Безумное чаепитие

• Фото В.ЛУПОВСКОГОЧуть больше месяца в залах московского Нового Манежа проходила выставка “Камень, ножницы, бумага. Попытка музея” – совместный проект Лаборатории Дмитрия Крымова и ГЦТМ имени А.А.Бахрушина (куратор Дмитрий Родионов).
Название отчасти проясняет замысел необычной экспозиции: посетитель становится участником игры, но ее условия понятны не сразу. Он боязливо ступает на фанерные, “гуляющие” под ногами, доски. Вместо привычных эскизов в рамках – вырванный с корнем огромный дуб, в листве которого поют птицы, вокруг – не сразу опознанные объекты и инсталляции. Вас подстерегает явная опасность наступить на паровозик, едущий по окружной железной дороге. Однако помощь приходит быстро: приветливые хозяева (волонтеры, студенты ГИТИСа) усаживают гостей за длинный стол. Над ним воз-вышается жираф, составленный из фарфоровых чашек и блюдец. Чашки в большом количестве стоят на столе рядом с чайником, в нем не переводится кипяток. Впрочем, назвать это чаепитие обычным вряд ли кто-то отважится. Вот в эту чашку можно налить чайку, а в той… загляните! Увидите на дне движущуюся картинку из спектакля “Демон”. В ящиках стола – черные перышки Духа изгнания. Тот, кто никогда не бывал на спектаклях Дмитрия Крымова, будет ошарашен, тот же, кто бывал, хотя и сообразит, что дуб попал на выставку из “Сна в летнюю ночь” (получившего прошлым летом Гран-при Эдинбургского фестиваля), а железная дорога – напоминание о “Корове” Платонова, увидит многое в новом свете. Поскольку авторы (Дмитрий Крымов, Мария Трегубова и Вера Мартынова) придумали хитрый способ всякий раз по-другому напомнить о том или ином спектакле.
Экспозиция открывается ab ovo. С Буратино. Ведь именно с этюда о деревянном человечке, в котором Буратино и Мальвину играли первокурсницы Д.А.Крымова – Вера Мартынова и Маша Трегубова, началась история будущей Лаборатории.
Выставка создавалась вместе с Бахрушинским музеем, и в процессе сочинения экспозиции генеральный директор Дмитрий Родионов стал щедрым помощником художника, предоставив экспонаты из запасников. Как контрапункт возник исторический “раздел”, ведущий начало от Станиславского, стопятидесятилетие которого отмечается в нынешнем году. “Эта линия воплотилась в аллегорическую композицию. Стол на выставке из коллекции А.А.Бахрушина. На нем подлинные документы из архива Константина Сергеевича (их музей купил совсем недавно, таким образом, первыми документы увидели посетители выставки). Они связаны с историей “Гамлета” Гордона Крэга в МХТ. Кроме этого – визитки парижских магазинов, где К.С. закупал театральные аксессуары, костюмы, парики. Письма родителей Станиславского. Два важных документа, которые определяют границы жизни: свидетельство о рождении и завещание Станиславского. Также на столе мемориальные вещи не только К.С., но и других деятелей культуры начала ХХ века: пепельница, портмоне, очечник…” – рассказывает Дмитрий Родионов.
Но что за странная, гротесковая фигура “залезла” под мемориальный стол? Неужели это Он, наш юбиляр? Родионов считает, что инсталляция “Станиславский ищет под столом самочувствие мыши” (реальный факт, о котором поведали ученики К.С., заставшие Учителя в подобной позе) не мешает понять величие и масштаб основоположника МХТ.
Для рассказа о спектакле “В Париже”, поставленного Крымовым в Центре искусств Михаила Барышникова по рассказу И.А.Бунина, музей предоставил около 90 фотографий русских эмигрантов: великих актеров, режиссеров, художников.
Еще один ящик отдан под фронтовые дневники: такие тетради вручались сотрудниками Бахрушинского музея уходящим на фронт Великой Отечественной войны концертным театральным бригадам. Всего их было выдано около тысячи, в музей вернулись двести, двадцать из них представлены на выставке. Это комментарий к спектаклю Крымова “Горки-10”.
