Уланбек БАЯЛИЕВ: «Семья как образ страны»

Выпускник знаменитого курса Сергея Женовача, которому повезло стать театром “Студия театрального искусства”, Уланбек Баялиев сегодня один из самых заметных молодых режиссеров. “ЭС” подробно писала о его “Грозе” в московском Театре имени Евг. Вахтангова, “Зимней сказке” в петербургском ТЮЗе имени А.А.Брянцева. Сейчас Уланбек Баялиев репетирует “Вассу Железнову” в Свердловском театре драмы. Премьера назначена на 26 октября.

 

– Какой из вариантов пьесы Максима Горького вы выбрали?

– Мы остановились на варианте 1910 года. Вторая редакция более прямолинейная, а первая – цельная, полифоничная, здесь не только история Вассы, но судьба всей семьи Железновых накануне смерти отца, накануне распада. На фоне этой агонии развивается сюжет, довольно короткий, первые два действия – всего одни сутки. Третье же действие происходит на 33-й день после того, как умер Захар Железнов.

– Чем вам близка эта пьеса? Как вы определяете ее жанр?

– Важно рассматривать пьесу с точки зрения того, как сам Горький понимает ситуацию в стране – период между двумя революциями, 1905-го и 1917-го годов. Горький пишет пьесу где-то далеко, на острове Капри, на прекрасной вилле. Я читал его распорядок дня, как он вставал, пил кофе, гулял, садился писать, пил вино. “Васса Железнова” – размышления писателя о судьбе страны в переходный момент, но взгляд на Россию со стороны, “из-за моря”.

Мы в театре берем историю частную и пытаемся найти сегодняшнее масштабное звучание пьесы. В ней происходят ужасные вещи – суицид или убийство Липы, в финале убийство Прохора, непонятно, своей ли смертью умер Захар, неясно, что случится с Павлом, который вроде бы согласился идти в монахи, а в последний момент отказался и убежал – то ли дом под-жигать, то ли умирать. Многие из героев погибают. Но не потому, что плохие люди решили расправиться с хорошими. Тут более сложные психологические повороты – практически все поступки персонажей рождаются из желания жить. Есть ощущение, что по жанру “Васса Железнова” – трагикомедия: в пьесе много юмора – наряду с настоящей человеческой болью.

– В чем новизна прочтения?

– Мы придумываем спектакль, исходя из совсем другой логики, нежели просто исполнение на сцене в ключе так называемого классического решения (большой вопрос, что считать классическим). Васса говорит: “Меня-то куда?” Казалось бы, богатая женщина, даже при разделе наследства сможет безбедно жить. Но что такое Васса без ее дела? Они неотделимы друг от друга. Получается, то, во что она вкладывала помыслы и силы всю свою жизнь, может рухнуть в один момент – вот что невыносимо для нее. Драму Вассы Железновой можно понять на примере самых обычных людей, строивших крепкий просторный дом, чтобы жить в нем большой семьей. Но дети вырастают и разлетаются по разным городам и странам. Они имеют на это право – жить своей жизнью, своим домом, своими мечтами. Этот конфликт неразрешим.

Мы не пытаемся найти ответы на вопросы, мы их только задаем, себе и зрителям – как жить, как сосуществовать, как не перейти ту грань, когда люди начинают травить друг друга, убивать. В семье случается самое болезненное, самое жестокое, здесь шире, чем где-либо, амплитуда страстей. Почему у нас такая жестокая история страны, и в отношениях власти и народа, и просто человека к человеку? Мы сейчас все находимся в состоянии перманентной войны, отстаиваем свои права, у каждого слоя населения есть свое понимание, каким должно быть будущее, или совсем нет этого понимания. Мы назвали спектакль “Железнова Васса Мать” и хотим показать семью как образ страны.

– Получается, что историю актуализировать не нужно, она и так актуальна. Стремитесь ли вы перенести пьесу в обстановку сегодняшнего дня, переодеть героев в современные костюмы?

– Когда мы с художником Евгенией Шутовой начинали сочинять пространство спектакля, то точно понимали, что не будем создавать купеческий дом. Мы не станем одевать персонажей ни в современные костюмы, ни в костюмы того времени – это будет стилизация. Исходя из характера, из понимания, что за человек перед нами, определяется цвет костюма, его фактура, форма. Так же, как в жизни, одежда отражает то, как мы себя подаем. Мы ищем образ и пытаемся выразить сущность героя, чтобы персонаж ожил. Пространство вырастает из ощущения пьесы. Я ставил в Театре имени Вахтангова “Грозу” Островского – там над всей сценой по диагонали висит мачта. Казалось бы, какое это имеет отношение к “Грозе”? Но создается необходимое впечатление: пустое пространство, мачта, бочка, бревно – все, что нужно, чтобы разыграть эту пьесу.

