Юлия ТУПИКИНА: «Сначала мы были просто ртутными градусниками»

Юлия ТУПИКИНАПремьера “Маленькой Ремарки”, новой номинации конкурса драматургии “Ремарка”, куратором которой выступает драматург Юлия Тупикина, стала поводом поговорить о современной драматургии, творческом процессе и о том, как важно прислушиваться к себе и быть немного дайвером. Беседу ведет член редколлегии журнала конкурса “Ремарка”, драматург, переводчик и сотрудник литературной части Александринского театра Елена Сылова.

 

– Зачем нужен еще один драматургический конкурс?

– Это не совсем так. “Ремарка” одна, а “Маленькая Ремарка” – новая номинация в этом конкурсе. Она будет заниматься пьесами для детей и подростков. Мы хотим помочь театрам стать модным местом среди подростков, начать формировать своего зрителя с его младенчества. В общем, надеемся найти новые талантливые пьесы для детей и юношества, чтобы режиссеры не искали их среди лавины всех прочих пьес, чтобы у них имелось что-то кроме “Чучела” и “Алисы в Стране чудес”. Я постоянно слышу жалобы на то, что подросткам нечего смотреть в театре, а с маленькими детьми надоело ходить на “Машу и медведя” и “Три поросенка”. Я как мать готова это подтвердить – нафталин привлекает далеко не всякого зрителя, есть много тех, кто и рады бы прийти, но в репертуаре для них ничего нет. Так вот, теперь будет: наш конкурс найдет и предоставит. В то же время драматурги жалуются, что некуда посылать свои пьесы для подрастающего поколения, что они не нужны, а значит, и в новых нет смысла.

– Какие пьесы для детей и подростков нужны современному театру?

– Талантливые, передающие современный дискурс, освещающие сегодняшние проблемы. Те, которые могут конкурировать с анимационными и прочими полнометражными фильмами, доступными в кинотеатрах. Театр может соревноваться с кино, и хороший театр именно это и делает. На конкурс мы бы хотели получить не скучные сценарии новогоднего утренника, а свежие, острые тексты, где отражено наше время с его современными интонациями, вызовами.

– Чем “Маленькая Ремарка” отличается от других конкурсов пьес для детей и подростков?

– Такие конкурсы были, но теперь о них не слышно. На сегодняшний день ниша пустая, и нам почти не с кем сравнивать шорт-листы. Да и не в конкуренции дело – мы просто хотим, чтобы театры и режиссеры могли найти то, что им захочется превратить в спектакль. Для этого мы привлекли много талантливых людей, они будут читать и выбирать, проделывать большую работу на волонтерских началах: “Ремарка” – абсолютно независимый проект, не имеющий постоянного финансирования, и в эксперты приходят настоящие энтузиасты и любители современной драматургии. Это молодые режиссеры, театроведы, завлиты, драматурги, педагоги и даже один психолог. Мы горды, что к участию удалось привлечь фестиваль театрального искусства для детей “Арлекин” в лице его директора Марины Корнаковой, она войдет в жюри. Еще один фестиваль – “Гав-рош” – в лице директора Ольги Савельевой тоже примет участие в отборе. Я очень рада, что и Алексей Гончаренко, главный специалист Кабинета театров для детей и театров кукол СТД, тоже с нами. И потрясающая удача – знаменитый прозаик Роман Сенчин согласился принять участие в “Маленькой Ремарке”, взгляд писателя, его чутье высоко поднимают планку.

Что касается нашей уникальности, то она заключается в том же, в чем и уникальность большой “Ремарки”: финал конкурса проходит каждый год в новом регионе.

– Расскажите, пожалуйста, о своей работе отборщика на “Ремарке”. Что вы искали на конкурсе? Каковы были критерии?

– Как и все ридеры, я искала интересные тексты – интересные с точки зрения характеров, языка, конструкции, актуальности темы. Мне кажется, задача современных драматургов – быть в контакте со временем, уметь почувствовать его, поймать и показать нам. Но поймать удается не всем, более того, не все ставят перед собой такую цель. Много текстов могли быть написаны 10 лет назад, даже 20, 30, 50 – какие-то странные пьесы со случайным набором персонажей, из какой-то не сегодняшней жизни, и даже вовсе не из жизни.

– Какие пьесы на “Ремарке” 2017 года вы можете отметить?

