Женское счастье: перезагрузка

Анна Михалкова в фильме “Давай разведемся”
Анна Михалкова в фильме “Давай разведемся”

“Давай разведемся”. Режиссер Анна Пармас

Фильм Анны Пармас “Давай разведемся” нравится публике. Залы в кинотеатрах на нем не пусты, зрители охотно смеются и, судя по всему, потом советуют посмотреть это кино своим друзьям и знакомым. Сборы у дебюта Пармас превосходные. Слово “дебют” здесь не предполагает неопытности режиссера, в кино Анна Пармас давно, в комедийном жанре тоже: на ее счету передача “Осторожно, модерн” (в “Давай разведемся” есть крошечная роль у Сергея Роста) и клипы группировки “Ленинград”. И эти клипы и передача имели у народа большой успех, который сейчас получает и фильм – потому что кино “хорошее, жизненное”.

В центре повествования – гинеколог Маша (Анна Михалкова). У нее очень много работы, ипотека и нет времени на семью. С детьми сидит обаятельный муж Миша (Антон Филипенко) – он готовит здоровую еду, преимущественно брокколи, учит детей соблюдать тишину и сердится на Машу, которая приходит на соревнования семей по плаванию, забыв дома купальные принадлежности, в результате ныряет в бассейн в нижнем белье и голубой бахиле на голове.

По пути домой расклад в их семье становится ясен окончательно: машину водит Маша, кредит оплачивает Маша, а кудрявый усатый и белозубый Миша выражает негодование по поводу того, что его сильная женщина устроилась на дополнительную работу по выходным. Здесь возникает интересная ситуация – часть зрителей такой расклад развеселит, потому что положение “баба зарабатывает, мужик сидит с детьми” по-прежнему кажется им нетипичным, а потому смешным. Другую же часть зрителей он заставит думать о победившем феминизме, и не раз: почти все мужчины в фильме слабее женщин. И порой женщины их даже бьют.

Как, например, Оксана (Анна Рыцарева), тренер по фитнесу, с которой Миша познакомился на занятиях. Ему надо было чем-то занять время, пока сын с дочкой были в садике, и жена подарила ему членство в фитнес-клубе. “И ведь, главное, сама ему этот абонемент купила! Девочки, а если бы не купила? Что было бы?” – будет потом плакаться Маша подругам за коньяком, узнав об измене мужа. А Миша примерно в это время в первый раз получит от Оксаны пощечину – за то, что назвал себя дураком: “Не смей оскорблять моего любимого человека! Себя”.

Как, например, соседка Маши по коттеджному поселку. Мы ни разу ее не увидим, но зато неоднократно увидим ее мужа (Алексей Ведерников), который целыми днями переминается с ноги на ногу в своем дворике, покачивая корзинку с вопящим младенцем. Ближе к финалу он подойдет к Маше и попросит у нее совета “как у женщины”: его жена хотела ребенка, а потом что-то непонятное случилось, и теперь за младенцем приходится присматривать ему. Маша не найдет, что ему ответить.

Как, например, жена мишиного друга, к которому ушедший из семьи усач устраивается на работу. Самоуверенный врун Санек (Максим Лагашкин) с девизом “Людям не нужна правда, людям нужно шоу” копает в поселках колодцы, предварительно разгуливая по участкам с лозой в руках. В процессе иногда знакомится с симпатичными владелицами дач и коттеджей, и когда его жена Светик (Дарья Румянцева) об этом узнает, то попросту разбивает ему нос.

Патриархальные идеи в фильме тоже есть. Их выражает мама Маши (Надежда Маркина), сообщая дочери, что мужика надо держать и нельзя расслабляться. На что Маша реагирует довольно уверенно, сообщая маме, что еще одно такое поучение, и мама бодрым шагом пойдет к себе домой. А в какой-то особенно противоречивый момент даже кидается в родительницу банками с соленьями и вареньями, которые та принесла внукам.

И все события подчеркивают разность мышления этих женщин. Да, Маша страдает из-за того, что муж ушел от нее, и хочет, чтобы он вернулся, но “держать” его она не хочет.

