Ученицы Терпсихоры

Фото М.ЛОГВИНОВА

Фото М.ЛОГВИНОВА

В Большом театре отметили 85-летие народной артистки СССР Марины Викторовны Кондратьевой. В честь выдающейся балерины, о которой Касьян Голейзовский говорил: “Если бы Терпсихора существовала в действительности, воплощением ее была бы Марина Кондратьева”, давали “Дон Кихота” Л. Минкуса – балет, в коем виновница торжества никогда не танцевала. Такой формат своего юбилея Кондратьева, изумительная Жизель, бесплотная Сильфида, нежная Аврора, выбрала сама, решив, что в этот вечер в центре внимания должны быть ее ученицы. И в роли Китри, одной из лучших женских партий, поочередно вышли три исполнительницы – Маргарита Шрайнер, Ольга Смирнова и Наталья Осипова.

Педагогом-репетитором Марина Кондратьева стала на другой же день после того как оставила сцену, выйдя на нее в последний раз в любимом балете “Ромео и Джульетта”, который репетировала с самим Леонидом Лавровским. Как говорит Марина Викторовна, ей вообще повезло работать с хореографами, ставшими сегодня легендой, – Вайноненом, Голейзовским, Якобсоном, Захаровым. Но одной из главных удач своей профессиональной жизни Кондратьева считает встречу с Мариной Семеновой, великой балериной и выдающимся педагогом. Марина Тимофеевна Семенова, сильная и волевая женщина, тем не менее, никогда не подавляла своих учениц, чего старается не делать и Марина Викторовна Кондратьева, бережно относящаяся к индивидуальности каждой из своих подопечных. А среди тех, кто прошел класс Кондратьевой, – балерины очень разные: Галина Степаненко, Надежда Грачева, Анна Антоничева, Екатерина Шипулина, Нина Капцова.

Выпестованные Мариной Кондратьевой примы Большого театра и “Ковент-Гарден” Ольга Смирнова и Наталья Осипова, сегодня с ней уже не репетирующие, в юбилейном “Дон Кихоте” станцевали соответственно второй и третий акты балета. Первый же был доверен Маргарите Шрайнер, нынешней воспитаннице Кондратьевой, сравнительно недавно начавшей осваивать балеринский репертуар.

Китри – одна из самых темпераментных и ярких женских партий – дает возможность исполнительницам не просто блеснуть мастерством, но проявить артистический дар. Главная героиня (что в балетах случается нечасто) эволюционирует на протяжении всего действия, представая поначалу задорной, кокетливой, своевольной девчонкой, потом по-настоящему влюбленной девушкой и, наконец, уверенной победительницей, сумевшей преодолеть все препятствия и соединиться с любимым. И во всех этих ипостасях Китри проявляется заразительно и полнокровно, что и старались передать три исполнительницы, посвятившие свой танец Марине Кондратьевой.

Маргарита Шрайнер (за которой, как говорит ее педагог, “следует следить”), обладающая полетной легкостью и уверенностью вращений, станцевала первый акт и сцену в таверне второго акта точно и чисто, представив Китри жизнерадостно-решительной девушкой, готовой к выпавшим на ее долю приключениям. Под стать ей оказался и цирюльник Базиль Игоря Цвирко – веселый плут, обаянием и находчивостью напоминающий другого знаменитого брадобрея – Фигаро.

Совершенно иной предстала Китри Ольги Смирновой, балерины редкого лирического дарования, станцевавшей здесь Дульцинею из “сна Дон Кихота”. В одной из самых красивых сцен балета прима Большого продемонстрировала изысканную отстраненность и особое изящество, присущее также и исполнительнице партии Повелительницы дриад Юлии Степановой – новой ученице Кондратьевой.

Самым ожидаемым для зрителя неизменно остается в “Дон Кихоте” третий акт с его грандиозным Гран па, тем паче, что здесь выступила прославленная ученица Кондратьевой – Наталья Осипова в паре с еще одним любимцем публики Иваном Васильевым. В недавнем прошлом одна из самых знаменитых пар Большого вновь воссоединилась на его сцене в этот вечер. Сам факт их выступления на родных подмостках уже вызвал бурный восторг зала. И хотя в их сегодняшнем танце не было прежнего обаяния, брызжущей энергии и искрометности, появление именитого дуэта выглядело безусловным гвоздем программы праздничного спектакля.

Когда же по окончании действия на сцену летящей походкой вышла сама Марина Викторовна Кондратьева, в одних только ее поклонах было столько женственности и грации, что подумалось: хорошо, что ее ученицы не исполняли партии своего педагога. Лучше обойтись без сравнений.

Алла МИХАЛЁВА

 «Экран и сцена»
№ 4 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email