Одесса простила географа, который глобус пропил

• Кадр из фильма “Вечное возвращение”НАГРАДЫ IV ОДЕССКОГО МЕЖДУНАРОДНОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ

Гран-при “Золотой Дюк” (по результатам зрительского голосования) – фильму “ГЕОГРАФ ГЛОБУС ПРОПИЛ”, режиссер Александр Велединский.

Лучший фильм – “ГЕОГРАФ ГЛОБУС ПРОПИЛ”.

Лучший режиссер – РИТЕШ БАТРА (“Ланчбокс”, Индия/Франция/Германия).

Лучшая актерская работа – ЛИКА БАБЛУАНИ и МАРИАМ БОКЕРИЯ (“В цвету”, режиссеры Нана Эвктимишвили и Симон Гросс, Грузия/Германия/Франция).

“Золотой Дюк” за лучший украинский полнометражный фильм – “ПАРАДЖАНОВ”, режиссеры Серж Аведикян, Елена Фетисова (Украина/Франция/Армения/Грузия).

“Золотой Дюк” за лучший украинский короткометражный фильм – “ДОРОГА”, режиссер Максим Ксенда (Украина).

Приз жюри ФИПРЕССИ лучшему украинскому полнометражному фильму – “КРЕДЕНС”, режиссер Валентин Васянович.

Приз ФИПРЕССИ лучшему украинскому короткометражному фильму – “УРОКИ УКРАИНСКОГО”, режиссер Руслан Батицкий.

“Золотой Дюк” за вклад в киноискусство – Эмиру КУСТУРИЦЕ.

Фестиваль, кажется, до последнего дня не терял надежды добыть для своих зрителей получившую Золотую пальмовую ветвь “Жизнь Адель”, пусть даже, хоть и немножко смешно звучит, как в Канне, то есть не вполне завершенную. Не удалось. “Так что же, прикажете плакать? Нет так нет” (это из Иосифа Уткина, кто не помнит). Собралось и 19 картин в конкурсную программу, и 13 гала-премьер, и три украинские гала-премьеры, неделю показывали российское кино, провели фестиваль фестивалей, ретроспективы Майкла Уинтерботтома и Сергея Параджанова…

