Обидно будет, если страна рухнет…

Кадр  из фильма “Папа, здравствуй...”НАГРАДЫ XX МЕЖДУНАРОДНОГО ФЕСТИВАЛЯ ФИЛЬМОВ О ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА «СТАЛКЕР»

 

КОНКУРС ИГРОВОГО КИНО

Жюри: режиссеры Алексей Мурадов, Андрей Осипов, Лариса Садилова, Алексей Симонов.

 

Приз «Сталкер» за лучший игровой фильм – «ИСПЫТАНИЕ», режиссер Александр Котт.

Приз «Сталкер» за лучший дебют – «КАК МЕНЯ ЗОВУТ», режиссер Нигина Сайфуллаева.

Спецприз имени Валерия Фрида за лучший сценарий – «Я НЕ ВЕРНУСЬ», автор сценария Ярослава Пулинович при участии Олега Газе; режиссер Ильмар Рааг.

Приз «Сталкер» за лучший короткометражный фильм – «МАШКА», режиссер Игорь Каграманов. Диплом – «КАЖДЫЙ ПЕРВЫЙ», режиссер Николай Котяш.

 

КОНКУРС ДОКУМЕНТАЛЬНОГО КИНО

Жюри: режиссеры Вадим Абдрашитов, Владимир Герчиков, Евгений Цымбал, Елена Цыплакова, продюсер Раиса Фомина.

 

Главный приз за лучший документальный фильм – «КОКТЕБЕЛЬСКИЕ КАМУШКИ», режиссер Андрей Осипов.

Приз – «В ПОИСКАХ ЛЕБЕДЯ», режиссер Усман Сапаров.

Приз – «ВАРЛАМ ШАЛАМОВ. ОПЫТ ЮНОШИ», режиссер Павел Печенкин.

Приз за дебют – «РЕБАЛДА», режиссер Елена Отрепьева.

Спецприз имени Георгия Жженова – «ДОМ ВОЕННЫХ. УСКОЛЬЗАЯ ОТ СТАЛЬНЫХ ОБЪЯТИЙ», режиссер Игорь Григорьев.

Спецприз имени Сергея Говорухина – «ДОДИК», режиссер Анна Евтушенко.

Дипломы документальным фильмам: «ОПОРНЫЕ ТОЧКИ. МЕДИЦИНА», режиссер Андрей Титов; «ОКАРИНА», режиссер Игорь Полещук; «БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ», режиссер Антон Погребной; «ЗОЛОТО НА ДНЕ БУТЫЛКИ, ИЛИ ВЗГЛЯД НА ЖИЗНЬ С ВЫСОТЫ МУСОРНОЙ КУЧИ», режиссер Елена Шумилина; «СМОЛЕНСКАЯ ШВЕЙЦАРИЯ», режиссер Екатерина Головня; «ДОМ МАРИИ», режиссеры Алексей Лагерев, Виктор Кустов; «УГОЛЬНЫЙ СЛЕД», режиссер Роберт Карапетян.

Спецприз имени Анатолия Приставкина – Виктору ШМЫРОВУ за сценарий фильма «Варлам Шаламов. Опыт юноши».

Спецприз имени Ларисы Богораз – «ОПОРНЫЕ ТОЧКИ. МЕДИЦИНА», режиссер Андрей Титов.

Приз имени Феликса Светова – «ДНЕВНИКИ НЕ МОЕГО ДЕТСТВА», режиссер Валерий Харченко.

При Гильдии кинорежиссеров России – Ивану И.ТВЕРДОВСКОМУ за работу с актерами («Класс коррекции»).

Приз Гильдии киноведов и кинокритиков – «ОПОРНЫЕ ТОЧКИ. МЕДИЦИНА». Дипломы: фильмам «ПАПА, ЗДРАВСТВУЙ…», режиссер Наталья Кононенко; «16 НОЯБРЯ ЭРЫ МИЛОСЕРДИЯ», режиссеры Даниил Бондарь, Игорь Морозов.

Есть еще специальные призы – «“Сталкер” за права человека». Вручаются героям документальных лент.

Юлия ДЬЯКОВА – не героиня фильма, фильм о ней еще не сняли, – но героиня по жизни. Слепая певица, участвовала в международном фестивале, посвященном Анне Герман, в этом году поступила в Институт современного искусства на факультет джазового вокала. На призовой церемонии у ее ног лежала собака-поводырь.

