Оттенки серого

Фото А.ИВАНИШИНА
Фото А.ИВАНИШИНА

Одна из самых травматичных и болезненных тем в нашем обществе – Вторая мировая война. Нет числа рассуждениям о том, почему до сих невозможно объективно и аналитически подойти к этой теме, как быть с постепенно мифологизирующейся памятью и сакрализацией Победы, что такое фашизм и как его распознать. В последнее время стала заметна тенденция говорить обо всем этом языком художника и, среди прочего, пристально всматриваться в судьбы тех людей, кто волею истории оказался по другую сторону окопов.

“Сатирикон” Константина Райкина показал спектакль по повести Евгения Водолазкина “Близкие друзья” в постановке Сергея Сотникова с молодыми артистами театра. История безыскусна: два мальчика влюблены в одну и ту же девочку. Их родители дружат, дети тоже дружат, весело проводят время, мальчики пытаются выяснить, кого из них девочка любит больше, летом немецкие города прекрасны, а на дворе сначала 1932 год, потом – 1935 и так далее, и так далее.

Спектакль аскетичен – в сценографии использованы сплошь оттенки серого, ярким пятном выделяется разве что платье юной Эрнестины (Алена Разживина).  Трехступенчатое возвышение во всю сцену (художник – Марфа Гудкова) предстанет и немецким городом, и холмами, и полями России, куда солдатами придут воевать оба мальчика, и крутыми подъемами и спусками. Пока актеры играют немного неровно, спектакль движется по синусоиде: от старательного начала к сильной середине и немного мелодраматичному и пафосному финалу, но именно вторая часть спектакля уже сейчас поднимается до трагического накала. Исполнители комментируют события и поступки персонажей, сохраняют отстраненность и больше рассказывают, чем показывают. Благодаря приемам брехтовского театра отчетливее слышен ужас человеческой катастрофы.

Переломным событием в жизни всех троих становится обыденное во времена бойни: два друга, не успев встретиться на войне, расстаются навсегда – одного из них – Ханса (Ярослав Медведев) – убьют прямо рядом с окопом. Оставшийся в живых Ральф (Даниил Пугаёв) с огромным трудом найдет среди царящей разрухи цинковый гроб и будет возить тело с собой до тех пор, пока не выйдет оказия отправить его вдове – той самой солнечной девочке, в которую оба они были влюблены. С этого момента события начинают стремительный бег, а тяжелый гроб оказывается символом, памятником и жутковатым предупреждением всем воюющим.

Пожалуй, именно к середине спектакля становится ясно, что эти ребята, в сущности, не виноваты. Ральф мечтал стать художником, но пошел в армию, потому что девушка предпочла друга. Счастливец же Ханс попал на войну и вовсе против своей воли. Ярослав Медведев играет испуганного, дрожащего и немеющего от ужаса совсем молодого мальчишку. Быть может, он и вправду счастливец – его убьют быстро, он не успеет сойти с ума. Ральфу достанется ужас за двоих, вдова друга и жизнь. Он вернется в их маленький, уютный мир, но обнаружит, что уютным он быть перестал и все оттенки серого давно потемнели и обратились в стальные.

Ральф проживет длинную жизнь за себя и того парня, женится, наконец, на Эрнестине и долгие годы будет планировать поездку в Россию – на места боевых действий. Когда она все-таки состоится, их русский гид окажется поразительно похож на убитого Ханса, и Ральф скажет ему с горькой интонацией: “Мы, немцы, перед вами очень виноваты. Самое плохое, что ничего в этом деле уже не поправить”. А в финале жизни он все так же будет вопрошать себя: “с кем мы воевали и главное – зачем?”

Все это могло бы утонуть в театральном пафосе и назидательности, если бы не брехтовские выходы из образа и общая сдержанная манера сценического существования в сатириконовской постановке.

Режиссер Сергей Сотников поставил спектакль о том, что война есть состояние противоестественное, а фашизм вообще не имеет национальности. Безликий и привычный враг в спектакле распадается на отдельные лица людей, против воли и вопреки желанию оказавшихся втянутыми в мясорубку бытия, из которой вышли с потерями и травмами на всю жизнь.

Трое людей хотели быть похороненными рядом, потому что дружили с детства, а не потому, что одного из них убили на страшной войне, а двое других потом были вынуждены с этим жить.

Юлия КУЛАГИНА

«Экран и сцена»
№ 5 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email