Об отборщиках нельзя не сказать доброго слова. Ни в одной из программ практически не было проходных, пустых сеансов. Публика, что называется, валом валила. Не только в залы, но и на ставшие популярными лестничные показы. Лестничные в самом что ни на есть прямом смысле. Ежевечерне массы народу заполняли Потемкинскую и Ланжероновскую лестницы. Тут были фильмы, встречи с приглашенными гостями, а уж концерт Эмира Кустурицы – непонятно, как такое мощное сооружение, без ущерба пережившее могучую эйзенштейновскую массовку («Броненосец “Потемкин”»), не провалилось в море или катакомбы под неудержимым натиском влюбленной публики. Кустурица порадовал зрителей на торжественном открытии фестиваля, принял приз, статуэтку “Золотой Дюк” за вклад в киноискусство, дал концерт со своим The No Smoking Orchestra и тут же уехал, успев сказать, что Одесса для него привлекательна особенно: Бабель. Это его первая русская книга. Получается, Одессу сегодняшнюю он вряд ли увидел.
Может, кому-то нравится, когда приезжие – туристы, гости, участники всякого рода съездов и конференций – восторгаются незнакомым городом. В большинстве случаев – красотой, современностью, сопоставимостью с лучшими городами Европы или даже всего мира. А уж Одессу мало кто считает незнакомым. Кто же не знает – Молдаванка и Пересыпь, бульвар Французский весь в цвету? Еще, конечно, Дерибасовская и пляжи, но Фроим Грач, безусловно, главнее Дюка де Ришелье и может сравниться разве что с Гоцманом.
Между тем, “до без царя и немного после” (хоть и не про Одессу тем же Уткиным сказано, но выразительно и подходяще) Одесса как раз и была европейским городом, замечательно построенным, с толковой планировкой, с красивыми домами (пока их помнят и до сих пор называют по именам архитекторов и владельцев); с улицами, которые не поражали, а спокойно радовали глаз; с городскими парками и, действительно, бульварами. Знаменитые дома превращаются в руины, дороги (особенно почему-то тротуары) разбиты, растут общераспространенные (в Европе, Азии, за океанами) небоскребы и помпезные здания-дворцы, уничтожены культурные центры. Само собой, практически не осталось кинотеатров. На девять июльских дней Театр музкомедии становится фестивальным дворцом, а далеконько от него располагается фестивальный центр – в двухзальной (516 и 184 места) “Родине”, каким-то образом сохранившейся.
Открытие и закрытие – в ранге больших событий, которые, так уж с давних времен повелось, до нынешнего развала, проводятся в знаменитом одесском Оперном. Если на одном из этих торжеств намеревались показать “Жизнь Адель”, возможно, не получилось бы того естественного обрамления, которое создали два достойных, добротных фильма – “Не угаснет надежда” (США, режиссер Джеффри Чендер) и “Замок в Италии” (Франция, режиссер Валерия Бруни-Тедески).
Зрители явно разошлись в оценках. Уже и публика среднего возраста не воспринимает Роберта Редфорда как актера мирового уровня, на которого интересно смотреть. Да, припомнили Хемингуэя, причем не фильм с Энтони Куинном, а саму повесть, но не слышно было ни одного названия с Редфордом. Телевидение, наверное, не показывает ни “Аферу”, ни “Погоню”, ни “Из Африки”, весьма успешные когда-то. Странно, но отнюдь не взрывную картину Валерии Бруни-Тедески принимали вполне доброжелательно. • Роберт Редфорд в фильме “Не угаснет надежда”
Ждали зрители Хабенского, почти что нетерпеливо, по случаю фильма “Географ глобус пропил” Александра Велединского . Чем-то он захватил сердца народа. Не исключено, что и одноименный роман Алексея Иванова прочитан и одобрен публикой. В общем, успех на “Кинотавре” закреплен такой же высшей наградой ОМКФ.
Лика Баблуани и Мариам Бокерия разделили приз за лучшую женскую роль. Время действия фильма “В цвету” (режиссеры Нана Эквтимишвили и Симон Гросс) 1992 год. Трудно говорить о достоверности или недостоверности, когда место действия вроде недалеко и знакомо, и более-менее понятно, что там происходит последние 20 лет. Слышали, читали, даже приходилось бывать в Тбилиси. Но это совсем не обязательное условие для ощущения правды на экране. А его почему-то не возникает. Смотришь Иоселиани – и в голову не приходит усомниться. А тут – приходит. Но не даешь себе воли укрепиться в таком восприятии. Вполне можно и ошибиться.
