Сюжеты для небольших рассказов

Сцена из эскиза спектакля “Фрида”. Фото А.СУХИНИНА
Сцена из эскиза спектакля “Фрида”. Фото А.СУХИНИНА

Большой театр кукол в Петербурге живет очень интересной жизнью: весной 2019 здесь прошел фестиваль “Большой маленький человек”, показавший современное лицо театра для детей, а перед самым началом сезона Наталья Сергеевская и Руслан Кудашов сочинили и провели двухдневный интенсив с нетривиальным сюжетом. Восемь молодых режиссеров представили эскизы (почти все из них – готовые спектакли, некоторые со сложной техникой ведения кукол) про известных персон прошлого и настоящего. Выбрали трех художников (Пабло Пикассо, Нико Пиросмани и Фрида Кало), трех путешественников (Руаль Амундсен, Гагарин и Федор Конюхов) и двух писателей (Корней Чуковский и Астрид Линдгрен). Кто-то опирался на замечательные современные книжки, как Петр Чижов, взявший в качестве материала переписку Линдгрен с 12-летней девочкой, кто-то – на комиксы, кто-то – на воспоминания (скажем, Лидии Чуковской об отце), кто-то составил микс сегодняшних интервью с хроникой полета в космос. Главный режиссер театра Руслан Кудашов занял в лаборатории свою труппу и позвал работать с ней режиссеров, из которых только актриса Надежда Мошкина “здешняя”, остальные впервые очутились на площадке БТК. Кудашов провел замечательный “кастинг“: оказались представлены разные питерские и московские школы, разный опыт работы, наконец, принадлежность к “драме” и “куклам”. Все это разнообразие обеспечило на выходе чрезвычайно живую и неформатную историю.

Мария Критская, режиссер драматического театра, поставила эскиз в маленьком пространстве, накрытом тканевым “шатром”, про норвежца Руаля Амундсена – первооткрывателя Южного полюса. Почти всю сцену занимает длинная лодка, к ее корме приделан валик с тканью – он разворачивается, чтобы превратиться в бескрайнюю зимнюю дорогу, в море или в доску для настольной игры. Амундсен – маленькая кукла, мальчик, который хочет с раннего детства путешествовать, а потому много катается на лыжах, плавает и вообще обладает сильной волей и амбициями. У него есть няня, она кормит его кашей, состоящей, как и норвежская земля, из камней, песка и горных пород, есть команда, куда актеры приглашают нескольких детей из зала, назвав их звучными скандинавскими именами. По сути – это такой сторителлинг, снабженный искусной анимацией и игрой с предметами, смешными деталями из биографии человека с именем и личным отношением артистов, свободно и весело существующими на этом пятачке сцены. Короткий, складный “Амундсен” хорош еще и грустным финалом: герой оплакивает своего товарища по покорению Южного полюса, британца Роберта Скотта, погибшего от холода и голода вместе со своей командой. И тема одиночного путешествия, ради которого человек готов решиться на все, звучит остро.

Сцена из эскиза спектакля “Астрид Линдгрен”.  Фото А.СУХИНИНА
Сцена из эскиза спектакля “Астрид Линдгрен”. Фото А.СУХИНИНА

Режиссер Алиса Ермак взяла в герои Федора Конюхова и его автобиографическую книгу, где путешественник, сделавший свое хобби медийным, публичным, вспоминает детство и жесткую руку отца. Артист Денис Казачук (тельняшка, косая сажень в плечах) един во многих лицах: рассказывает историю становления характера от лица мальчика (в руках – маленькая куколка с иконописным лицом), играет с предметами – два кирзовых сапога ломают построенную мальчиком лодку, гребет веслами. Лаконичная и собранная вокруг хорошего, дружелюбного артиста работа повествует о том, что за нынешними свершениями взрослого человека – детские слезы и потери.

