Театр: on Stage, off Stage, beyond Stage

• Д.Черняков, К.Серебренников и М.Давыдова. Фото В.ЛУПОВСКОГОВот он, наконец, возрожденный номер журнала “Театр”, увидевший свет в октябре 2010 года. Элегантная обложка с фронтоном Большого и профилями Анатолия Эфроса и Пины Бауш, 171 страница текста, печать офсетная в две краски – синюю и черную.
Его выхода ждали с напряженным вниманием. СТД РФ сдержал обещание как учредитель и издатель (при поддержке Министерства культуры РФ), на пресс-конференции в Синем зале Александр Александрович Калягин вручил цветы новому главному редактору Марине Давыдовой, подчеркнув особенность момента: “наш театр сегодня болеет, и не одной болезнью, а сразу несколькими, а во время болезни чрезвычайно важно поставить диагноз. Марина умеет это как никто другой”.
Таким образом, будущее журнала рисовалось как пространство полемики, обсуждения острых проблем, что, безусловно, важнее и актуальнее оперативного рецензирования премьер (с этим сегментом вполне справляются ежедневные газеты).
Первый раздел назван: “ТЕАТР на сцене”. Его открывает образцовый текст Ольги Гердт “Пина Бауш: ничья”. Читается залпом и сочетает увлекательно изложенную биографию великой женщины с тонким анализом ее творчества (плюс прекрасный аппарат: сведения об учителях, список работ и т.д.). Вот, как надобно писать в толстом журнале!
Замечательно, что большая часть первого номера посвящена Анатолию Эфросу. Она именуется спецпроектом и является “зрелищной состав-ляющей”: по сути, целым альбомом фотографий из домашнего архива (спасибо Дмитрию Крымову и Нонне Скегиной). “Визуальный лейтмотив” дорог старшему поколению, он рождает воспоминания об эфросовской эпохе, куда входят незабываемые впечатления от спектаклей, открытых репетиций, удивительных устных монологов, с которыми Анатолий Васильевич любил выступать, рассказывая о будущих постановках. Жаль лишь, что не нашлось текста, со-масштабного режиссеру (Бауш повезло гораздо больше). Невольно думаешь о том, сможет ли тот, кто не застал спектаклей Эфроса, что-то понять и почувствовать, перелистывая страницы альбома? Или вновь на вопрос о режиссере ответит: “Это ведь он написал “Эдипа”?” (в разделе “Желтые страницы” помещены подобные суждения сегодняшних абитуриентов театральных вузов об Эфросе).
Современный театр представлен в первом разделе подробной статьей Ильи Кухаренко о “Дон Жуане” Дмитрия Чернякова, показанном на фестивале в Экс-ан-Провансе. Рядом с ней – исторический экскурс в театральную историю оперы Моцарта ХХ века.
Ну, а где же полемика, о которой говорилось в начале? Она пронизывает журнал. Вот, например, текст Марины Давыдовой “Разность векторов”, где предпринята дерзкая попытка на новом витке осмыслить “конец нашей театральной эпохи”. Текст будоражит, рождает желание спорить. Например, концепция советского театра 60-70-80-х годов. Путь от эпохи Возрождения к эпохе инерции прочерчен, как мне кажется, чересчур схематично. Конечно, сегодняшняя культурная ситуация тревожна, кризисна, но вердикт: “Желая того или нет, мы все дальше и дальше уходим от Европы. А заодно – от своего настоящего и будущего” – слишком ригористичен. Ведь западный театр (и Марина об этом знает лучше всех) отнюдь не сплошь генерирует шедевры.
Многие вопросы обозначены, точно сформулированы. Куда делось режиссерское поколение 1957 года, так много обещавшее? Об этом рассуждает Александр Соколянский в заметках “Грубый идол труда, или 1957” о героях “Творческих Мастерских”. Нужны ли в провинции театральные школы? (Материал с таким названием открывает раздел “ТЕАТР за сценой”.) А если нужны, то какие? Понятно, что в одном номере не охватить и не обсудить все проблемы театрального образования (кстати, и столичного).
Верное направление – всевозможные социологические и статистические выводы. В первом номере ведется разговор о миграции московских артистов, их занятости на стационаре. Возможно, в дальнейшем было бы интересно провести опросы, узнать мнение практиков. Подсчитано число старых спектаклей в репертуаре московских театров. Рубрика “На старых спектаклях” – исконная в истории журнала. Хорошо, что вспомнили ушедшую Марину Зайонц и напечатали ее статью “Стеклянное счастье” об “Одной абсолютно счастливой деревне”. Кстати, нигде так отлично не идут старые спектакли, как в “Мастерской Петра Фоменко”.
Критики – важная референтная группа. И не только в подведении “итогов сезона”. Хотя и при подсчете голосов картина не всегда окажется стопроцентно верной. Уверена, что многие драматические критики мечтают посмотреть “Воццека” Дмитрия Чернякова. Но попасть на него – непростая задачка. Деление по цехам существует, по традиции лишь литчасть Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича славится демократизмом и не делит критиков на “своих” и “чужих”. Но это к слову.
Серьезнейшая проблема – положение провинциального театра. В первом номере Глеб Ситковский выступает с язвительным очерком о путешествии в город NN. Такой путь возможен, но каждый, кто много ездит по стране, знает, как трудно живет театр в громадном пространстве, как неоднородна, а часто контрастна картина. Ведь у нас издавна, что город, то норов. Где-то ждут на постановку Ли Бруера и Маттиаса Лангхоффа, а где-то и слыхом не слыхивали, что такое серьезная режиссура.
Тезис главного редактора журнала: “Мы до сих пор по инерции пытаемся найти в прошлом некий образец, который надо сохранить или реконструировать… Самая главная проблема нашего общества вообще и нашего театра в частности – НЕУМЕНИЕ ЖИТЬ В НАСТОЯЩЕМ И ИЗ НЕГО ЗАГЛЯДЫВАТЬ В БУДУЩЕЕ” наводит на серьезные размышления. Быть может, мой взгляд консервативен, но самой опасной тенденцией мне кажется бурный поток спектаклей, будто зачеркивающих все, что было когда-то; это касается в первую очередь смысла произведения, а уж потом таких “мелочей”, как решение, внятное мизансценирование, способ существования и проч. И мне, например, близок взгляд Алвиса Херманиса, не рвущегося в будущее. Другое дело – осмысление прошлого, верная дистанция по отношению к нему.
Конечно, дефицит умного театра – налицо, “но из грехов нашей родины вечной не сотворить бы кумира себе”.
На пресс-конференции арт-директор “Театра”, создатель его дизайна Игорь Гурович вспоминал, как Дина Годер привела его когда-то на Большую Никитскую (где тогда размещался “Театр”), тогда он понял, какое это живое, интеллигентное дело. Первый номер – всегда пристрелка. Важно, чтобы журнал, как сказал Александр Калягин, стал “территорией, на которой сможет высказаться каждый, кому действительно есть, что сказать”.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ
«Экран и сцена» № 19 за 2010 год.

Print Friendly, PDF & Email