Начинается с улыбки

 • Дарюс Крапикас – Музыкант из спектакля “Дорога к солнцу”. Фото из архива театраВ  Каунасе прошел традиционный фестиваль “Улыбаются куклы и дети” (название звучит несколько необычно, слишком уж по-домашнему для российского уха, привыкшего к более громким театрально-юбилейным слоганам). Здесь все и ощущается по-домашнему: у дверей театра малыши азартно играют с огромным деревянным Буратино (кукла-тележка с простой механикой); в фойе – выставка кукол, сделанных руками каунасских школьников; в афише офф-программы – спектакли самодеятельных семейных студий; в витринах музея – герои очень давно знакомых кукольных спектаклей; а название театрального кафе переводится “У спящего ослика”. Былая реформаторская слава словно затаилась в далеких кулуарах.
О том, как и чем живет сейчас старейший из литовских государственных театров кукол, мы беседуем с его радушным директором – Сигитасом КЛИБАВИЧЮСОМ.

 – Сигитас, наверное, самый актуальный новостной повод нашего разговора – это юбилей театра и фестиваль, который только завершился. Он ведь тоже юбилейный?

– Сначала мы проводили фестиваль каждый год, но потом жизнь осложнилась. В 2011 году, когда нам очень помог Евросоюз, мы окончательно убедились, что своими силами сделать программу на хорошем уровне – дело почти невозможное. И в финансовом плане, и в репертуарном. Ронять планку очень не хочется. Так что нынешний фестиваль – по счету двадцатый, но лет ему несколько больше.

– А театру?

– Театру исполнилось пятьдесят пять – он был основан в 1958 году, и это первый государственный театр кукол в Литве. Пожалуй, именно благодаря нашему основателю Станиславу Раткявичюсу, в Литве существуют два государственных театра кукол – вильнюсский “Леле” появился на полгода позже (столице пришлось догонять “провинцию”). Мы рады друг другу, ведь кукольников в Литве не так уж много, но и гордимся тем, что возникли первыми.

– В юбилейные дни принято задумываться об итогах, о пройденном пути. Каким задумывал свой театр Раткявичюс и каким он стал сейчас?

– Наш основатель испытал сильное влияние образцовской школы, они с Сергеем Образцовым дружили. И это не могло не отразиться на первых спектаклях нашего маэстро. После Раткявичюса, в 1995 году, руководство театром принял его ученик Альгимантас Станкявичюс. На пенсию он ушел три года назад, но поддерживает тесные связи с театром и, можно сказать, что каунасский Государственный театр кукол существует как творение этих двух личностей – Раткявичюса и Станкявичюса.

– И в чем вы сегодня видите своеобразие каунасского кукольного?

– Наверное, мы традиционный театр, который большое внимания уделяет репертуару для детей. Таков ведь и был замысел основателя. Поэтому и аудитория наша преимущественно детская – взрослый каунасский зритель еще не привык думать, что и для себя он сможет что-то интересное у нас найти. Но я полагаю, что это проблема не только нашего театра и нашей маленькой страны. Вильнюссцы обращаются к взрослому зрителю почаще.

– Довольно неожиданно слышать это от руководителя театра, в котором когда-то состоялась знаменитая “революционная” постановка 1970-х – “Эгле, королева ужей”. Ее замысел, предложенный Виталиусом Мазурасом, показался тогда слишком смелым в Вильнюсе, но был принят и осуществлен Раткявичюсом… Вас не удручает то, что сегодня вы утратили реформаторскую репутацию?

– Мы, конечно же, помним свою историю и гордимся ею. Это не мешает отдавать себе отчет в том, что кормят нас именно детские спектакли, и видеть в них нашу культурную миссию. Радоваться тому, что нас признает и любит наш главный зритель – маленький.
С этим связаны и определенные репертуарные трудности. Например, из четырех ежегодных премьер одна “обречена” быть тематической, рождественской. Этой традиции столько же лет, сколько и нашему театру, и это безумно трудно: находить что-то свежее к каждому Рождеству, но мы стараемся. Остается три спектакля на сезон – и не очень много сил и возможностей делать что-нибудь очень уж взрослое и концептуальное.

– Мы заговорили о премьерах… Среди свежих спектаклей два – уж точно не назовешь детскими. Какой, например, аудитории адресован “Скрудж, или Время, когда можно открыть свое сердце” по мотивам известного произведения Чарльза Диккенса? Спектакль вполне взрослый, даже философский.

– Скажем так: этот спектакль перерос свою тему. Те ценности, о которых в нем идет речь, одинаково важны и летом, и зимой, и взрос-лым, и детям.

