Идеалисты и прагматики

Ирина Пешкова, Татьяна Степанян, Сергей Никулин, Татьяна Самонина. Фото предоставлено издательством “АРТ”
Ирина Пешкова, Татьяна Степанян, Сергей Никулин, Татьяна Самонина. Фото предоставлено издательством “АРТ”

Издательство “АРТ (Артист. Режиссер. Театр)” появилось в 1990 году. Вернее, в том году оно стало самостоятельным, переформатировавшись из редакционно-издательского отдела (РИО) Союза театральных деятелей, – как только такого рода самостоятельность стала возможной, то есть сразу же после принятия перестроечного Закона о печати. Советский Союз еще существовал, но закон был уже постсоветским, явно рассчитанным на жизнь “после”. На ту жизнь, в которой книга перестанет быть делом могучих, тяжеловесных и зарегулированных издательств. Как раз из такого “тяжеловеса”, из издательства “Искусство”, в РИО СТД и перешел работать создатель “АРТа” Сергей Никулин – а позже и его коллега, редактор Ламара Пичхадзе.

То, что возникало в 1990-е, либо быстро исчезало, либо быстро разрасталось. Разрастанием, то есть способностью ларька превратиться в торговый концерн, а комнаты с двумя швейными машинками – в гигантский текстильный бренд, мерялся успех. Издательство “АРТ” за 30 лет не сделало ни того, ни другого: оно не исчезло и не стало увеличиваться. Небольшое число людей выпускает из года в год небольшое количество новых книг, совсем не массовыми тиражами. И это вполне можно считать чудом, потому что не расти в наших производственных и экономических обстоятельствах подобно смерти.

Очень хочется назвать программу “АРТа” бескомпромиссной, подвижнической, идеалистической. Конечно, это было бы правильно. Но людей, которые работают в двухкомнатном закутке с таб-личкой “Театральные книги” на двери (магазин и издательство – это одно), рядом со входом в читальный зал Центральной научной библиотеки СТД, как-то не очень ловко называть подвижниками. Для подвижников они слишком нормальные и со слишком хорошим чувством юмора, излишний пафос, в том числе, и по отношению к ним самим, вызывает у них иронию.

На самом деле, “артовцы” все эти 30 лет оставались не столько подвижниками, сколько прагматиками. Настоящими прагматиками. То есть людьми, которые делают только то, в чем отлично разбираются – и в необходимости, важности чего они уверены. Правда, для того чтобы быть таким вот прагматиком, действительно, нужна изрядная доля подвижничества и идеализма.

Перечень вышедшего в “АРТе” за эти 30 лет в сравнении с продуктивностью издательств-гигантов выглядит скромно – около шести десятков названий. Но у этого перечня есть одно важное свойство – в нем нет “умерших” или устаревших изданий. Ни про одну книгу из архива “АРТа” вам сегодня не придет в голову спросить – а зачем, собственно, это издали? (В принципе, такое писать не полагается, потому что с прошлого года в этом списке есть и моя книжка, но я пока еще могу надеяться на то, что и в этом случае издателей и редактора не подвела интуиция.)

Центральное место в издательской программе “АРТа” принадлежит живому театру, его, если можно так сказать, прямой речи, речи от первого лица. Тщательно собранные и откомментированные архивные материалы, книги великих режиссеров, воспоминания, дневники, хроники – от “Пустого пространства” Питера Брука до стенограмм репетиций Всеволода Мейерхольда, от воспоминаний Матильды Кшесинской до монументального многотомного издания дневников Владимира Теляковского – все это меняло наши представления о театральной истории и театральной практике, меняло, в конце концов, и живой театральный процесс, не меньше, чем выдающиеся спектак-ли. И то, что эти книги естественно входили и входят в сегодняшнюю театральную жизнь, становятся неотъемлемой ее частью – тот самый успех иного свойства, не меряющийся суммарными тиражами, долями рынка, но при этом очень реальный.

За 30 лет условия жизни стали жестче – оставаться дееспособным маленьким сообществом профессионалов в книжном деле сегодня сложнее, чем в 1990-е. Особенно тогда, когда пандемия отменяет не только юбилейные празднества, но и вообще любую деятельность. Дверь издательского закутка на Страстном бульваре вот уже который месяц закрыта. Дорогие “артовцы”: мы все ждем, когда она откроется снова – на следующие 30 лет, как минимум.

С юбилеем вас!

Ольга ФЕДЯНИНА

«Экран и сцена»
№ 1 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email