Прогнозы на частную жизнь

• Кадр из фильма “Сын”ЛАУРЕАТЫ 22-ГО ФЕСТИВАЛЯ РОССИЙСКОГО КИНО «ОКНО В ЕВРОПУ»

КОНКУРС ИГРОВОГО КИНО “ОСЕННИЕ ПРЕМЬЕРЫ”

Председатель жюри – продюсер ИГОРЬ ТОЛСТУНОВ.

Главный приз – фильму “СЫН”, режиссер Арсений Гончуков.

Специальный приз жюри “за актуальное прочтение классики” – “НА ДНЕ”, режиссер Владимир Котт

Специальный приз жюри “за верность жанру” – “МАМА ДАРАГАЯ!”, режиссер Ярослав Чеважевский.

Специальный приз жюри за дебют – “ПАЦИЕНТЫ”, режиссер Элла Омельченко.

Диплом за актерский ансамбль – “ЗИМЫ НЕ БУДЕТ”, режиссер Илья Демичев.

Диплом “за пронзительный лиризм атмосферы, сопутствующей сокровенным переживаниям героя на пороге взрослого мира” – “ДАР”, режиссер Сергей Карандашов.

ПРОГРАММА “ИГРОВОЕ КИНО. КОПРОДУКЦИЯ”

Председатель жюри – продюсер, режиссер АЛЕКСАНДР АТАНЕСЯН.

Лучший фильм – “СПАСИБО, ПАПА”, режиссер Грачья Кешишян (Россия/Армения).

КОНКУРС НЕИГРОВОГО КИНО

Председатель жюри – режиссер, оператор ВИКТОР ЛИСАКОВИЧ.

Главный приз – фильму “КРОВЬ”, режиссер Алина Рудницкая.

Специальный приз жюри – “ТРИСТА ЛЕТ ОДИНОЧЕСТВА”, режиссер Константин Одегов.

Диплом – “ВЕЛИКИЕ РЕКИ СИБИРИ. БИРЮСА”, режиссер Павел Фаттахутдинов.

Диплом – “КОРЫТО, ЛЫЖИ, ВЕЛОСИПЕД”, режиссер Иван Твердовский.

Диплом – “ЧИСТАЯ ПОБЕДА. БИТВА ЗА СЕВАСТОПОЛЬ”, режиссер Валерий Тимощенко.

КОНКУРС АНИМАЦИОННОГО КИНО

Председатель жюри – поэт, драматург ЮРИЙ ЭНТИН.

Главный приз – фильму “МУЖЧИНА ВСТРЕЧАЕТ ЖЕНЩИНУ”, режиссер ДМИТРИЙ ГЕЛЛЕР.

Специальный приз жюри – автору сценария, режиссеру, художнику ЛЕОНИДУ ШМЕЛЬКОВУ, фильм “МОЙ ЛИЧНЫЙ ЛОСЬ”.

Диплом – режиссеру КОНСТАНТИНУ БРОНЗИТУ “за блестящее воплощение авторского замысла сценариста Константина Бронзита”, фильм “МЫ НЕ МОЖЕМ ЖИТЬ БЕЗ КОСМОСА”.

Диплом – художнику ВЛАДИМИРУ ЗУЙКОВУ, фильм “СИНЕЕ БЕЗМОЛВИЕ”.

Приз Гильдии киноведов и кинокритиков России – “ПАЦИЕНТЫ”, режиссер Элла Омельченко.

Приз имени Саввы Кулиша – ДМИТРИЮ ЛЕМЕШЕВУ, автору сценария фильма “Пациенты” “за оригинальность драматургических решений”.

Приз имени Станислава и Андрея Ростоцких – фильму “ВЫБОРГ. ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА”, режиссер Алла Васильева.

Приз президента фестиваля – режиссеру МИХАИЛУ КАЛИКУ.

КОНКУРС “ВЫБОРГСКИЙ СЧЕТ”

1-е место – фильм “МАМА ДАРАГАЯ!”, режиссер Ярослав Чеважевский.

2-е место – фильм “ДЕДУШКА МОЕЙ МЕЧТЫ”, режиссер Александр Стриженов.

3-е место – фильм “9 ДНЕЙ И ОДНО УТРО”, режиссер Вера Сторожева.