В “Вассе Железновой” будет дом, но это не реалистичное строение, а некая конструкция. Должно возникать впечатление, будто на сцене, с одной стороны, теплица, а с другой – аквариум или террариум. Так появились стеклянные плоскости. Дом прозрачен – все видят, кто как живет, все следят друг за другом. Семья рушится, главным становится мотив – взять свою часть и уйти. При этом есть и ожидание мечты, кажется – вот-вот, и она сбудется. Рядом слабеет отец, но все уже привыкли к этому угасанию. Комнату, в которой умирает Захар Железнов, мы выводим на сцену. Отец – символ власти, он годами держал семью в железных рукавицах, теперь хватка ослабла, и все терпеливо ждут его смерти.

– Расскажите о музыкальном оформлении “Вассы”.

– Музыку для нашего спектакля пишет Фаустас Латенас, с ним мы вместе работали уже над тремя постановками. И это тоже дает современное звучание, которое вместе с тем можно называть классическим, потому что Фаустас мыслит одновременно и в сегодняшних реалиях, и вне времени, к тому же мыслит театром. Наша главная задача – проникнуть в мир автора. И мы стараемся сделать это честно. А потом, может быть, мы сами посмотрим и удивимся – о чем думал Горький, как он смотрел на все это. Мой мастер Сергей Васильевич Женовач говорит: нужно всегда пытаться допрыгнуть до автора, не притягивать великого человека к себе, а попробовать стать таким, как он, попробовать понять природу его ума, его мысли, его творчества, тогда, может быть, что-то получится.

– Довольны ли вы тем, как идут репетиции?

– Самое интересное и приятное для режиссера – понимать, что он правильно собрал команду, нашел именно тех людей, которые с интересом входят в сценическую историю. Мы обнаружили в пьесе много юмора, но цель не в том, чтобы придумать гэги и смешить, мы ищем комическое внутри пьесы, внутри ситуаций. Мы в эту страшную пьесу заходим весело, играя, пытаясь понять, какими были выведенные Горьким люди. Пока получается и трагично, и смешно, мы в трепетном ожидании.

Чудесно репетирует Ирина Ермолова Вассу Железнову. Потрясающая актриса – точно, по смыслу входит в роль. Хочется сказать обо всех актерах. Это и Антон Зольников, который играет Семена, и Игорь Кожевин, играющий младшего брата Павла. Назову Татьяну Малинникову, Ольгу Мальчикову, Юлию Костину в ролях Анны, Людмилы и Натальи, Екатерину Соколову – Олимпиаду, Константина Шавкунова – Михаила.

– Будут ли в спектакле неожиданности?

– Публике предстоит смириться с тем, что Дунечку играет мужчина. Это такой привет “Грозе”, где Феклушу играет Евгений Косырев, прекрасный артист Вахтанговского театра. Но это делается не ради хулиганства, не ради шутки. О Дунечке говорят: приживалка, она давно живет в доме Железновых. Дунечка – старая дева. Алексей Агапов вносит в эту роль и юмор, и понимание, и сочувствие. Сейчас модно рассуждать о гендерных различиях, но здесь разговор о персонаже вне пола и возраста. Мы видим человека, существующего вне любви, вне раскрытия “гендерного” потенциала. Пол – это ведь не только наличие половых признаков, не функция, а энергетическое воплощение. Инь и ян – две половины мира, в состав-лении которого есть большая мудрость, благодаря ей мы все живем на этом свете. В любви рождаются дети более счастливые и более талантливые. И здесь, в пьесе, мы ищем, исследуем – была ли любовь к Захару у Вассы, почему дети такие, почему в них нет силы. Нам это нужно, чтобы составить биографию персонажа, понять, как он двигается, мыслит, чувствует, рожден ли он в любви или вне любви, сколько он страдал. Откапываем мелкие крупицы, вливаем в них свою кровь, сегодняшнюю, живую, и пытаемся сделать интересный спектакль, который удовлетворил бы нас как создателей и понравился бы зрителю, это самое важное.

Беседовала Татьяна КУЗИНА

«Экран и сцена»
№ 19 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email