Авторские истории

• Андрей Нечаев в спектакле “Снеговик”Московский театр кукол в нынешнем сезоне работает по интендантской модели. Подводить итоги этой работы, безусловно, рано. Но и не заметить разительных перемен курса также нельзя. На славу удался Международный фестиваль театров кукол, который провели в ноябре (при поддержке Департамента культуры г. Москвы и творческого объединения “КультПроект”). Его афиша не только убеждала в профессионализме организаторов, понимании сегодняшней ситуации, но и свидетельствовала о направлении поиска. Его можно сформулировать, прежде всего, как поиск КАЧЕСТВА. Чтобы посещение ребенком театра не было сродни эффекту чупа-чупса с его коротким послевкусием. О фестивале, переменах и перспективах происходящего на Спартаковской улице мы беседуем с Алексеем ГОНЧАРЕНКО.
 
 
– Новая команда, поначалу пришедшая в театр, имеет полезный опыт работы в “Ковчеге” – передвижном фестивале театров кукол, известном своими инициативами в провинции. Она научилась отбирать стоящие спектакли, собрала круг режиссеров – гарантов качества. Одна из задач Международного фестиваля – привести в театр новую публику на новые имена, неожиданные эксперименты. Что-то принципиально иное, чем традиционные зрелища, которые показывали на Спартаковской.
– Традиционно НЕТВОРЧЕСКИЕ зрелища, сказала бы я. Между тем, вопрос: куда пойти с чадом в выходные, праздники, стоит остро, как никогда. Молодые мамы и папы, вероятно, обжегшись в юные годы на суррогатных шоу, хотят показать ребенку настоящее искусство. Они-то и пришли на фестиваль.
– Он собрал спектакли для детей разного возраста. Кстати, и для тех, кому от 8 до 10. Почему-то именно эта категория зрителей обыкновенно “выпадает” из репертуара. Им была адресована “Белоснежка” (Мини-театр из Словении). Необычная, урбанистическая история, где действуют гномы-шахтеры. Принц приезжает не на белом коне, а на “крутом” мотоцикле. Дети могли совсем по-иному взглянуть на знакомый сюжет, решенный довольно жестко.
– Надеюсь, кончилось хорошо?
– Да, все были счастливы, кроме злой мачехи.
– Поговорим о марионетке. Фестиваль показал замечательные образцы именно этого, самого сложного по технике, вида театра кукол.
– Три работы питерского “Кукольного дома” (две из них показали на фестивале – “Дюймовочку” и “Золушку”) теперь можно видеть в Москве. Они вошли в репертуар театра. Некоторые из них будет играть Элина Агеева. Пожалуй, никто из артистов не водит марионеток лучше нее в нашей стране (Элина ведет спецкурс в Петербургской Театральной академии). На фестиваль были приглашены испанский кукольник Жорди Бертран со своей “Антологией” и Виктор Антонов с “Цирком на нитях”. Аналогия напрашивается сама собой. Оба шоу трюковые, цирковые. Марионетка в обоих случаях творит чудеса. Она может выдувать мыльные пузыри, изрыгать огонь и многое другое. Мне кажется, что выиграл негласное состязание Антонов. В его спектакле больше душевности. Может быть, еще и потому, что он сам является автором кукол, он и механик, он и кукловод. Это абсолютно авторское искусство. Фестиваль показал, что самыми интересными для всех возрастов являются авторские истории. Из важных событий – “Bastard” голландского артиста и режиссера Дуда Пайвы. Это философская притча могла быть интересна и подросткам, и молодежи. Без сомнения, авторский театр представлял и Нори Сава, японский кукольник, живущий в Чехии. Он ставит моноспектакли, где является и сценографом, и драматургом, и артистом. Он показал “Красную шапочку” для младших и “Легенды леса” для тех, кто постарше и может оценить медитативное искусство, сложные взаимоотношения между героями – Воином и Смертью. Новое имя для нас – Матиа Сольце из Словении – молодой кукольник и музыкант. Его “Счастливые кости” основаны на детских страшилках. А спектакль “Осторожно, лось!” построен на пластике рук и, по сути, является приглашением к игре. Уверен, что дети, придя домой, попробуют сами повторить то, что видели на сцене. Похожий принцип лежит в основе “Игры в каракули” Евгения Ибрагимова (одной из премьер Московского театра кукол), где предельно простыми средствами рассказывается о возможностях жанра, предметы в спектакле оживают. Это и букварь (в одном из эпизодов действуют персонажи-буквы), и, одновременно, азбука театра. Ребенок учится читать, считать и узнает, какие волшебства скрываются за ширмой.
– Мы не раз сетовали на то, что Москва не является столицей кукольного мира. Почти все спектакли, о которых шла речь, рождены в Петербурге или за рубежом. Вот почему меня так порадовал “Снеговик” ГЦТК имени Образцова – настоящее украшение фестиваля.
– Секрет успеха “Снеговика” в чудесном трио: режиссера (известного многим Бориса Константинова), художника Евгении Шахотько (это ее первая авторская работа в театре Образцова) и актера Андрея Нечаева, удивительно точно и тонко рассказывающего андерсеновскую сказку. Он бережно относится к куклам и замечательно умеет говорить с детьми. После спектакля Андрей разрешает зрителям подойти к декорации, увидеть лужицу (все, что осталось от Снеговика), попус-кать в ней кораблики. Но, параллельно идет общий негромкий разговор. Сказка Андерсена и философская, и даже трагичная. Дети все понимают и чувствуют, и эта игра в кораблики сопровождается благоговейной тишиной. Потом они идут на экскурсию по музею кукол. Это замечательный проект, готовящий театрального зрителя. Большая редкость.
Что касается Московского театра кукол, то сейчас в его жизни предстоит самое интересное. Пока часть репертуара дублирует известные постановки. Путь правильный, ведь надо было в короткие сроки обновить репертуар. Настало время эксклюзивных спектаклей. В “Сказке о потерянном небе” Марии Литвиновой и Вячеслава Игнатова, знакомых нам по театрам “Тень” и “Практика”, интересно работают все три исполнителя, труппа помолодела, пополнилась несколькими артистами из Абакана. Следующая премьера – “Поехали!” (режиссер Борис Константинов, художник Евгения Шахотько). Хотелось бы надеяться, что те зрители, которые ходили на фестиваль, станут постоянной и преданной публикой театра.
 
 
Беседовала
Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ
«Экран и сцена» № 24 за 2012 год.

Print Friendly, PDF & Email