– Я для себя недавно открыла нового драматурга – это Алексей Житковский из Нижневартовска. “Лета.Док” – первая пьеса, что я у него прочла. Обычно документальные пьесы читать скучновато, но эта захватывает как триллер – борьба одних горожан за установку памятника жертвам политических репрессий, а других – против. Мне кажется, эта дискуссия в наше время приобрела небывалую остроту, и автор мастерски передает ее. На “Ремарку”-2017 Алексей прислал пьесу “Дятел”, она вошла в лонг-лист, но не прошла дальше. Вообще, жалко было, что несколько хороших пьес, за которые я болела, не оказались в шорт-листе. Так вот, “Дятел” – трагикомедия, она о человеке, решившем выйти из системы. Он порвал с работой в нефтянке, развелся с женой, продал квартиру и стал бомжом, а потом умер. Смешно и грустно, как фильмы братьев Коэнов.

– Что вам дает этот конкурс?

– Забирает много времени, но предлагает какой-то срез, видно, что хотят сказать люди из разных частей России, Украины, Беларуси, Казахстана и даже русскоязычные эмигранты с других континентов. Если же у фестиваля появится настолько большой бюджет, чтобы привезти ридеров, то это даст мне радость встреч и общения с единомышленниками.

– Каков процент пьес, сотканных из блогов-чатов-инстаграмов? Есть ли интернет-интервенция в текстах современных авторов?

– Граница между блогом и пьесой стертая, ваш блог может быть готовой пьесой – кто вам запретит? Кто запретит вам делать из вашей жизни искусство? Процент тут не прикинешь.

– Можно ли и нужно ли определять сценичность пьесы?

– Мне кажется, не стоит себя ограничивать этим вопросом, если хочется заниматься искусством и поис-ком. Нужно задумываться об этом, если есть задача заработать, написать такую пьесу, чтобы пожаром прошла по стране.

– Как определяется тема будущей пьесы?

– Лучше всего писать о том, что волнует. Для этого надо быть в контакте с собой, прислушиваться к себе и слышать себя. Второй этап, когда тема найдена, слушать других – внимательно изучать прототипы, собирать информацию, наблюдать жизнь.

– В одном интервью вы сказали, что драматург – это специальный считывающий прибор, у него есть глаз, ухо. Какие задачи стоят перед драматургом как перед таким особым прибором? И что это за прибор – он измеряет артериальное давление общества или свое?

– И то, и то. Выдающийся писатель (в том числе драматург) – это большой сенсор, тонометр, глюкометр, кардиограф и даже МРТ. Нам надо стремиться стать МРТ, в этом наша эволюция – все мы сначала были просто ртутными градусниками.

– Что должен уметь классный драматург?

– Он должен уметь ловить время, создавать живых персонажей (это содержание) и предлагать нестандартные архитектурные решения (это форма). Он должен, как дайвер, нырять в глубину человеческой души и обстоятельств жизни и уметь, как серфер, стремительно скользить по поверхности нарратива, увлекая наше, читательское и зрительское, внимание. Он должен дарить нам свободу. Его тексты должны быть лекарством, помогать нам строить из хаоса нашей сумасшедшей жизни какой-никакой космос, давать нам надежду, говорить правду о нас, служить честным зеркалом, задавать нам неудобные вопросы. Быть классным драматургом непросто, но нам же не зря платят деньги.

– Есть ли такая установка – создать текст как вызов для театра?

– Есть, но не у всех. Я не стремлюсь удивить театр, я только хочу удивлять себя в процессе сочинительства – чтобы лично мне не был скучен процесс писания. Я думаю, мало кто из драматургов сознательно хочет изумить театр, скорее, есть потребность выразить себя и стать голосом времени, поколения.

– Поговорим о драматургии будущего. Возможны ли еще какие-то открытия новых средств выразительности языка и текста?

– Да, возможны и происходят, все это невероятно интересно.

– Расскажите о других конкурсах, в которых вы участвуете как эксперт и как драматург.

– Как эксперт я только читаю ДНК (драматургический конкурс в Красноярске, локальный), но в этом году его нет. А как автор я шлю свои пьесы на “Любимовку” (это мой любимый фестиваль), ну и на все существующие конкурсы по возможности.

– Может ли драматург прожить на гонорары от театральных постановок?

– Я знаю двух человек, которые так и делают, но, может, их больше, никто же не показывает выписки с банковских карт. Это нелегко, поэтому многие уходят в сериалы, куда попасть тоже непросто, я вот много лет пытаюсь, пока не получилось.

– Зачем вам в жизни понадобился театр?

– Для самовыражения. Моя главная задача в жизни – на 100% выразить себя, не на 50 и не на 99. Само-выражение не бывает без роста, ты выращиваешь себя как человека, это стиль жизни. Кто-то действует через благотворительность, религию, науку, а я через искусство.

С 1 октября «Ремарка» (remarka-drama.ru) принимает пьесы на конкурс.

Беседовала Елена СЫЛОВА

«Экран и сцена»
№ 17 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email