, он планирует увеличить число международных проектов и мечтает начать «реэкспорт» финских талантов из-за рубежа, привлекая к участию в фестивале как можно больше всемирно известных соотечественников. Наверняка в «списке Лехтипуу» окажется и Карита Маттила. Финская оперная дива была в числе самых ярких звезд нынешнего фестиваля. Опера Альбана Берга «Воццек» с Флорианом Бешем в заглавной партии и Каритой Маттила в партии Мари звучала в концертном исполнении, но это не помешало певцам и оркестру финского радио под управлением Ханну Линту передать обжигающий драматизм одного из шедевров музыкального театра XX столетия. Еще одним героем вечера стал художник Петтери Тикканен. Появлявшиеся на наших глазах и увеличенные видеопроекцией рисунки иллюстрировали сюжетные коллизии, помогая публике следить за историей и поддерживая эмоциональное напряжение.

А как же Сибелиус? Нет, он не забыт, тем более что в декабре грядет его 150-летний юбилей. Но фестиваль предложил неожиданно камерный и слегка ироничный способ по-

чтить юбиляра. В программу «В салонах Сибелиуса» вошли его камерные сочинения, но звучали они не в концертных залах, а в тех кафе и ресторанах, куда часто заходил композитор. Одновременно с этим в разных точках города студенты Театральной академии читали фрагменты из биографии Сибелиуса. И даже в этом незамысловатом перформансе отражается главная идея Хельсинкского фестиваля, стремящегося стать не просто чередой концертов и выставок, а способом восприятия окружающего мира.

Дмитрий АБАУЛИН
«Экран и сцена»
№ 18 за 2015 год.
Print Friendly, PDF & Email