Замечательная идея – сопроводить шекспировскую тему музейными экспонатами из архива Карла Вальца – машиниста-декоратора императорских театров. “Они тоже выставляются впервые, – говорит Родионов, – Вальц очень тщательно подходил к разработке любого сценического эффекта на сцене, был признанным мастером пожаров, наводнений. Настоящим магом и чародеем. Он покупал в антикварных магазинах офорты, литографии, все то, что потом помогало ему в работе”.
Шекспировская тема важна для Дмитрия Крымова, начинавшего режиссерский путь с “Гамлета”. Воспоминание о “Трех сестрах” Шекспира (неожиданный парафраз “Короля Лира”) воплощен в череде ванночек, где плавают размокшие фотографии, “то, во что превратились девочки”, по словам режиссера.
Размышляя о своеобразии манеры Дмитрия Крымова, Дина Годер в своей книге “Художники, визионеры, циркачи” писала: “Крымов пытался нащупать свое, он как будто бы запускал руки по плечи в само вещество театра, где варилось все: великие тексты, живые актеры, куклы, тени – получалось то, что теперь называют “театром художника””.
Здесь на выставке театр художника представлен миром вещей: от огромных – до крошечных. Вот эти старые куколки, собранные на блошиных рынках Европы, – метафора спектакля по поздним бунинским рассказам “Катя, Соня, Поля, Галя, Вера, Оля, Таня…”. Рядом – движущийся транспортер с разнообразными фигурками и предметами – напоминание о “Тарарабумбии”, посвященной юбилею Чехова. В проспекте выставки перечень действующих лиц и исполнителей: “в роли трости А.П. – палка-трость актрисы М.М.Блюменталь-Тамариной, в роли портсигара А.П. – портсигар актера Д.Н.Орлова, пенсне А.П. – пенсне актера Н.П.Падарина, в ролях шляпы и ботинка А.П. – предметы, владельцы которых пожелали остаться неизвестными…”.
Все “исполнители” предоставлены музеем. Как и копия макета мхатовской “Грозы” 1949 года. Однако в окна павильона можно увидеть панораму-пейзаж с полями и лесами, сделанную специально для экспозиции.
“Камень, ножницы, бумага. Попытка музея” – первая часть проекта арт-директора МВО “Манеж” Марины Лошак (ныне ставшей директором Музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина). Идея рассказать о театре новыми средствами лежит в основе выставки, которая, по замыслу создателей, должна быть интересна всем. Недаром в первые дни Дмитрий Крымов проводил экскурсии для детей. Детям здесь понравилось. Кстати, работа с юной аудиторией – одно из приоритетных направлений Бахрушинского музея.

Спектакль “Как вам это понравится по пьесе Шекспира Сон в летнюю ночь” Крымова был включен в программу Чеховского фестиваля (напомним, что “Сон” и “Тарарабумбия” – копроекты Лаборатории и Чеховского).

Совсем не случайно родилась программа “4 o’clock с Дмитрием Крымовым и Мариной Давыдовой” – цикл встреч в рамках главного летнего театрального события. Названия этих дискуссий говорят сами за себя: “Что такое шарлатанство в искусстве?”, “Театр и его границы: где они сегодня проходят и есть ли они вообще?”, “Театральное образование: чему и как учить сегодня режиссеров, актеров, сценографов?”. Темы животрепещущие.
Одно из последних мероприятий прошло 3 июля в день рождения А.В.Эфроса. К этому дню приурочили две презентации – книги Виктора Березкина “Дмитрий Крымов. Театр Художника. Книга о лаборатории” и собрания записей (5 дисков) “Анатолий Эфрос. Сочинитель. Работы на телевидении и радио. Бахрушинская серия. Жизнь замечательных людей отечественного театра” (под редакцией Н.М.Скегиной).
Петр ЭРМАНС
«Экран и сцена» № 14 за 2013 год.
Print Friendly, PDF & Email