Каир сделал ставку на Лунгина

Олег Ивенко в роли Рудольфа Нуреева. “Белая ворона”40-й Международный кинофестиваль в Каире работал при участии европейской команды, но во главе с египетскими кинематографистами. Все просмотры и церемонии состоялись в одной фестивальной зоне – Каирской опере и прилегающем к ней парке с несколькими кинозалами, а также в городских кинотеатрах поблизости.

Ежедневно гости и участники, кто пешком, а кто на стильных автомобилях по несколько раз в день пересекали мост через могучий Нил, чтобы попасть в тихий оазис. Там казалось, что не существует поблизости одного из самых густонаселенных и сумасшедших городов мира – число его жителей давно превысило отметку в 20 миллионов. Это идеальное место для проведения фестиваля – свой особый мир.

 

Египетские актрисы блистали такими туалетами, какие Европе или Америке и не снились. У нас все чаще зал выглядит черно-белым, а в Каире – самые яркие краски, блеск и сияние. На звездном ринге, напоминающем цирковой манеж, установили низкие тумбы, на которые забирались каирские красавицы, чтобы на них любовались, фотографировали, делали селфи. Их коллеги-мужчины, глядя на юных див, обмирали от восторга. Вот уж где театр, так театр, настоящая ярмарка тщеславия. Но это зона для избранных.

Поглазеть на богему обычным зрителям можно было только из-за плотной загородки. К тому же после относительно недавних событий на площади Тахрир меры безопасности усилены, поблизости всегда вооруженные люди, готовые защитить от любых посягательств. Тут же красавицы-телеведущие брали интервью, расположившись в креслах. Они тоже удивляли смелостью разрезов, обнажавших ноги до основания. Незабываемое зрелище! Но почему-то не повезло лишь одной из див – актрисе и модели Рание Юсеф, появившейся в боди черного цвета и в напоминающем невод прозрачном платье.

Примерно в таких же туалетах выходили кинематографистки и на сцену, но недовольство вызвала лишь одна. Группа адвокатов, обвинивших актрису в аморальном поведении, потребовала для нее наказания. В январе состоится судебное заседание, и Рание Юсеф может грозить лишение свободы до пяти лет.

Под открытым небом для публики, не имеющей билетов, здесь же, на территории Каирской оперы, показывали египетские фильмы 1960-х. Один из них, “Черные очки”, рассказывал о зрелого вида барышне, которая принадлежала к выс-шему слою общества и вызывала тревогу у ее возлюбленного – инженера а ля Джеймс Бонд. Он ревновал, а она продолжала вести себя как заблагорассудится. Публика не спешила на старое кино, в зале собиралось от силы человек 5-10.

В программе “Фокус российского кино” представили десять картин, снятых у нас за последние годы: “Слоны могут играть в футбол” Михаила Сегала, “Дурак” Юрия Быкова, “Сердце мира” Натальи Мещаниновой, “Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов” Александра Ханта, “Не чужие” Веры Глаголевой, “Война Анны” Алексея Федорченко, “Битва за Севастополь” Сергея Мокрицкого, “Елена” Андрея Звягинцева, “Царь” и “Дама Пик” Павла Лунгина. Составляла программу давно живущая во Франции наша соотечественница Коринна Даниелу. А представляли фильмы режиссеры Павел Лунгин, Алексей Федорченко, Сергей Мокрицкий, актриса Ксения Раппопорт и продюсер Наталья Иванова.

На открытии фестиваля Павла Лунгина наградили за вклад в киноискусство. Компанию ему в этой почетной номинации составили классики мирового кино – британский режиссер Питер Гринуэй и 87-летний египетский актер Хассан Хосни. Получая награду, Лунгин заверил присутствующих, что намерен снять свой новый фильм в Египте, который давно любит. В рамках “Российского фокуса” прошел “круглый стол” на тему “Современное российское кино как отражение изменений в обществе” с участием наших кинематографистов.Алина Насибуллина в фильме “Хрусталь”

Главными звездами фестиваля стали два британца – Питер Гринуэй и Рэйф Файнс. Файнс продолжает тур по мировым фестивалям со своей новой режиссерской работой “Белая ворона” о Рудольфе Нурееве. Его роль сыграл солист Татарского академического театра оперы и балета имени М.Джалиля Олег Ивенко, кинодебютант, имеющий и некоторое портретное сходство со своим героем, и несомненные актерские способности. Правда, картину представляли только Рэйф Файнс и его продюсер Габриэла Тана.

Сам Файнс сыграл наставника Нуреева в Ленинградском хореографическом училище Александра Пушкина. Встречаясь с публикой и журналистами, актер объяснял, что его герой – не русский поэт Пушкин, а педагог, у которого учились Рудольф Нуреев и Михаил Барышников.

Фильм охватывает детские годы будущего танцовщика, его учебу в Ленинграде и гастроли в Париже 1961 года, после которых он остался во Франции. Файнс подробно реконструировал сцену в парижском аэропорту, когда Нуреев принимает решение не возвращаться в СССР. Для многих она станет открытием.