Очередное выборгское “Окно в Европу”, которому суждено быть вписанным в памятный реестр фестиваля под некруглым 22-м номером, и само по себе по счастью вышло некруглым, скорее, угловатым, в который раз дав возможность оптимистам и скептикам пофехтовать в поисках истины, находящейся, известно, всегда посередине.• Кадр из фильма “Мама дарагая!”
Разумеется, в программе не обошлось без того, что уже автоматически оказалось вне обсуждений. Действительно, есть ли смысл обсуждать транспаранты, начинающиеся словами “Да здравствует!” или, например, “Слава!”? Тем более что речь не просто о новом патриотическом блокбастере, но еще и историческом, настоенном на любви к любезному Отечеству. А если еще и любовь земная находится в согласии с любовью к “отческим гробам”, так о чем вообще спорить, никакой недруг на экране не устоит.
Вместе в “Василисой”, картиной Антона Сиверса про легендарную партизанку 1812-го года, список необсуждаемых в Выборге картин продолжила новоиспеченная комедия от Александра Стриженова “Дедушка моей мечты” с манной кашей в одной из главных ролей, которая – комедия, а не каша – своим явлением ознаменовала новый праздник на улице поклонников “Любови-моркови”. А почему нет? Как и у скептиков с оптимистами, так и у любовно-морковного люда тоже есть право на свой праздник, чем он и воспользовался, отдав “Дедушке…” вторую строчку в конкурсе “Выборгский счет”, который определяет зрительские симпатии. Опять же, сказка ложь да в ней намек, но тот, кому в “Дедушке” померещилась острая сатира, видимо, смотрел все же другой фильм…
А теперь по порядку. Сначала о двух фильмах игрового конкурса “Осенние премьеры”, обойденных наградным вниманием жюри, но в кулуарах обсуждавшихся достаточно активно. В первом случае потому, что “бесовской” Достоевский, потому что Евгений Ткачук в роли Верховенского, а такая гремучая смесь немалое обещала. Но и разочаровавший авторов картины “Бесы” ход мысли судейской коллегии предположить нетрудно. Мы не в Чикаго, моя дорогая, вздыхал буржуй-капиталист из “Мистера-Твистера”, и вслед за ним, говоря о “Бесах” режиссера Романа Шаляпина, хотелось повторить: мы не в театре, мы в кино, а это, извините, разные праздники.

• Кадр из фильма “9 дней и одно утро”

