«Надо, господа, дело делать!»

Фото предоставлено Театром п/р О.ТабаковаВиновник торжества

Реплика профессора Серебрякова из “Дяди Вани” (ставшего одной из многочисленных успешных актерских работ юбиляра) обычно звучит уничижительно для самого персонажа. Однако Олег Павлович Табаков, любящий повторять чеховскую фразу в интервью и публичных выступ-лениях, хоть и предваряет ее лукавой улыбкой, на самом деле серьезен. Он, как никто, сочетает большой актерский дар с интересами театрального дела – руководством двумя театрами и воспитанием смены. Слова “менеджер”, “продюсер” предназначения Табакова не определяют. Не подходят ему. Не идут. Когда несколько лет назад он сыграл Прибыткова в “Последней жертве”, в глаза бросилась неожиданная ассоциация. Его герой был воплощением той, замечательной, под корень выруб-ленной генерации русских меценатов-промышленников, тративших средства на галереи, издательства, школы. И, конечно театры. “На ласковую, владетельную особу похож, – писал о Савве Мамонтове Амфитеатров, – Шаляпина открыл, Васнецова на ноги поставил, Коровину дорогу расчистил”. Кто-то сочтет это сравнение натяжкой, ведь у Табакова – ни фабрик, ни железных дорог. Но это призвание – найти талант, помочь ему расцвести, быть может, одно из определяющих в его натуре. Оно проявилось в начале 70-х, когда из детского коллектива Дома пионеров имени Н.К.Крупской возникла Студия Табакова и началась история легендарного подвала – сегодняшней “Табакерки”. История небезоблачная, ведь выращенных и выпестованных актеров и их спектакли, на которые ломилась театральная Москва, товарищ Гришин (первый секретарь московского Горкома) посчитал “незаконнорожденными”. Министр культуры Демичев хотел отправить всю компанию в Брянск, с глаз подальше. Но Олег Павлович не из тех, кто опускает руки. Нужно было временно трудоустроить артистов и параллельно выпустить новый курс. К моменту “потепления”, когда мечта стала реальностью, к “старикам” – Андрею Смолякову. Михаилу Хомякову, Ларисе Кузнецовой присоединились новички – Марина Зудина, Сергей Беляев, позднее Владимир Машков, Евгений Миронов и другие. “Это мои дети”, – любит говорить Олег Павлович. Сегодня некоторые из них преподают новым “детям” Школы Табакова, там учатся талантливые ребята, в основном из провинции. Непрерывный процесс обновления “Табакерки”, где уже играют выпускники Школы, – важен для О.П., так же как и доказанная на деле идея, что начинать творить необходимо сызмальства.

Вся прошлая неделя и начало следующей были посвящены круглой дате – 80-летию О.П.Табакова. Благодаря юбилею армия поклонников могла видеть на телеэкране ретроспективу спектаклей и фильмов, запечатлевших его роли с младых ногтей, вспомнить программу А.М.Смелянского “В поисках радости. Театральная повесть в пяти вечерах”, снятую в 2010-м и совсем новую – “Табакова много не бывает” по ТВЦ (режиссер Михаил Ананьев).

“Меня любит зритель”, – говорит артист. Вряд ли кто-то усомнится в правде этих слов. Многие школьницы и студентки начала 60-х тайком вырезали с афишных тумб плакат к “Шумному дню” (на нем Олег Савин – Табаков опирался на подоконник, любуясь золотыми рыбками). Но и сейчас, пересматривая фильм А.В.Эфроса, трудно не подпасть под мощное обаяние юного Олега, угловатого, с узкими плечами, широко распахнутыми глазами. Это обаяние личности, до удивления чистой сердцем. И сколько бы потом, в другие времена, не смеялись над “подвигом” Олега – рубкой мебели дедовской саб-лей, в остатке все равно остается не борьба с “вещизмом”, а вот эта невозможность для мальчика видеть унижение человеческого достоинства, также как принять подарок, купленный на ворованные деньги.

В сериале Анатолия Смелянского есть интереснейший фрагмент старой передачи Майи Туровской “Мастера искусств”. Мы видим Анатолия Эфроса, размышляющего о повороте в судьбе артиста Табакова: “Он начинал с других ролей, чем играет сейчас. В “Шумном дне” по розовской пьесе “В поисках радости” намечался Табаков, тот, который в дальнейшем не состоялся. Он себе избрал характерный путь. Я вообще против такого пути. Человек должен больше выражать собственные чувства, а не лицедействовать. Хотя Табаков делает это чрезвычайно выразительно и ярко”.

