Куда идет этот поезд?

Сцена из спектакля “Вечно живые. История в лицах”. Фото Д.ПРИМАКА
Сцена из спектакля “Вечно живые. История в лицах”. Фото Д.ПРИМАКА

Отмечать 65-ю годовщину рождения театра “Современник” новое его руководство решило обстоятельно и с размахом. 15 апреля выпустили премьеру “Театра” по роману Сомерсета Моэма в постановке Владимира Панкова. Затем открыли подряд две выставки: в Московском музее современного искусства – “Современник. Начало” и в ГУМе в рамках фестиваля “Черешневый лес” – “Современники Современника”. Презентовали аудиоспектакль “Ненапрасная юность” совместно с Мобильным художественным театром. И, наконец, 15 мая единственный раз сыграли документальный спектакль “Вечно живые. История в лицах”.

“Будущее в прошлом” было заявлено Виктором Рыжаковым как концептуальная основа юбилейного сезона, предполагающая “возвращение к истокам и переосмысление художественного опыта “Современника”. Первому спектаклю театра и его основателям посвящена “бродилка”, первым семи знаковым постановкам – выставка в ММОМА, первым десяти годам существования студии молодых актеров, ставшей театром-студией “Современник”, – пьеса Михаила Дурненкова. По сути, об одном и том же разными средствами – в инсталляциях, в голосах, в лицах.

Особняком стоит только выставка в ГУМе (куратор Евгения Кузнецова), где фотоархивом Юрия Роста с его же комментариями представлены люди “Современника”, а с фотографий дней рождений и праздников театра, организованных фестивалем “Черешневый лес”, смотрит совсем недавнее прошлое.

А между началом театра и его шестидесятипятилетием осталось именно то, о чем крайне мало написано, и чей опыт совершенно не оценен и не осмыслен – “Современник” Галины Волчек. Бесполезно возвращаться к истокам, не принимая всю историю целиком. Бессмысленно искать ниточки, связывающие сегодняшний день с давным-давно изжившей себя студийностью, не обратив внимания на день вчерашний. Самое слабое в череде юбилейных мероприятий именно это – насильственное привязывание первого десятилетия жизни театра к современности при игнорировании огромного пласта истории “Современника”.

Это, впрочем, вопрос не только к авторам праздника длиной в месяц, но и к отечественному театроведению. Ведь единственным фундаментальным и не претендующим при этом на статус академического исследованием, освещающим историю “Современника”, остается изданная театром в 2006 году книга “Московский театр “Современник” – 50 лет” (составители Евгения Кузнецова, Анна Шалашова, Екатерина Воронова), а ведь прошло пятнадцать лет!

Итак, отрезок истории для переосмысления опыта был выбран, но материал, использованный для создания вроде бы разных произведений, периодически дублировался. “История в лицах” сильно перекликалась с выставкой на Гоголевском бульваре, “Ненапрасная юность” – и с тем, и с другим. Неужели же актриса Лилия Толмачева только и рассказывала о своей встрече с Олегом Ефремовым на бульваре, когда он позвал ее на репетицию “Вечно живых” и тем совершенно перевернул всю жизнь? Неужели история про костюм Галины Волчек на вступительных экзаменах в театральный институт самая важная в ее судьбе? Неужели кроме “Программы деятельности студии молодых актеров” нет других документов? Я точно знаю, что есть. И Толмачева рассказывала гораздо больше, и у Волчек в жизни было много интересного.

Аудиоспектакль “Ненапрасная юность” (драматурги Юлия Поспелова и Алексей Киселев, он же режиссер), доступный в приложении “Мобильный художественный театр”, предлагает любому желающему совершить часовую прогулку от здания театра на Чистопрудном бульваре к зданию Школы-cтудии МХАТ в Камергерском переулке в сопровождении голосов нынешних молодых актеров “Современника”, повествующих от лица основателей театра о свободе в искусстве, ночных репетициях “Вечно живых” и студийной юности. Странность текста заключается в том, что документальные свидетельства героев переплетаются с импровизационными размышлениями участников без малейших переходов. Странность исполнения – в том, что Никита Ефремов и Шамиль Хаматов, “играющие” Олега Ефремова и Игоря Квашу, действительно старательно и вдумчиво повторяют их интонационную и голосовую манеру, а Татьяна Лялина, Марина Лебедева, Семен Шомин, Игорь Царегородцев, Гоша Токаев с выражением читают предложенный материал, и не более того. Текстовую часть разбавляет нарочито современный саундтрек про “долбанного миллениала” и “официальное закрытие будущего”. Впрочем, пройтись по московским бульварам солнечным весенним днем приятно, да и подумать еще раз про великолепную семерку “взломщиков тишины” не лишне.