В Тбилиси неспокойно, стрельба, длинные очереди за хлебом. Люди скопом бросаются на каждого, кто старается очередь обойти. Ни один человек не пытается защитить другого, когда на того озверело нападают. Вроде за грузинами такого не водится. Однако, думаешь, режиссеру лучше знать, как оно на самом деле бывает. И вдруг: девочки (будущие призеры) секретничают и, чтобы их не услышали, открывают водопроводный кран до отказа, и мощная струя воды, действительно, заглушает их слова. И тут вспоминается, из записок Алеся Адамовича. Как-то ему пришлось указать на ошибку Василю Быкову, с которым он был дружен, относился с уважением и высоко ценил. У Быкова было написано, что бутылку не то с бензином, не то с какой другой гремучей смесью закрывали бумажной затычкой. Это очень досадная ошибка, заметил Адамович. Бумага у партизан была дороже золота, никто не позволил бы себе так ее использовать. Вот и вода в Тбилиси чуть не до 2000-х была отчаянным дефицитом, то есть в дома она практически не попадала. Иоселиани таких промашек в фонах не допускает, и смолоду они у него не проскакивали.
На правду претендует, прямо в названии, российский фильм Виктора Шамирова “Игра в правду”. Видимо, тут главное слово игра. Причем театрального режиссера. Ничего необычного. Нередко театральность успешно служит киноприемом. Сколько угодно тому примеров. Только вот нисколько не интересна вытаскиваемая бывшими друзьями друг у друга правда. Начинается с вопроса про мастурбацию, кончается возвращением настоящей любви утратившими теплокровность персонажами. Наверное, и так может случиться.
Куда занимательнее непритязательная история, показанная Софией Коппола (“Элитное общество”). Впрочем, может, она, история, и притязает – на обличение. Скорее всего, некий социальный смысл в ней содержится. Два мира – две молодости. Одни крадут, хотя бедствуют не особенно; другие даже не замечают, что их обворовали. С одной стороны, вроде Пепе, утверждавшего, что если от многого берут немножко, это не кража, а просто дележка. Да и обчистили-то тунеядцев, взяли не ими заработанное. С другой стороны, нарушение закона не должно пройти безнаказанно. Один раз грабанул – год, два – два, три – три, четыре – четыре. Одни отсидят в нежестких условиях, другие продолжат бездумное существование. А для зрителей – развлечение. Смешная чужая жизнь. У нас совсем не так.
Жюри актерский приз решило отдать за исполнение женской роли. Интересно: выбрало бы оно Йосси Поллака и Йорана Гаона (“Орлы, режиссер Дрор Сабо), если бы награждало за исполнение мужской роли? Фильм начинается с того, что двое ворчливых стариков, не дряхлых, но отслуживших свое, ежедневно встречаются в кафе и не столько вспоминают старое, сколько раздражаются на новое. Главным образом, молодежь не такая. Ну и списание их в тираж тоже возмутительно. Так они попивают свое пиво и расходятся по домам. Один к жене, другой живет один. Он бабник, потому что ему все равно, с кем вступать в отношения, любая женщина – не та, которую он навсегда полюбил в молодости. Не болтать же им полтора часа, что-то должно было случиться. Разнузданные молодчики сбили женщину, да и были таковы. Холостяк происшествие ушами прохлопал, женатый принимается ее искать. Она, естественно, окажется той самой. Много сообразительности не надо, чтобы это угадать. Только развивается давняя любовная история нетривиально, и оканчивается трагически. Большая национальная история захватывает людей, не спросив на то их охоты или согласия. Личная жизнь человека ей не нужна, он нужен ей весь, без остатка.
Лучшим украинским полнометражным фильмом жюри признало игровую картину “Параджанов” Сержа Аведикяна и Елены Фетисовой. Лучший украинский короткометражный фильм – “Дорога” Максима Ксенда.
Не меньший интерес, чем конкурсная, как на всех фестивалях, вызывали другие программы. Тут была и последняя картина Киры Муратовой “Вечное возвращение”. Кира Георгиевна сказала, что фильм ей нравится, а как он покажется зрителям, ее уже, в общем, не особенно занимает. Муратова часто так говорит, но на этот раз – почти благодушно, на шутку похоже. И это правильно. Картина-то, если присмотреться, смешная. Изобретательная, как все у мастера, проблемная, если задаться целью проблему от себя сформулировать, но ситуация, придуманная режиссером, – клетка живого организма, по-настоящему живого, неподдельного.
Среди зрителей встречались такие, у которых было намерение посмотреть один-единственный фильм – нет, не про географа-пропойцу, а “Показательный процесс: история Pussy Riot” (режиссеры Максим Поздоровкин и Майк Лернер). В одесском телеэфире не много российских каналов, значит, кто-то скачал из Сети, кто-то знает газетные публикации, теперь вот, как в Канне, увидели материал, собранный в авторскую версию. Фильм был обещан – фильм ждали – фильм получили. Одесский фестиваль выполнил многое из того, что обещал.
К “Золотому Дюку”, родившемуся в 1988-м и возрождавшемуся в 90-е и 2000-е, он совсем не имеет отношения. Сохранилось только название приза. Оно и вправду красивое.

Вера ИВАНОВА
«Экран и сцена» № 15 за 2013 год.
Print Friendly, PDF & Email