Однако Олег Павлович сознательно не любил “исповедального” театра. Курс на характерность, конечно же, его выбор. Однако в этом диапазоне были роли, совмещавшие лирическое начало и гротеск. Вспомним хотя бы Адуева-младшего в “Обыкновенной истории”, Обломова в фильме Михалкова, Искремаса в “Гори, гори моя звезда” Митты.

Об этом выборе точно говорит Анатолий Смелянский: “Даже в юности Табаков не мечтал сыграть Гамлета, всегда Полония. Да, характерного артиста ценят больше всего. Характерными артистами были его друг Евстигнеев, его учитель Топорков. Больше всего в актерском ремесле он ценит непредсказуемость человеческого проявления. Особенно тогда, когда артист доходит до комического одушевления, дерзости почти хулиганской. Называет это правдой существования в невероятных обстоятельствах. Как родных, чувствует Гоголя, Щедрина, Сухово-Кобылина. Сюда же причисляет некоторых своих современников, например, Вампилова. Сергей Герасимов, увидев Табакова в спектакле “Балалайкин и Ко”, обронил наблюдение: он проникает в запретные зоны, куда артисты редко заглядывают. Табаков не любит ничего головного. Далек от всякой политкорректности. Любит простые способы актерского развлечения: вставные железные или золотые зубы. Знает, как превратить лицо в “кувшинное рыло”. Артист обладает полным регистром фирменных плачей, вскриков восторга, пользуется выработанной с юности блудливой улыбкой, любит оглоушить утробным всхлипом, любит изображать врунов, сластолюбцев, прохиндеев, обжор, а также королей, алкашей, министров, чекистов, артистов всех амплуа, последних с особым пристрастием”.

Анатолий Миронович Смелянский вкрадчиво пытается вызвать Олега Павловича на разговор о тайнах профессии, о том, как рождались легендарные Клава или Адуев из спек-

таклей “Всегда в продаже” и “Обыкновенная история” – шедевров “Современника”. Но хитрый Табаков всякий раз уходит от ответов, его “мастерская” остается за семью печатями. В этом один из парадоксов Мастера.

Вроде бы артист открыт нараспашку. В программе “Табакова много не бывает” масса подробностей личной жизни Олега Павловича. В сегодняшней действительности, где обывателя развратили бесконечными разоблачениями, под призывным названием: “Ты не поверишь”, диву даешься, как благородно и в то же время искренне ведут себя герой и его семья. Любящий муж и партнер по сцене, любящая жена и партнерша, прекрасный сын Павел, живущий в общежитии Школы отца, наследник родителей по прямой. Когда на экране взволнованно говорят ученики Табакова Владимир Машков, Евгений Миронов, в их монологах отчетливо слышна сыновья благодарность. Да, Олег Павлович бывал скуп на похвалу, но он научил главному – смелости, внутренней раскрепощенности, ответственности, тем качествам, что присущи ему самому.

После ухода Олега Ефремова Табаков стал директором “Современника”, много лет спустя возглавил осиротевший МХАТ.

Известно, что его артисты получают достойную зарплату, только этот худрук платит 10 000 в месяц на каждого театрального ребенка. Не должен художник быть голодным – так считает Олег Павлович. Когда пресса приглашается на сбор труппы обоих театров, она наблюдает счастливые лица, неподдельную радость встречи соратников. Каждый год Табаков вручает свою личную премию, не только “своим”, но и деятелям смежных искусств (этой весной, например, лауреатом стал кинорежиссер Андрей Звягинцев). “ЭС” гордится тем, что в свое время именной премией Олега Павловича Табакова был награжден наш главный редактор Александр Авдеенко. Табаков не раз помогал нам, выручал в, казалось, безвыходных ситуациях. Низкий ему поклон.

В нынешнем августе коллектив МХТ вышел из отпуска раньше срока, чтобы поздравить Олега Павловича актерским капустником. 25 августа в фойе “Табакерки” открылась мультимедийная ретроспективная выставка “Табаков русской сцены. Роль в истории”. Тогда же состоялась презентация книги с таким же названием, ее авторами стали 50 учеников, коллег и друзей О.П.

Вечером премьерой “Вия” открылась спецпрограмма “5 лучших на старте сезона”. Она состоит из двух новых спектаклей (кроме “Вия”, зрители увидят “Мадонну с цветком”), а также важных для репертуара “Волков и овец”, “Дьявола” и “Школы жен”.

Константин Райкин сказал о юбиляре: “Он человек практичный и очень позитивный. В Табакове есть атомный заряд оптимизма и жизни”.

С юбилеем, Олег Павлович! Многая лета!

Редакция «ЭС»

«Экран и сцена»
№ 16 за 2015 год.
Print Friendly, PDF & Email