С “Историей в лицах” – сложнее. Пьесу написал Михаил Дурненков, поставил Виктор Рыжаков. Любопытно, что в кажущемся теперь невероятно далеким 2013 году, в первой подобной документальной пьесе – “Вне системы” Михаила Дурненкова о К.С.Станиславском, которую ставил в МХТ Кирилл Серебренников, Рыжаков играл (или “читал”) Леопольда Сулержицкого – великого гуманиста и идеолога студийного движения. Потом в Театре имени А.С.Пушкина была поставлена Евгением Писаревым пьеса Елены Греминой “Камерный театр. 100 лет”. К 150-летию М.Горького в 2018 году в МХТ вышел спектакль “Солнце всходит” – снова по пьесе Михаила Дурненкова, в режиссуре уже Виктора Рыжакова. Теперь пришла очередь “Современника”. Все эти истории объединяют две проблемы – контекст и порядок цитат документов в создаваемом литературном произведении и до конца не найденная форма при переносе текста на сцену. Традиционно самыми слабыми становятся попытки восстановления отрывков легендарных спектаклей. Нерешенными остаются вопросы о степени формальности читки, о наличии или отсутствии портретного сходства исполнителей с героями, которое то есть, то нет, что порой придает всему действию пародийный оттенок.

У “Вечно живых. Истории в лицах” имелся несомненный козырь – Никита Ефремов в роли деда, Олега Ефремова, точен до мельчайших деталей. Но больше-то не точен никто. Да, Светлана Иванова искренне пыталась играть Лилию Толмачеву и местами добивалась интонационного сходства. Да, Иван Стебунов старательно копировал манеру Игоря Кваши, а Клавдия Коршунова – Людмилы Ивановой. Остальные угадывались по контексту происходящего. Всклокоченные волосы и свитер? А, это Анатолий Эфрос спорит с Олегом Ефремовым о принципах студийности. Элегантный человек в костюме и при бабочке читает Устав будущей студии? – Виталий Яковлевич Виленкин, ясно. Приглашенный ректор Школы-студии МХАТ Игорь Золотовицкий логично представляет ректора Вениамина Захаровича Радомысленского и заодно директора Художественного театра Александра Васильевича Солодовникова. В фантасмагоричной сцене, посвященной спектаклю “Голый король”, появляется дама – не то ведьма, не то фея. Так это Екатерина Алексеевна Фурцева в исполнении Алены Бабенко.

В действие вплеталось, разумеется, чтение стихов поэтов-шестидесятников, сцену украшали скворечники на палочках, символизирующие весну и оттепель, артисты повторяли мизансцены с известных фотографий, транслирующихся на задник. Начиналось “Вечно живыми” – трансляцией аудиозаписи спектакля, и заканчивалось “Вечно живыми” – как-то впроброс пересказанным сюжетом о не разошедшихся после первого спектакля зрителях, о возникшем диалоге и необходимости друг в друге. И вот уже вся труппа поднимается на сцену и делает фото на память, и зрители расходятся.

Завершая месяц празднования, в ночь после спектакля, на Сокольнической линии московского метрополитена запустили поезд “Современник-65” – в не ставшем еще привычным новом дизайне, со всеми словами (“сохранение, соавторство, соединение, сотворчество, современник”), украшающими баннер Другой сцены и пока так и не обновившийся сайт, с архивными фотографиями и лицами театра дня сегодняшнего. Осторожно, двери закрываются. Следующая станция?..

Мария ЧЕРНОВА

«Экран и сцена»
№ 11 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email