Маша врач, и, судя по всему, хороший. К ней стремятся женщины (в особенно трудный момент Маша зарыдает прямо во время приема, сидя перед гинекологическим креслом и уткнувшись лбом в бедро пациентки), но ее трудно назвать очень уж продвинутым человеком. Например, она читает Коэльо. И платит пять тысяч гадалке – та велит устроить большой костер из одежды, на которую могли навести порчу. Костер из своих кофт, пальто и вроде бы даже шубы Маша устраивает, чуть не спалив строительную площадку с краном. В общем, доверчивая такая, не очень житейски мудрая тетка.

И важно, что внутренняя трансформация происходит именно с такой героиней, не очень интересующейся новыми мировыми тенденциями и философией (Коэльо не считается). Она становится не сильной женщиной при слабом мужике, а просто сильной женщиной, без сравнений с кем-либо, без самообвинений, без самоосуждения.

Авторы, правда, подбросят ей вариант в виде сильного мужчины, молчаливого полицейского с пронзительным взглядом (великолепный Федор Лавров), с которым она имеет дело после того, как забывает забрать детей из садика, а потом – после пожара на стройплощадке.

Есть ощущение, будто бы полицейский забрел в картину Пармас из какого-то другого фильма. Все, что с ним связано, выглядит инородным, кроме разве что обстановки кабинета, где они с напарником сидят: она так же узнаваема, как и обстановка больницы, где работает Маша, и вообще с антуражем в картине все идеально.

Но, возможно, это режиссерский ход. Надо показать, что полицейский – не тот мужчина, который подошел бы Маше, не “свой”, с которым сразу складывается и общение, и секс, с которым легко. А с полицейским ей трудно, и он выглядит совершенно неуместным, когда приходит к ней на работу. И секс не складывается: чтобы захотеть Машу, ему надо представить, что она убегающая преступница, хотя с остальными этого не требовалось. Не тот, не тот мужчина. Хотя уверенности он Маше прибавит.

Однако это не та уверенность, помогающая после ошибочных отношений найти или вернуть “того самого”. Потому и новую встречу с мужем авторы Маше предложат, не зря она сожгла пальто. И результат встречи спустя небольшое время станет вполне ощутим: коллега-подруга Лена (Светлана Камынина) обратит профессиональное внимание на повышенный аппетит Маши и быстро догадается, что та ест за двоих в прямом смысле. Но варить этому ребенку брокколи будет уже не Миша.

В финале героиня остается абсолютно счастливой. Лежа на спине в голубом бассейне, она смотрит в небо, а камера поднимается все выше и выше, улетает вверх, показывая Машу не то, как песчинку в человеческом океане, не то, как точку, из которой сформируется эмбрион. То есть Маше еще только предстоит родиться тем самым человеком, каким она должна быть. Как выясняется, мужчина для этого не так уж необходим. И уж точно не нужен тот, который тебе не подходит, – и не только полицейский, но и Миша тоже.

Хотя освобожденный из домашнего рабства Миша тоже получает шанс на перерождение: добрые авторы дают ему возможность найти клад и почувствовать себя уверенным и платежеспособным. Конечно, реальности в этом маловато, в то время как все остальное в фильме очень даже реально. Но у Миши не такой характер, чтобы заработать большую сумму, и тратит он ее на то, что умеет лучше всего – заботиться. Живя с Оксаной, он заботится об ее старенькой бабушке (Людмила Князева), да и деньги вкладывает в открытие пансионата для престарелых. Миша и правда хороший, вот только уже чужой. Не Машин.

Главное достоинство фильма “Давай разведемся” – Анна Михалкова, прекрасно сыгравшая свою Машу, добрую, суетливую, нежную, верную, заполошную, не очень везучую, в чем-то слабую, в которой узнать себя миллионам зрительниц “за сорок” будет очень просто, а именно они сейчас делают фильмам кассу.

Второе достоинство – фильм действительно смешной, и оба эти факта в принципе компенсируют то, что характеры героев второго плана в “Давай разведемся” не очень четко прописаны, особенно дети Миши и Маши: показывают их часто, но не проявляют они себя почти никак, и даже не ясно, какие они, эти мальчик и девочка, и чем друг от друга отличаются.

Хотя и это при желании можно расценить как режиссерский ход: если счастье женщины не в мужчине, то, может быть, оно и не в детях, а в чем-то другом, и другое еще надо поискать.

Жанна СЕРГЕЕВА

«Экран и сцена»
№ 23 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email