Роману ЗАГОВЕЕВУ (фильм “После войны” Евгения Голынкина и Вероники Соловьевой) во время второй чеченской войны было девятнадцать. Накануне демобилизации получил тяжелое ранение, чудом выжил и не переставал бороться с недугом и отчаянием, учился жить заново.

Евгений МАЛЕНКИН, еще один лауреат премии, создал организацию “Трезвый город”, а затем стал вице-президентом фонда “Город без наркотиков”. Его помощь в реабилитации наркозависимых неоценима. Режиссер Светлана Стасенко сняла фильм “Дневник наркоманки” о реабилитационном центре в Екатеринбурге, где Маленкин буквально спасал девчонок. “Пока вы себя не захотите изменить, чуда не произойдет. Вы стоите перед закрытыми дверями, стоите перед выбором. Если откроете и пойдете – появится шанс, появится свет”. Но кому-то из властных структур, видимо, нужно, чтобы свет этот не зажегся, чтобы центр не существовал, чтобы город не был без наркотиков. В фильме “Дневник наркоманки” есть эпизод разгрома правоохранителями женского отделения Центра. Сейчас Евгений Маленкин находится под следствием. Приз “За права человека” получил за него мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман.

На 20-й “Сталкер” было прислано 360 работ; в конкурсные программы отобрали 14 полнометражных игровых, 29 документальных. Плюс информационные показы, плюс короткий метр. В этом материале о фестивале – лишь о некоторых документальных картинах. Слова, вынесенные в заголовок, из монолога персонажа одной из них.

…Одинокий пес трусит по расхлябанной деревенской дороге. Зимой по ней не пройти, не проехать. Трактор прибывает на расчистку лишь ближе к весне, когда снег уже сам начинает проседать. А если снежные заносы – и говорить нечего. От избы к избе не добраться. Свет постоянно вырубается.

Так и живут. Так и живут. Не ропщут. Откуда такая терпимость? Вот съемочная группа приехала – с ней разоткровенничались в надежде, что помогут. Правда, у деревенской бабули и надежды не осталось:

– Никому не верю. Только воруют, – и крепкое словцо добавила.

Другие тоже не сдерживались:

– Кто сидит у власти, у того память отшибло.

– Всю зиму мучились… Выборы пройдут – дороги и не чистятся…

– Никто бы ничего не сделал… И не вспомнили бы, что кто-то где-то есть. Только сами и защищаемся.

– Такое ощущение, что вялотекущая болезнь идет по всей стране. Но ведь прорвется когда-нибудь нарывом. Люди брошены на выживание. Потихонечку все разрушается – не только деревня, вся страна разрушается. Обидно будет, если страна рухнет. А все начинается с гибели таких деревень.

Север России. Карелия. Ладога. Деревни Тулокса, Варзуга, Видлица, Выгостров. И их жители в документальном фильме режиссера Игоря Полещука “ОКАРИНА”.

Еще одна деревня – Политово, что в Удорском районе республики Коми. Кое-как живет, уже прорастают полевые цветы на сгнивших бревнах заброшенных изб; высокая трава прикрывает ржавые остатки сеялки.

– Дома старые и люди старые, – скажет бабушка Маши Трофимовой.Кадр из фильма “Перемирие”

– Когда мне было десять лет, могла улыбаться целый день, а теперь ходить некуда, делать нечего. Летом, вот, хорошо… – это сама Маша. – Надо построить дорогу асфальтированную, завод по производству валенок (смеется), чтобы люди могли работать.

Девчонки собираются ехать учиться в город, хотя покидать родные места совсем не хочется. Красотища-то какая… Но будущего ни у деревни, ни у людей, здесь живущих, нет. А чтобы было, может, стоит услышать Машу (читай выше) – героиню документального фильма “ДЕТСТВО НА БЕРЕГУ РЕКИ” Юлии Киселевой.

“ОПОРНЫЕ ТОЧКИ. МЕДИЦИНА”. Цикл режиссера Андрея Титова. Есть еще про одну “опорную точку” – школу. Но сейчас о медицине. Точнее, о ее отсутствии. С экрана телевизора нынешний министр здравоохранения отчитывается о проделанной работе: “Главный тренд программы модернизации – оптимизация всей системы. Чтобы больший объем медицинской помощи оказывался в шаговой доступности от пациента”. Слова-то какие возвышенные, вдохновляющие! Заслушаешься. А на деле…

Свердловская область. Шалинский район. Село Платоново. Один фельдшерско-акушерский пункт на три села. Депутату писали – а толку-то. Чтобы малышам сделать прививки, надо ехать за 70 километров. То же самое и с анализами крови. Ставку лаборанта сохранить не удалось, аптеку закрыли, фармацевт теперь заведует почтой.

