Гости из будущего

Фото предоставлено фестивалем
Фото предоставлено фестивалем

Киберспектакль Семена Александровского “Брак” по пьесе Аси Волошиной, премьера которого состоялась на Летнем фестивале искусств “Точка доступа”, проходящем в режиме онлайн, выполнен в вынужденно актуальной форме зум-спектакля. Но это не запись, как бывает с онлайн-спектаклями, а настоящий живой процесс, конференция в режиме “здесь и сейчас”, где зрители осознают себя свидетелями происходящего (хоть чат и отключен). Почти как в зрительном зале. Хотя подглядывание в зуме, пожалуй, процесс еще более интимный.

Перед собравшимися у компьютеров появляются два окошка зума: в них он и она. Он находится в Москве, а она – на тропических островах, и они празднуют пятнадцатилетие первого свидания.

Как выясняется позднее, дело происходит в 2035 году. Зум для героев – ностальгическое средство общения (примерно как сейчас чат Icq), а все зрители оказываются обобщенным цифровым сознанием образца 2020 года: мы – что-то вроде ботов.

Мир будущего категорически изменился после 2020 года. Коронавирус и изоляция заставили переоценить социальные контакты: большая часть их содержания оцифровывается. Общество разделено на страты: низшие слои обречены стерилизации и живут в грязи и невежестве, более высокие – пересмотрели понятие телесности, вышли на новый уровень эволюции и готовы отказаться от таких, например, пороков, как “старый секс”. Собственно, за преступное понуждение мужа Миши к “старому сексу” жена Нора и сослана на реабилитацию – тайно, ведь иначе их могут сурово наказать.

Нора в исполнении Алены Старостиной – красавица (биологический возраст аппаратно поддерживается на уровне юности), умница: ведет с мужем интеллектуальные беседы. И в то же время она от всего устала, мысль о новом этапе человеческой эволюции больше ее не заботит. Через метафоры, через экран, пожирающий энергию, она стремится донести до Миши: нужно что-то менять, давай хотя бы в зуме поговорим наедине.

Но Миша (Иван Николаев) – добродетельно-подтянутый, как молодой парторг, истово убеждает ее в красоте и справедливости нового мира. Недаром он, историк-медиевист, – правительственный идеолог с неплохой зарплатой. Артист сумел придать тирадам персонажа трогательную веру в произносимое, покровительственно-позитивный настрой. Его идеал – “слиться интегрально в законном супружеском двуконтактном” цифровом общении, и его слова о любви выглядят диковинно, но и искренне.

Притча, рассказанная Норой мужу, оказывается историей о ней самой, решающей сбежать из своего тропического рая в рыбацкую деревню. И не потому, что в дочиста вылизанном мире цифровых радостей скучно, а потому, что эпизод “старого секса” принес ей беременность – незаконную и грозящую им с мужем понижением социального коэффициента. Она как новая богоматерь – или Прометей – хочет спуститься к тем, у кого детей нет и не будет, и обрести подобие свободы.

Понятно, что пьеса Аси Волошиной – не столько научная фантастика, сколько размышление о векторе развития человека в цифровую эпоху. Вряд ли миру удастся так перемениться за 15 лет. Хотя кто знает: полгода назад никто не мог предсказать закрытия театров и авиасообщения. Так или иначе, в этой истории главным оказывается не технический аспект, а литературная основа, заставляющая вспоминать известные антиутопии.

“Брак” выделяется из растущей массы зум-спектаклей аспектом сопричастия. И дело не только в том, что зрители присутствуют при разговоре и даже могут в определенный момент поучаствовать в опросе, но в том, что они видят то, чего не видят герои. Справа от зум-окошек с говорящими действует неведомый пользователь: кто-то пеленгует их геолокацию, загугливает малознакомые слова. И по мере развития сюжета вопрос этот все более занимает: кто этот следящий за ними большой брат? Кто конспектирует происходящее? Любопытный пользователь или не слишком эрудированный офицер полиции нового мира? Здесь, пожалуй, – главная интрига спектакля.

Вера СЕРДЕЧНАЯ

«Экран и сцена»
№ 12 за 2020 год.

Print Friendly, PDF & Email