Третий сильный герой в этом списке – Юрий Гагарин, с ним режиссер Павел Макаров, выходец из мастерской Иосифа Райхельгауза, проделал интересную штуку. Официальные фотографии, кусочки писем Гагарина семье, газетные сводки 1960-х годов перемешаны с личными рассказами актеров, размышляющих и вспоминающих о том, как в детстве бабушка-медик отвела в барокамеру, как страшно было сдавать кровь, как рожала жена… Сложная драматургическая композиция эскиза воплотилась в смешанной театральной технике: актеры здесь выступали от первого лица, работали с куклами (детскими игрушками), вступали в непростой диалог с детьми в зале. По сути, “Гагарин Dreams” стал историей о том, что такое экстремальная ситуация в жизни человека и какой она может быть: у кого-то полет в космос, а у кого-то – пойти сдать кровь.

Сложносочиненной и очень живой по своему существу оказалась работа Петра Чижова, ученика Вениамина Фильштинского, основанная на переписке Астрид Линдгрен со шведской девочкой. Несколько артисток, одетых в молодежно-секондхэндовском ключе, пробуют на вкус письма “сложного подростка”, выбирая каждый раз свой ракурс: кто-то воображает себя актрисой, кто-то выступает в амплуа плохой девчонки, кто-то убеждает нас в том, что в классе ее все любят. Режиссер и его неформатные, в естественной манере работающие актрисы понемногу рисуют объемную картину жизни этой самой девочки, переживающей по поводу своей социализации и родителей, мечтающей сбежать из дома и вообще находящейся в кризисной ситуации. Это такая странная игра, наполовину документальная, наполовину домашняя – как если бы мы стали свидетелями внутренней жизни очень молодого человека, обретшего вдруг ясность и смысл в диалоге с взрослой и небанальной женщиной. Музей настоящих вещей, каких-то колготок, вязаных сердец, старых книг, устроенный прямо на сцене, крепко связывает нас с книгами и судьбой Линдгрен, защитницей неправильных детей, животных и всего хрупкого, что так легко разрушить и уничтожить.

Сцена из эскиза спектакля “Гагарин Dreams”.  Фото А.СУХИНИНА
Сцена из эскиза спектакля “Гагарин Dreams”. Фото А.СУХИНИНА

Судьбой писателя и ее отражением в детском восприятии занялся и режиссер Александр Баркар в эскизе про Корнея Чуковского, эксцентричного и опасного папу, которого вспоминает его дочь Лидия. Анна Бессчастнова вместе с актерами устроила веселую игру на темы детства Пабло Пикассо, чья мама защищала талантливого сына от плохих учителей и прочих напастей. А грузинский примитивист Нико Пиросмани в эскизе Дмитрия Шишанова “Мой дом” предстал в образе меланхоличной куклы-марионетки, окруженной пустынным миром, помоечными крысами и забвением.

Финалом лаборатории стало сочинение актрисы Надежды Мошкиной, теперь уже режиссера, посвященное Фриде Кало и ее непростому жизненному пути. Спектакль закручен вокруг замечательной исполнительницы Натальи Сизовой, обладающей внутренней и внешней пластичностью, позволяющими ей охватывать пространство целиком. Окружающий ее сценические мир устроен сложно и изобретательно: в нем есть простая, но эффектная игра с предметом, аттракционы с собственным телом, звуковая партитура и отлично выстроенный рассказ. Из него становится ясно, что всю свою жизнь Фрида Кало побеждала обстоятельства и собственную депрессию. Надежда Мошкина сделала очень ясную, прямодушную театральную работу о силе человеческого духа и о таланте, который до поры до времени дает возможность жить и отталкивать руку смерти. Это очень внятный эскиз, он трогает до слез и при этом смешит – но диапазон эмоций не кажется манипуляцией, а скорее демонстрирует дарование режиссера, умеющего рассказывать сложные истории театральным языком.

Лаборатория БТК открыла целые залежи сюжетов, героев и тем – бери и ставь, в любом ракурсе и любой степени сложности, главное – кто этот герой сегодня, как он говорит с сегодняшним временем и что открывает нам его фантомное присутствие.

Кристина МАТВИЕНКО

«Экран и сцена»
№ 18 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email