– Выживайте, выживайте, а не выживете… ну и бог простит.

– Людям только и остается, что умирать.

– Так “работает” программа возрождения села. Школу сокращают, больницу сокращают…

6.30 утра. Остановка рейсового автобуса – он ходит два раза в день. Беременная женщина едет в райцентр с пачкой направлений – на анализы, осмотр и так далее. Более трех часов езды в один конец. Но нет гарантий, что не придется ехать еще раз – народу в клинике тьма, можно не успеть на обратный автобус.

А тем временем протекла крыша платоновского сельсовета. Море воды – на улице мороз.

Вот уж точно – откуда такая терпимость?

…Ох, Россия-матушка, дали бескрайние. Близ города Среднеуральска – казачья станица Державная. Хотите строить жизнь заново – помогут. И помогают здесь тем, кто сбился, потерялся в этой жизни и близких потерял. Кому идти больше некуда. Бывший военный, запил, остался без работы, квартиру потерял. У другого мать убили и сестру, квартиру отобрали. Третий сидел шесть лет, жена умерла. Для кого-то Державная – последний и единственный приют. Последняя и единственная надежда. Правда, условия здесь жесткие: не пить, работать, а работают все – на пилораме, или стройке, или картошку чистят. Не нравится – никто не держит.

Державная – пристанище для заблудших душ. Люди друг к другу прибиваются, вместе легче. Вместе лучше, чем порознь. Вот еще одну свадьбу сыграли…

“МОЕ И НАШЕ” – фильм режиссера Павла Фаттахутдинова о казачьей станице близ города Среднеуральска и ее обитателях.

Кадр из фильма “Детство на берегу реки”Уже говорено-переговорено про то, что есть кино документальное и кино документальное. И между ними большая разница. Одно – по телевизору показывают и у него многомиллионная аудитория. Другое не только по телевизору – нигде не увидишь, разве что на фестивалях. Для телевидения оно неформатное, в том смысле, что неудобное, беспокойное, открыто говорящее, как пытаются выживать на бескрайних российских просторах люди, тревожащее чужими бедами. “Сталкер” собирает фильмы, авторы которых понимают про чужую беду. И уже двадцать лет собирает. Двадцать лет! К сожалению, поводов для кино о правах человека меньше не становится. Попираются они и в экстремальных ситуациях, и в повседневности.

Помню “Сталкер”, на котором показали документальную картину Александра Гутмана “3 дня и больше никогда”. Солдата срочной службы пытался изнасиловать командир, парень не выдержал и убил его, за что был приговорен к смертной казни; матери разрешили провести с сыном три дня. Анатолий Приставкин представил этот фильм в Комиссию по помилованию при президенте РФ. Смертную казнь солдату заменили на пожизненное, а потом срок намного снизили.

Помню приезд на “Сталкер” монахини сестры Хелен Прежан. Она стала духовником человека, осужденного на смертную казнь за убийство двух подростков, проводила его в страшный путь, и последнее, что он видел в этой жизни, – ее глаза. Потом она также проводила еще четырех человек. О той, самой первой истории, написала книгу “Приговоренный к смерти идет”, по которой Тим Роббинс снял одноименный фильм.

“Лицо страдающего человека – вот моя вера. Это борьба жизни против смерти”, – сестра Хелен сказала на фестивале, когда состоялся разговор на тему “Смертная казнь: за или против?”. А в моем блокноте тогда написала: “Choose life not death”. Что значит: “Выбери жизнь, а не смерть”.

Помню показанный на “Сталкере” фильм “Вокзал по средам”, из которого многие впервые узнали о Елизавете Глинке, докторе Лизе. Организовала в Москве благотворительный фонд “Справедливая помощь”. Помощь нищим, бомжам, наркоманам, бывшим заключенным, старикам. Организовала на частные средства. Без поддержки государства. Беззаконие, нарушение прав человека опустили людей на самое дно. Без протянутой руки не выбраться. И она продолжает делать то, что делает. Вывозит из зоны конфликта на Донбассе раненых и больных детей. А тут выяснилось, что ее саму впору защищать – от обвинений в “преступном сотрудничестве с режимом”. И ведь рука поднялась, и язык повернулся!