Публику особенно заинтересовала героиня Чулпан Хаматовой – Ксения. Будучи женой Пушкина и совсем не юной девочкой, она, не щадя чувств своего супруга, крутит роман с Нуреевым. Египтяне не могли понять, почему он это терпит. Параллельно у Нуреева возникают отношения с молодым мужчиной. Кто он такой – так и останется загадкой. У них буквально пара сцен, в том числе интимная. Наших прокатчиков наверняка смутит появление в кадре обнаженного любовника Нуреева, что затруднит выход картины к российскому зрителю. Ну, а Файнс непримирим. Ничего сокращать в угоду кому-то не намерен.

Еще снимаясь в “Двух женщинах” у Веры Глаголевой, Файнс начал активно учить русский язык с тремя педагогами. Результат поразителен. Он усовершенствовал свой русский, остался лишь легкий акцент. Но такое ощущение, что стесняется своего произношения, поэтому зажимает звук, что портит его роль.

Российские кинематографисты участвовали и в других программах, пусть и не лично. От Эстонии в короткометражном конкурсе была “Мама” Владимира Котта. Там же представили 11-минутный мультфильм “Чик-чирик” дочери Тимура Бекмамбетова – Жанны Бекмамбетовой. В основном конкурсе – казахстанская лента “Ласковое безразличие мира” Адильхана Ержанова, снятая частично на русском языке.

Сергей Лозница отмечен наградой за режиссуру за “Донбасс”. Картина основана на найденных в сети видеосюжетах, связанных с тем, что происходит на востоке Украины. Снята на русском языке, главные роли сыграли актеры из Екатеринбурга, работающие в театре Николая Коляды.

“Хрусталь” Дарьи Жук тоже участвовал в международном конкурсе. Режиссер – уроженка Минска, давно живущая в США. Дебютантка. В числе ее продюсеров – россиянка Елена Яцура. Картина отсылает в лихие 90-е, о которых у режиссера весьма своеобразное представление. “Подбросы” Ивана И.Твердовского и “Сулейман Гору” Елизаветы Стишовой представили в международной панораме.

В Международной неделе критики победила “Ага” болгарского режиссера Милко Лазарова, снимавшаяся в Якутии с участием якутских актеров, поразившая иностранцев красотой российской зимы, царством снега. Получал награду французский сопродюсер фильма Гийом де Сиель, работавший и с Иваном И.Твердовским.

Сергей Дворцевой, чья “Айка” выдвинута от Казахстана на премию “Оскар”, показана была вне конкурса в перемонтированной на 30 процентов после Каннского кинофестиваля версии. Шесть лет продолжалась работа над фильмом, сценарий менялся по ходу съемок, а кого-то из актеров депортировали за это время из России, поскольку они такие же нелегалы, как и герои фильма. Исполнительница роли киргизской мигрантки, приехавшей на заработки в Москву, актриса из Казахстана Самал Еслямова, вошла в главное жюри Каирского фестиваля. Возглавлял его датский режиссер, дважды лауреат Каннского кинофестиваля Билле Аугуст. В 1987 году он получил “Золотую пальмовую ветвь”, а также “Оскар” за фильм “Пелле-завоеватель”, а в 1992-м – вторую “Пальму” за “Благие намерения”.

Сергей Дворцевой, представляя “Айку”, обратился к публике со словами: “Я никогда не был в Египте и в Африке. Это для меня новое место и новый зритель”. Застенчивая и немногословная, как и ее героиня, Самал Еслямова говорила о том, что это фильм, в который все его авторы вложили много сил и любви к профессии. Один уважаемый кинематографист, с которым мы оказались в машине после показа, поинтересовался, насколько отличается русский язык от казахского. От таких вопросов теряешься, особенно, когда слышишь их от европейских интеллектуалов. О Киргизии речь вообще не шла.

Главная награда фестиваля “Золотая пирамида” присуждена уругвайской картине “12-летняя ночь” Альваро Брехнера. Один из ее героев – Хосе Мухика, ставший президентом страны. В минувшем сентябре он побывал на Венецианском кинофестивале, где представлял неигровую ленту Эмира Кустурицы о себе самом. “Серебряную пирамиду” за режиссуру, кроме Сергея Лозницы, получил Пхуттипхонг Ароонпхенгом из Таиланда за “Морского дьявола”. Дебютная “Бронзовая пирамида” досталась британскому режиссеру Джеми Джонсу за фильм “Подчиняйся”.

Одна из самых привлекательных картин арабского кинематографа – тунисская “Фетва” о гибели молодого человека, чьи родители, как выясняется, ничего не знают о собственном сыне. Они в разводе и живут в разных странах. Отец, давно живущий в Европе, приезжает проводить сына в последний путь и сам становится жертвой исламских радикалистов. Картина отмечена в конкурсе нового арабского кино, и это самая важная составляющая Каирского фестиваля, почти неизвестная широкой кинематографической общественности.

Светлана ХОХРЯКОВА

  • Олег Ивенко в роли Рудольфа Нуреева. “Белая ворона”
  • Алина Насибуллина в фильме “Хрусталь”
«Экран и сцена»
№ 24 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email