Экранные “Бесы” предстали чрезмерно театральными, Верховенский Ткачука – а это было в первую очередь его соло – будто партеру у своих ног транслировал исповедь героя, и его неистовую мечту, взращенную самовнушением о собственном превосходстве и, значит, и власти над всеми. Даже танцевальный полет-пролет по кругу в молочно-белом обнаженном пространстве должен был подчеркнуть этот разрыв между “тварями дрожащими”, и им, назначенным высшими силами, миловать, но чаще казнить.
А потом пришел черед неистовому, сумашедшему по отдаче, финалу, в котором, кроме всего прочего, читалось, не могло не читаться, вечное: ай да я!.. Какой артист, краешком глаза наблюдая себя в этот момент со стороны, откажет себе в этом счастливом восхищении.
Режиссер Екатерина Шагалова, которая после “Однажды в провинции” вновь сняла для большого экрана, в очередной раз подтвердила, что ее трудно заподозрить в излишних сантиментах – коли уж обострять, так до предела.
Если дистанцироваться от судьбы молодого тележурналиста, который не желает идти на компромиссы, почему и лишается однажды работы, а потом и вовсе головы; если не погружаться в еще одну взрослую сказку про любовь с первого взгляда, если, наконец, не зацикливаться на мистических ботинках, они же берцы, которые приносят удачу – фильм Шагаловой так и называется “Берцы”, – то главной в сюжете станет не очень психически здоровая и по подростковому беспощадная барышня Василиса. Ее изощренные фантазии превращают в ад жизнь брата, матери, девушки, которая мечтала стать женой брата, женщины, с которой он, кажется, нашел счастье.
На самом деле Шагалова, думается, сняла фильм о природе зла и нашей беззащитности перед ним, привычно предпочтя болезненную хирургию менее болезненной терапии. И дело не в воспитании чувств, на котором настаивает режиссер вслед за классиками, а в жизни, которая жива добротой и, увы, бессильна, перед злом. А разве не об этом, кстати, и черно-белая картина Арсения Гончукова “Сын”, утверждающая практически то же самое в тяжеловатой, но все же победительной истории, получившая в Выборге Гран-при.
Специальный приз жюри с формулировкой “за актуальное прочтение классики” на фестивале вручили фильму Владимира Котта “На дне”, и как раз наградная формулировка возвращает к вечному вопросу, что такое актуальное прочтение классики? Не перенос же, право, место действия из подвала дореволюционной ночлежки на современную свалку, ибо, в конечном счете, дело в самих обитателях – тогда ночлежки, а теперь свалки. А про них мы почти ничего не узнали. Ну, да, Васька Пепел – он вор. Актер – тот сам виноват, что перестали звать в сериалы. Анна вот умирает, но врача, раз современная версия, мы рядом с нею все равно не увидели, как и не услышали в фильме две фразы из “На дне”, ставшие крылатыми: “Человек – это звучит гордо”, и “Какую песню испортил”. Особенно жалко вторую… • Кадр из фильма “На дне”
Кстати, Актер в этой версии “по мотивам” решил свести счеты с жизнью после коллективного просмотра по допотопному телевизору передачи “Comedy Clab”, где шутовской Гамлет подвергается всяческим унижениям. Этого он, готовый начать все с нуля, пережить уже не смог. Наконец, странник и утешитель Лука в картине преображается в мальчишку: юного Степу Трескунова мы совсем недавно видели в симпатичном детском кино “Частное пионерское” в роли пионера. Пожалуй, подобная возрастная метаморфоза родила больше всего вопросов, но с актуальностью ее связать трудно, тут, скорее, игра авторского воображения.
Если для персонажей горьковской пьесы “дно” было последним приютом, то в новой киноверсии перед нами не отверженные люди, а некий трудовой коллектив, занятый на свалочном производстве. Есть даже шлагбаум, нечто вроде проходной, перед которым тормозят машины, на которых уезжает или возвращается Наташа, понятно, чем зарабатывающая на жизнь. И только ее сестра Василиса (это имя на фестивале сопровождало нас с завидным постоянством), сыгранная Евгенией Добровольской точно и жестко, понятна и узнаваема, поскольку переживаемая ею драма нелюбви с постылым актуальна – что теперь, что сто лет назад.
Под стать ей и Барон Александра Трофимова, знающий про жизнь и ее тайну что-то такое, чего не знаем мы. Но больше всего запомнилась сцена вечеринки с покачивающимися в медленном танце на фоне вечернего неба темными силуэтами, этакий пикник на обочине…
И все же показалось, что российское кино пусть медленно, но верно продолжает разворачиваться в сторону простых и локальных человеческих историй. Не случайно триумфатором последнего “Кинотавра” стало пленительное “Испытание” Александра Котта, к сожалению – это мое личное мнение – утяжеленное “атомным” финалом.
В Выборге показали и “Братьев Ч” Михаила Угарова, к великому удивлению авторов получивших до этого приз зрительских симпатий кинофестиваля “Зеркало”.
Этот лирический список можно продолжить фильмом Ильмара Раага “Я не вернусь”, еще одним лауреатом “Зеркала”, и “Кровью” Алины Рудницкой, получившей на нынешнем “Окне…” приз за лучший документальный фильм. И совсем уж не случайно финальным аккордом “Окна в Европу” стали пронизанные солнцем, дождем и неразделенной любовью нешуточные страсти показанного на закрытии фильма “Две женщины”, который Вера Глаголева сняла по тургеневскому “Месяцу в деревне”.

• Кадр из фильма “Две женщины”

Не стали частные истории исключением и в основном конкурсе. Настоящая фантасмагория с адюльтерами и восстанием из мертвых ожидала нас в трагифарсе Ильи Демичева “Зимы не будет”, отмеченном наградой за лучший актерский ансамбль. А как замечательно легкомысленен и элегичен не желающий стареть герой Семена Стругачева во “Вкусе Америки” Ефима Грибова. Не говоря уже о неистовой в своей материнской любви героине Ксении Раппопорт в каскадной комедии “Мама дарагая!” Ярослава Чеважевского, без вопросов обеспечившей себе первую строчку в “Выборгском счете”.
Сразу три приза – за сценарий, дебют и Гильдии киноведов и кинокритиков – получила картина Эллы Омельченко “Пациенты”, “темная лошадка” конкурса. Начавшись, как незамысловатая и бесхитростная лирическая комедия о молодых супругах, история неожиданно перетекла в поединок двух специалистов по ремонту человеческих душ – модного психоаналитика и православного священника. К ним молодые люди ходят за рекомендациями, опасаясь за огонь семейного очага: она к священнику, он к психоаналитику. Разрешается же сюжет самым неожиданным образом, напоминая в который раз, что мы не знаем не только самых близких и родных нам людей, но и самих себя. Что на самом деле замечательно. Иначе нам только и оставалось бы повторять вслед за меланхоличной дивой Ренаты Литвиновой: “Как страшно жить”…

Николай ХРУСТАЛЕВ
«Экран и сцена», № 16 за 2014 год.
Print Friendly, PDF & Email