Вообще, из прошлых фестивальных лет вспоминается многое – и горькое, и дающее надежду. Человеку хочется надеяться – вопреки всему и несмотря ни на что. И в фильмах нынешнего “Сталкера” есть и горькое, отчего щемит сердце, и дающее надежду.

“БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ” Антона Погребного. Просто быть счастливым. У семьи Ичетовкиных это получается. Леонид и Анна Ичетовкины – инвалиды по слуху. Мир глухих – совершенно иной мир. Они ближе друг к другу, потому семьи крепче. У Леонида и Анны пять детей. Казалось бы, и одного иметь проблемно, а у них пять, и еще хотят. Всемером в однушке – 32 кв.м. Родители Лени оставили. Сами в деревне живут. Бабушка и хлеб домашний испечет, и пироги с яблоками, и молоком козьим внуков напоит, и запасами картошки со своего огорода снабдит. Аня двенадцать соток получила. Хотят строиться. Правда, строиться не на что.

– Сами, сами, я не надеюсь на помощь государства, – вздыхает бабушка.

– Самое главное, чтобы жизнь воспринималась как дар, как счастье.

Но ведь она одна, жизнь-то…

Деревня Шапа Смоленской области в фильме Усмана Сапарова “В ПОИСКАХ ЛЕБЕДЯ”. Работать некому – работы нет. В детсаду 4-5 малышей. Если школу закроют – конец. “Кому мы нужны, – в очередной раз прозвучало с экрана”.

Говорят, все умирающие деревни умирают одинаково, а вот спасаются по-разному. Женщины Шапы, казалось бы, нашли выход – решили взять сирот из ближайшего детского дома. Сначала пять взяли, потом еще восемь. Восемнадцать семей решились. Не все, правда, поняли и приняли – в материальной заинтересованности упрекали, в корысти, но со временем пересуды прекратились. Дети прижились в семьях – ведь, что и говорить, дом лучше самого хорошего детского дома.

Многое изменилось в одной отдельно взятой деревне Шапа. Хотя кто-то считает, что этот путь – путь спасения детей, не более. Это не путь возрождения деревни. Но что-то же делать надо. С чего-то начинать. Сами не сделаем – никто не сделает. Так уж у нас повелось.

“Может, бог, а может, просто ночь эта пахнет ладаном.

А кругом высокий лес темен и замшел.

То ли это благодать, то ли засада нам;

Весело на ощупь, да сквозняк на душе”.

Это из Бориса Гребенщикова, звучит за кадром. А в кадрах фильма Дмитрия Вологдина “ПЕРЕМИРИЕ” – Александро-Ошевенский монастырь в Архангельской области. Основан в 15-м веке. Не уцелел. Возрождается на руинах. Оживает по крохам, по дощечке, по гвоздику. Вместе с ним оживают прибившиеся к монастырю неприкаянные, бездомные мужики. С молитвами – вместе с настоятелем и несколькими монахами. В трудах, в том числе в посильной помощи в восстановлении.

Георгий – сирота, вырос в детдоме, два года отсидел за “воровайку”, скитался по монастырям, но нигде долго не задерживался; отсюда тоже ушел, но вернулся. Леша перенес тяжелую болезнь, живет в монастыре; в миру две дочери и внук, которого он не видел. Здесь же нашел приют и Михаил, но, как следует из финальных титров, ушел в скит, по дороге встретил приятеля, выпил “паленой” водки и умер.

Пылает огонь в печи, согревает обездоленных. Душу согревает общая молитва.

“Я был там, откуда не возвращаются…” Воровал, грабил, убивал. В пятнадцать лет тюрьма за разбой и мошенничество. С чего началась череда ошибок? С череды мелкой лжи. Мог остановиться, но манил драйв неизвестности. И вот однажды понял: “не слышу совесть, полная тишина, абсолютный покой – и это была точка невозврата” – монолог Андрея. Отец и сын, Андрей Андреевич и Андрей в фильме Натальи Кононенко “ПАПА, ЗДРАВСТВУЙ…” Невероятная история возвращения человека – через расставание, через примирение, через веру, через любовь. Исповедь и покаяние. Трудное откровение – на такое не каждый решится. Откровение ради спасения других, которые еще не подошли к роковой черте, которых еще можно уберечь.

Берегите себя и своих близких.

Елена УВАРОВА
«Экран и сцена»
№ 24 за 2014 год.
Print Friendly, PDF & Email