Суд как драматургия жизни

Фото П.НАЗАРОВОЙ

Фото П.НАЗАРОВОЙ

Ян Дейвендак и Роже Барнат – дуэт швейцарских режиссеров, известных в Европе проектами, сочетающими практику театра с обыденными современными реалиями. Один из подобных проектов был представлен в Петербурге на фестивале “Точка доступа”.

Спектакль “Пожалуйста, дальше (Гамлет)” появился в России в самый подходящий и острый момент. Судебный дискурс уже два года плотно существует в театральном мире и, кажется, стал привычным и горьким в объявленный Год театра. Режиссеры выбрали площадкой для спектакля пространство black box Новой сцены Александринского театра. Перемещение этой работы во внетеатральное поле произошло не буквально, а по смыслу. За отправную точку взята сцена убийства Полония Гамлетом. На планшете расположены простенькие столы и стулья, своей расстановкой напоминающие зал суда. Трое артистов: Алена Старостина, ключевая актриса театра post, в роли Офелии – потерпевшая, Роза Хайруллина, главным образом ассоциируемая со спектаклями Константина Богомолова, в роли Гертруды – свидетель, и Семен Серзин, питерский актер и режиссер, в роли Гамлета – обвиняемый. Все действие их будут сопровождать реальные профессиональные адвокаты и прокуроры. Примечательно, что никто из судей не смог (не решился? не захотел?) участвовать в проекте – их функцию в спектакле взяли на себя адвокаты.

Фабула процесса: в квартире в неблагополучном районе Санкт-Петербурга – Веселый поселок – во время вечеринки по случаю свадьбы Гертруды и Клавдия был убит Полоний. Его тело нашли спустя сутки на автостоянке возле дома. Все участники событий – Гамлет, Гертруда и Офелия были очень пьяны в тот вечер и не могут точно вспомнить, что произошло. Это обстоятельство запутывает ход расследования, но и дает юристам новые возможности и лазейки для защиты или обвинения.

Структурой спектакля становится структура реального судебного процесса. А драматургией – линия защиты Гамлета и обвинения прокурора. Она каждый раз непредсказуема, поскольку состав юристов меняется от показа к показу и влияет на восприятие публики едва ли не больше, чем импровизация профессиональных артистов. На моем спектакле Гамлета защищала Ксения Карпинская, адвокат Алексея Малобродского в деле “Седьмой студии”. Было любопытно, как будет держаться самый “театральный” адвокат, чьи речи в настоящем суде записывают и транслируют в СМИ десятки камер и журналистов, а за выступлениями обыкновенно следят вживую и по трансляции сотни людей. Ее тактика во время спектакля действительно напоминала работу в реальном суде – без лишнего напора и неестественного нажима в голосе, сдержанно и интеллигентно. Но было место и небольшому театральному жесту – речь в защиту Гамлета Ксения Карпинская начала со всем знакомого монолога “Быть или не быть?..”, что, впрочем, выглядело элегантно.

Самую непростую канву импровизации придумала Роза Хайруллина для своей Гертруды. Невозмутимым и холодным тоном она четко отвечала на вопросы юристов и вела двойную игру, отводя подозрения суда и зрителей от себя. Ведь в момент убийства в комнате находились только она и Гамлет. Одновременно Гертруда пыталась защитить сына, постоянно делая упор на наличии крыс в доме. Гамлет уже убил как-то в их квартире крысу, поэтому мог подумать, что за шторкой находится именно грызун, а не Полоний. Подобная версия Гертруды подтверждается материалами дела. Зрителям эти бумаги раздают во время спектакля, юристы и артисты же получают их накануне.

Материалы, собранные в дело Гамлета, – настоящий арт-объект, серьезная работа юриста и театрального критика Антона Флерова. Дело, представленное на 70 страницах, – смесь фикции, поскольку вписаны имена шекспировских героев, и фактов реального уголовного преступления – дела об убийстве.

Сухой стиль протоколов и делопроизводства в сочетании с героями трагедии в целом производят странное, порой ошеломляющее впечатление. Границы жанра размываются, и минутами ты чувствуешь себя персонажем социологического эксперимента, опасного, но страшно увлекательного. “Пожалуйста, дальше (Гамлет)” – современный спектакль в самом полном и лучшем его проявлении. Работая на стыке двух институций, действо обнажает их ключевые свойства – игровую природу заседания суда как некого зрелища с неизвестным, а оттого зачастую пугающим исходом (привет, “Театр и эшафот” Николая Евреинова). И манипулятивную сторону театра, способность влиять на публику, заставляя сопереживать одному герою и ненавидеть другого. Только в традиционной постановке зритель уносит свои переживания с собой, скупо выразив их в конвенциональных жестах – откликах на актерские апарты в зал, финальных аплодисментах. А в этой работе реакция конкретных зрителей становится главенствующей и определяет финал спектакля. Перед его началом публике раздают блокноты и ручки для записей во время процесса – ведь каждый может стать членом суда присяжных и вынести приговор подсудимому.

Перед оглашением вердикта режиссер Ян Дейвендак преподносит любопытную статистику по делу Гамлета: проект “Пожалуйста, дальше (Гамлет)” существует с 2012 года, спектакль был сыгран 182 раза в разных странах. Не случайно за основу взят общеизвестный сюжет Шекспира. Сложность и уникальность проекта заключается в том, что его адаптируют под реалии юридической и судебной системы каждой страны. Во многом именно правовые особенности конкретной страны и менталитета, а не знание истории персонажа, становятся определяющими и влияют на исход. Но было бы несправедливо упустить главное, что отличает “Пожалуйста, дальше (Гамлет)” от жанра moot court – игрового учебного судебного процесса. Это профессиональные актеры, способные переломить ход дела. На втором показе из трех на “Точке доступа” членами суда присяжных случайным образом стали шесть молодых девушек. Не исключено, что обаяние Семена Серзина, сыгранная им растерянность перед всем миром, повлияли на решение присяжных. Гамлет был оправдан. Впрочем, на моем третьем показе состав присяжных оказался разнообразен и гендерно, и по возрасту. И вновь оправдательный приговор. Все три показа в России привели к такому решению. Пожалуй, слишком самонадеянно утверждать, что перед нами срез общественного мнения. Публика фестиваля с концепцией изучения города через практики современного искусства специфична, “случайный” зритель присутствует лишь вкраплениями. Тем не менее, некая тенденция прослеживается.

Совсем немного времени прошло с задержания и обвинения Ивана Голунова, которое в очередной раз подорвало веру в судебную систему, беспристрастность суда и честность полиции. Множество подписей независимых кандидатов в Мосгордуму намеренно не признали действительными. События во многих пробудили чувство ответственности за происходящее и побудили к открытым действиям. Сверхактуальная повестка создает особый контекст и подогревает интерес к проекту – он дает возможность зрителям открыто проявить гражданскую позицию, поучаствовав в заседании суда присяжных. А вовлечение профессиональных юристов, реальная уголовная база дела и фотографии места убийства оказываются достоверными, почти документальными, создают ситуацию погружения. Одновременно все очень театрально и зрелищно. Со всей серьезностью решается судьба не реального человека, а персонажа, принца датского Гамлета, но даже это обстоятельство уходит на второй план, когда нашими руками вершится правосудие. И это тот опыт и ощущение, которые чрезвычайно нужны каждому из нас. Только пусть этот опыт остается вымышленным, а не стучится в дверь твоего коллеги или приходит повесткой по почте.

Ирина ГАНЗЕРА
«Экран и сцена»
№ 15 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email