– Спектакль, на мой взгляд, очень интересный и действительно требует подготовленного зрителя. Хотя его поставил драматический режиссер Арвидас Лебелюнас, ему удалось найти способ “перевода” диккенсовской истории именно на кукольный язык. Не слишком сложная и при этом осмысленная сценография, деликатная мелодичная музыка, и актерам, как мне кажется, удалось максимально оправдать весьма спорный открытый прием работы с куклой. Они с огромным увлечением и вниманием существуют на сцене, это сказывается на атмосфере спектакля. Словом, театру с труппой повезло?

– И это даже не говоря о ветеранах, которые в свое время работали в постановках, прославивших наш театр! Артисты среднего поколения – стержень труппы, зрелые мастера жанра. А ведь все учились на “настоящих” актеров и когда-то собирались работать в драматических театрах! Но, как говорят они сами, их давно уже не тянет к “старшему брату”…
У нас есть пара человек вообще без актерского диплома. Например – Дapюc Kpaпикac – Музыкант из спектакля “Дорогa к солнцу”, одной из последних наших премьер – первая скрипка каунасского филармонического оркестра. 14 лет назад пришел к нам и попросился в театр! Очень пластичный, обаятельный, прекрасно освоил наше дело, оказался хорошим исполнителем характерных ролей – находит силы и время “служить двум господам”. Или Йолита Рос – работает в театре уже 18 лет, вообще ничего не имеет общего с высшей театральной школой, но оказалась из тех, кто “родился с куклой в руках” – так она ее чувствует и умеет оживить. Максим Поляков рассказал о проблемах организации управления в компании Сейчас оба этих артис-та входят в ядро труппы.

– Сколько у вас молодых артистов, откуда они пришли в театр?

– Трое. Все они три года назад закончили курс актера-кукольника в вильнюсской Академии музыки и театра Литвы. Труппа наша маленькая, всего 12 человек, а такой курс собирается очень редко (помню выпуски 1976-го, 1990-го), поэтому мы особенно рады, что нам достались эти ребята.

– И еще один вопрос из “кадровой области”, тем более любопытный в свете споров о том, как и кем должен управляться современный государственный театр. Каунасский кукольный уже несколько лет работает без художественного руководителя – все в руках директора, то есть на вашей ответственности. Как вы себя чувствуете в такой роли, каких принципов придерживаетесь, руководя театром?

– Думаю, в этой ситуации есть проблемные моменты. Я – директор, продюсер, а с актерами работают только приглашенные на постановку режиссеры. Слава Богу, нам везет – попадаются люди, которые очень ответственно относятся к тому, что они оставят после себя в репертуаре театра.

– Я подозреваю, что это не случайное везение, а вполне последовательная политика руководителя: не гнаться за слишком громкими именами, а привлекать ответственных людей.

– Я бы не сказал, что мы совсем уж равнодушны к громким именам. Бориса Константинова мы нашли, увидев в Петербурге его спектакль “Волшебное перышко”, получивший “Золотую Маску” – куда уж громче. Через два года переговоров проект состоялся – на постановку приехал в качестве художника и Виктор Антонов, и это был для нас настоящий подарок. Мы многому научились, работая с этими двумя известными российскими кукольниками. И родился спектакль “Дopoгa к солнцу” – дитя “КукАрта” и нашего фестиваля. Я вижу перспективу развития этого проекта, и если не в 2014-м, то в 2015-м обязательно будет продолжение.

– Пока что завершилась фестивальная программа 2013-го. Что вам кажется наиболее серьезным ее достижением?

– Знаете, сейчас я уже могу признаться, что этого фестиваля могло и не быть – как я уже говорил, мы опасались, что он покажется слишком непредставительным по сравнению с предыдущим. Но потом решили, что такое совпадение юбилейных цифр упустить тоже не хочется. И сегодня я считаю, что удалось главное – атмосфера настоящего праздника, искреннего, не наигранного, без официоза. При достаточно спокойном темпе (2-3 спектакля в день) впечатления были яркими: разнообразие жанров, тепло дружеских встреч, красочный парад кукол, уникальные моменты общения с Виталиусом Мазурасом.
Соседи из Вильнюса и Клайпеды снова предоставили законный повод гордиться литовским кукольным искусством – спектакли, которые они привезли (“Золотая яблоня и винный колодец”, “Мать ветров”, “Волшебное время Золушки”), украсили бы любой фестиваль. Порадовали и гости – хотя их было не так уж много, но творческая энергия их спектаклей оказалась очень ощутимой. Конечно же, самой высокой оценки нашего неконкурсного фестиваля достойна белорусская “Пиковая дама”, привезенная из Гродно – это особенно отрадно, потому что яркий талант режиссера Олега Жюгжды оставил след и в нашем театре (в репертуаре целых семь его постановок). 
Нам, организаторам, было радостно повидать коллег-кукольников и удалось набраться свежих творческих сил. Теперь пора думать о XXI фестивале.

Беседовала

<div style=»text-align: justify;»>

Анна КОНСТАНТИНОВА
«Экран и сцена» № 12 за 2013 год.
Print Friendly, PDF & Email